«Не принимаете?! Тогда и меня увольте, потому что ростом не вышел!»

«Не принимаете?! Тогда и меня увольте, потому что ростом не вышел!»

Совсем скоро Южуралмашзавод  отметит свой 75-летний юбилей. Пользуясь случаем, мы решили рассказать о старейшем работнике предприятия. Владимир Константинович Осколков замечательный собеседник – говорит эмоционально, бодро и интересно, несмотря на то, что ему за 80. 

Владимир Константинович – свидетель строительства и развития ЮУМЗ, один из тех немногих сегодня заводчан, кто работал на нем в годы Великой Отечественной войны и  может рассказать о том времени. 

Восемь месяцев находился Владимир Осколков вместе с сестрой Валентиной и мачехой (отец спешно женился перед уходом на фронт) в оккупации на Украине. В марте 1943 года пришло освобождение. А в июне мачехе принесли повестку из военкомата: по мобилизации она должна была ехать в Оренбургскую область, в Орск, на строительство нового завода. 

Паровоз, на котором они должны были уехать, разбомбили. Люди ждали сутки, пока его починят, потом отправились в путь. В вагоне нары в три этажа и печка – вот и все удобства. В августе приехали в Орск. Состав загнали в тупик. Рядом был базар. Мальчишка впервые увидел здесь верблюдов, ишаков и, что особенно бросилось в глаза, много людей в полосатых узбекских халатах, продающих урюк и толкан (толченый овес). Днем стояла жара, ночью – первые заморозки. На пустыре (сегодня это территория школы № 1) развернули армейские палатки на 24 человека каждая, сюда и поселили приехавших, но потом в них стало невыносимо жить – замерзали. К ноябрьским праздникам переселили в барак. Володе уже исполнилось 13 лет, но выглядел он на 9, поэтому не взяли во вновь открывшееся ФЗУ, где обучали станочников и строителей. Соседи посоветовали идти учеником на завод. Пришел парнишка к начальнику цеха Ивану Константиновичу Алексееву. Был тот худой и черноволосый, внял просьбам Осколкова и дал согласие на то, чтобы мальчишка стал учеником слесаря, но нужно было одобрение отдела кадров. Туда пришел, а те ни в какую: «Дите не возьмем. Потом из-за тебя переживай – кругом горячий металл». Дошли до директора завода. В то время им руководил Л. Бебенин, был он небольшого роста и особой полнотой не отличался. «Не принимаете?! Тогда и меня увольте, потому что ростом не вышел!» – заявил он кадровикам и дал указание взять мальчишку на работу. 27 ноября приняли Володю учеником слесаря 3 разряда с зарплатой в 650 рублей. Некоторые работники ночевали прямо в цехе, спали за печами: у кого и дома-то толком не было, кому-то далеко было добираться, а вагоны и ночью прибывали, надо было их разгружать. Володя и слесарил, и инструмент выдавал, а потом еще и маркировал детали, которые кузнецы ковали. Один раз попробовал – получилось, так потихоньку и вменили в обязанность. Присматривался он и к работе кузнеца, помогал, когда требовалось, в подручных у того сын был, с грубой работой справлялся, а вот с тонкой не очень. 

Валентина решила, что хватит брату работать, отец мечтал, что сын станет инженером, надо учиться. Записался в школу № 8 снова в 5 класс, который не окончил во время оккупации. Жили с сестрой впроголодь, дотянул парень до 7 класса, а в 1947 году вновь вернулся на завод. Поставили на пилу резать заготовки. Трудился на новом термическом участке до 1953 года, пока не призвали в армию. Попал в челябинский танковый полк. Были мысли остаться в большом городе, работать на Челябинском тракторном. А тут как раз письмо с завода пришло: возвращайся, ты нам нужен, ждем. В октябре 1956 года демобилизовался, приехал в Орск, а через неделю уже вышел на работу в цех. Прошел год, назначили мастером, через год – старшим мастером. Так и трудился до выхода на пенсию – добросовестно, ответственно, честно.

Светлана Фурман. Фото Дмитрия Бикбова

comments powered by HyperComments

Последние новости

Мнения