Разместить рекламу, поздравление, соболезнование
можно по телефону(Viber, Whatsapp) 8-922-87-26-626

Не перенять ли нам кубинский опыт по раздаче электорату башмаков?

В субботу я случайно повстречал на почте директора департамента по управлению персоналом «Орскнефтеоргсинтеза» Исаева, заполнявшего какие-то бланки. Поздоровались. - Ну, что, Виктор Андреевич, в завтрашних выборах на победу рассчитываете? – полюбопытствовал я, имея в виду то, что по одному из округов выдвигается генеральный директор ОАО «ОНОС» Пилюгин. - Это как народ решит, - дипломатично отвечал Исаев. На том мы расстались, пожелав друг другу и выдвиженцам от наших коллективов воскресной удачи. Мужик, слышавший этот минутный диалог и выходивший со мной на улицу под моросящий, нудный дождь, плюнул под ноги и с русской прямотой объявил ни к кому конкретно не обращаясь: «Хрен вам на эти выборы кто пойдет!». И оказался прав.Всю ночь с 25 на 26 марта, практически – до самого утра, Орск не знал, состоялись ли выборы по пяти из шести округов или нет. Полная ясность была лишь по 44-му округу, где заветный 25-процентный барьер явки избирателей, необходимый для признания выборов состоявшимися, был преодолен еще воскресным вечером. По остальным округам ничего определенного не было известно еще несколько часов. Сверяли списки, подсчитывали, выверяли до самого последнего избирателя, выстукивая на калькуляторах цифры в надежде на то, что на экране появятся так необходимые десятые и сотые доли процента... Не появились. К шести утра стало ясно, что нас ждут перевыборы – такое мы уже проходили в 94-м году.
Причина проста, как чистый избирательный бюллетень: орчане в массе своей предпочли провести выходной в кругу семьи, не отвлекаясь на такие «мелочи», как выборы депутатов Законодательного собрания области. Почему? Сейчас, когда позади трехнедельный предвыборный газетный марафон и бессонные сутки с 24 на 25 марта, наполненные общением с избирателями, членами комиссий, штабов кандидатов в депутаты, есть смысл попробовать найти ответ на этот совсем непростой вопрос.
Начнем с предвыборной гонки. В отличие от областного центра, где PR- технологии нынче перекрасились из традиционного черного в кроваво-красный цвет (вспомните нашумевшую историю с выпуском фальшивой институтской газеты, повествующей о якобы доведенных преподавателями до самоубийства студентах) и дошли до сенсационного секс-скандала в стенах обладминистрации (!), у нас, к счастью, обошлось без грязи. Уточним: без большой грязи. В горизбирком поступила всего одна жалоба. В 44-м округе состоялся негромкий судебный процесс между кандидатами. Столбы украсили несколько листовок оскорбительного содержания, произведенных какими-то подпольщиками. И все. Никакой однополой любви, порочащей кандидатов, никаких процессов с вмешательством прокуратуры и шокирующих заказных разоблачений в людоедстве… Это настраивало на мажорный лад и радовало особенно после той последней чернушной компании по выборам мэра, которую невозможно забыть и сейчас, год с лишним спустя. Вместе с тем, доверенные лица некоторых кандидатов, приносившие в редакцию «ОХ» политическую рекламу, уже в начале марта делились тревожной статистикой: судя по их опросам, лишь 90 горожан из 300 собирались прийти на участки. ВЫБОРЫ ИЗНАЧАЛЬНО БЫЛИ ПОД УГРОЗОЙ СРЫВА! Не знаю, ведал ли о такой раскладке горизбирком и власти Орска, кровно заинтересованные в том, чтобы город получил достойное представительство в Собрании. Факт: в этом году никто не озаботился явкой избирателей на участки. Где листовки с призывами «Все на выборы!»? Где персональные приглашения, разбросанные по почтовым ящикам? Где плакаты и видеоролики на тему: "Дополнительные выборы - это дополнительные деньги из кошелька налогоплательщиков"? В итоге дошло до смешного: судя по предварительным подсчетам, на отдельных участках для признания выборов состоявшимися, не доставало… семи или даже пяти голосов! А по всему 41-му округу, например, до полной явки не хватило лишь 0,92 процента! Их, наверняка, можно было получить с помощью хорошо продуманной и осуществленной агиткампании, не балансируя на грани перевыборов. Что же мы имели в действительности? За сутки до голосования я с трудом разглядел на двери подъезда своего дома бумажку величиной с трамвайный билет, в которой значилось, где и когда меня ждут, как избирателя. Больше – ничего. А иные и таких бумажек не увидели. Зато на пути к участку красовалась листовка партячейки, активно использующей в своих прокламациях ненормативную лексику. Листовка с рисованным Ильичом, выворачивающем фигу, призывала голосовать против всех кандидатов. У партийцев деньги на такую «агитацию» нашлись, у города - нет.
Создается впечатление, что эти выборы по большому счету просто пустили на самотек, лишив ответственных за их проведение главного – средств, следовательно, – возможности для полноценной работы. К 18 часам 24 марта, когда стало ясно, что лишь в 44-м округе есть явка, один уважаемый председатель окружной комиссии в сердцах изрек: «При таком финансировании скоро на выборы совсем никто не станет ходить!». Вот почему меньше всего сегодня хочется бросать комья весенней грязи в сторону избиркома, стесненного в финансах так, что не позавидует и горемыка-бюджетник. Хотя, вопросы к избиркому все-таки остаются. Почему по-прежнему используются непонятно какие списки с «мертвыми» душами? Когда избиратель, заглядывая в листы, перестанет удивляться: «Ой, а этот человек уже давно умер, а этот два года как в тюрьме срок мотает!»? Сколько же на самом деле у нас избирателей?!
И все-таки главная причина неявки (ведь даже пресловутые 25 процентов, до которых мы не дотянули, это очень и очень мало!), думается, в другом. Смурная воскресная погода, как кое-кто уже успел заявить, здесь ни причем. Просто народ озлоблен. Народ никому и ни во что уже не верит. Недавние увеличения платы за коммунальные услуги, энергоносители, практически повсеместное повышение цен на товары и транспорт, введение пятипроцентного налога плюс непонятные метаморфозы с хилым бюджетом, - все это так или иначе породило апатию, разочарование, пессимизм. Фактическая неявка орчан на выборы - это прежде всего выражение недоверия исполнительной власти, не сумевшей в первую очередь наладить жизнь горожан и укрепить их веру в лучшее будущее, а во вторую - элементарно подготовить и провести эти самые выборы на должном уровне. Случайно ли, что самая низкая явка – 20, 53 процента - была в том округе, по которому в числе других претендентов выдвигался ныне действующий мэр?
Помню, как на лекциях по новейшей истории университетский профессор рассказывал об организации выборов на нищей Кубе времен диктатора Батисты. Каждому избирателю вполне официально выдавали по одному башмаку. Второй ботинок избиратель получал только после того, как явится на участок и проголосует. Похоже, нам пора присматриваться к бессмертному кубинскому опыту и в самое ближайшее время заказывать крупную партию обуви.

Обсудить материал

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.