Разместить рекламу, поздравление, соболезнование
можно по телефону(Viber, Whatsapp) 8-922-87-26-626

Когда Петр Петрович Петькой был и на переменах втихаря курил…

Для всякого человека, будь он хоть трижды знаменит и четырежды гений, воспоминания о школьных годах чудесных навевают самые неадекватные мысли, и особенно в канун Дня учителя людей тянет на откровения. И выясняется вдруг, что уважаемый руководитель уважаемого ведомства никак не мог выпилить лобзиком фигуру зайчика и числился в списке отстающих по трудовому воспитанию, гендиректор акционерного общества терроризировал симпатичных девчонок из параллельного класса, а бизнес-леди, сколотившая немалый капитал на торговле недвижимостью, оказывается, схлопотала неуд по поведению за то, что явилась на линейку без пионерского галстука … А что же известные люди Орска? Они не являются исключением! Сегодня свои школьные тайны открывают личности, которых знает весь город.ВИТЯ ТРИШЕЧКИН СТРЕЛЯЛ ПО ВСЕМУ, ЧТО ДВИЖЕТСЯ
Виктор Артемович Тришечкин сейчас руководит расчетно-кассовым центром. Но шел он к ответственной должности долго. Достаточно сказать, что для этого ему пришлось сменить три школы. Таковы были обстоятельства, поскольку условия села не позволяли учиться в одном и том же учебном заведении. Говорят, суровость реальной действительности заставляет быстро взрослеть. Не тут-то было. В девятом классе Витек, как и все его товарищи, стрелял по всему, что двигается, из резинки. И однажды нечаянно угодил в глаз соседке по парте. Ту увезли в больницу, а стрелку сказали: «Придется тебе, парень, теперь на изувеченной девчонке жениться». Виновник происшествия страшно переживал, поскольку особого расположения к ней не питал. Оставалось крепко жалеть о содеянном и раскаиваться. Правда, потом все обошлось: зрение пострадавшей восстановилось полностью.
Тот случай на успеваемость проказника не повлиял. Оценки он получал по-прежнему, в основном, только хорошие. Любимым предметом являлись математика и физика. Прямая заслуга здесь Ивана Яковлевича Грачева, который научил Тришечкина уважать точные науки еще с первого класса. Потому и факультет он выбрал в институте соответствующий, а расчетно-кассовый центр ныне функционирует надежно и бесперебойно.

ГЕНА ТОМБЕРГ ВЫХОДИЛ ИЗ КЛАССА ЧЕРЕЗ ОКНО
Командиру самого боевого подразделения региона – ОМОН при УВД Орска «Барс» - полковнику Геннадию Николаевичу Томбергу - со школой (а учился он в городе Кохтла-Ярве тогда еще Эстонской ССР) не слишком повезло. Потому что… там работала учительницей его мама Клара Денисовна. И обо всех «подвигах» сына она узнавала в первую очередь. А назвать будущего омоновца пай-мальчиком было бы слишком большим преувеличением. Набедокурил он однажды на уроке. Слышит – по школьному коридору цокают знакомые каблучки – идет мама. И точно, в класс заходит Клара Денисовна. Дети встали - сели… «Ну-ка, Генка, иди сюда», - требует мама. «Не пойду», - отвечает Генка и залезает на подоконник. «Нет, иди!», - настаивает родительница. Томберг открывает щеколду и выдвигает ультиматум: «Только сделай шаг – прыгну!». Мама делает шаг и сын… прыгает в окно! Правда, класс находился на втором этаже и дело было зимой, но все-таки! Не во время ли таких смелых прыжков закалялся характер офицера-спецназовца? А вообще, ученик Гена Томберг очень любил историю, а еще – географию. Учителем географии в его классе был фронтовик со взрывным характером, к тому же – абсолютно лысый. Всякий раз перед началом урока он ставил кого-нибудь из пацанят в угол. Просто так, для профилактики. Было дело – поставил «на правеж» Вовку Артюшевского по прозвищу Артюха. Тот стоит себе в углу, играет шариком, привязанным к резинке - в ту пору все школяры ими увлекались. Еще одного пацаненка географ вызвал к доске и велел искать на карте то ли Тянь-Шань, то ли Новую Зеландию, короче, карту надо разглядывать в самом низу. Нагнулся ученик… «Ну, - злорадно подумал будущий милицейский полковник, - сейчас я тебе влеплю!». Геннадий Николаевич заряжает свою резинку с шариком металлической пулькой, прицеливается, стреляет и… Пулька со смачным шлепком врезается не в мягкое место соученика, а в лысину свирепого географа! Тот не сообразив, из какой резинки в него пальнули, со сноровкой бывалого фронтовика перехватывает указку за тонкий конец и толстым что есть мочи ка-а-а-к даст по башке ничего не понимающему Артюхе, играющему с резиновой безделушкой в углу! Дикий Вовкин крик до сих пор стоит в ушах командира ОМОН… «Я прекрасно понимал, что мать – учительница, неудобно и стыдно было перед ней, но почему-то всякий раз мне что-то такое необычное надо было придумать…», - вспоминает сейчас офицер.
Кстати, Кларе Денисовне Томберг недавно исполнилось 80 лет, она почти четыре десятилетия отработала в эстонской русскоязычной школе и ушла на заслуженный отдых лишь три года назад. Она жила школой, ее по-настоящему любили дети, и всякий раз первого сентября квартира Томбергов была завалена цветами едва ли не до потолка. Сам полковник, да будет вам известно, по образованию тоже педагог. Более того, он считает, что командир боевого милицейского подразделения должен быть больше педагогом, нежели юристом. Что такое учительский труд, Геннадий Николаевич знает не понаслышке, поэтому искренне восхищается теми учителями, которые, невзирая на тяготы сегодняшнего дня, остаются в строю, и склоняет голову перед этими мужественными людьми, играющими самую важную роль в формировании человека, как личности, и его нравственном воспитании.

САША ЖАРОВ ПЕЛ НА ТРОЕЧКУ
Известный музыкант, гитарист и вокалист, лидер старейшей в регионе группы «Орчане» Александр Жаров очень любил уроки математики и русского языка, и науки эти отвечали ему взаимностью – в свидетельстве об окончании школы по данным предметам у него стоит «отлично». А все благодаря учителям Лидии Васильевне Коркиной и Нине Федоровне Кропачевой, которых и поныне музыкант называет не иначе, как классными преподавателями. А вот по пению у будущего рокера была… тройка! Жаров орал так, что его даже не взяли в школьный хор. Учителей пения Саша повидал немало, они постоянно менялись, приходили один – с баяном, другой – с пианино, только оценивали его по самому веселому школьному предмету все без исключения на троечку. «Значит, не в учителях было дело, а во мне самом», - мудро рассуждает Александр по прошествии лет. В восьмом классе, когда надо было оформлять выпускное свидетельство, над ним сжалились и, чтобы не портить общую картину, вывели по пению четверку. И Жаров поступил в техникум. Там работал преподаватель литературы Евгений Андреевич Тимановский. Однажды, когда группа Жарова (в смысле – учебная, а не музыкальная), проходила творчество Маяковского, пацаны отыскали в библиотеке самую короткую «Интернациональную басню» этого автора и заучили. А потом один за другим на зачете рассказывали ее, чем довели преподавателя до белого каления. Зато и сейчас, Жаров без запинки может прочесть ту злополучную басню. А над Тимановским прикалывались по полной программе. Тот приезжал на «Жигулях» и, пока вел урок, группа Жарова, кряхтя и утирая пот, переносила «Жигуленок» на руках за здание технаря! Представляете, что чудилось Евгению Андреевичу, когда он выходил на крыльцо, а машина-то – тю-тю! Но и Тимановский, по воспоминаниям Жарова, был человеком с юмором. Однажды в назидание другим написал на доске: «Жаров – дурак» и выгнал Александра из класса…

ЮРА ПАНОВ ПОЛУЧИЛ ПОЩЕЧИНУ ОТ "ПЕТРА ПЕРВОГО"
Юрий Петрович Панов – руководитель театра-студии «Синяя птица» - пошел в школу на Украине в далеком 1946 году. Полтава переживала тогда нелегкие послевоенные времена. Его семья состояла из матери-учительницы и двух сестер. Жили впроголодь, перебивались, как могли. Тогда дети любили ходить в школу, тянулись к знаниям. Ни о каких прогулах не было и речи! Наоборот - стремились прийти пораньше, полить цветы, покормить птиц, выдраить доску, а то и покопаться на пришкольном огороде. Школа для мальчиков, которую посещал Юра, была наполовину сожжена после попадания вражеского снаряда. Пацанов стригли наголо, потому что свирепствовали вши, блохи и клопы. Всем выдавали форму, а вот с обувью были проблемы. Приходилось носить самую настоящую рухлядь, многие даже подвязывали башмаки веревками. Завтрак приносили с собой, у кого что было. Делились с друзьями. На обед детям давали по тоненькому кусочку хлеба с сахаром. Вкус казался райским!
Ярким впечатлением в памяти осталась карусель. У Панова и его друзей не было денег, чтобы на ней кататься. А хотелось. Карусель была механическая, и чтобы она работала, её должны были крутить несколько человек. Ребята договаривались с охранником: покрутят пять раз - и за это им разрешалось прокатиться.
Мальчишки, случалось, и шалили. Любили побрызгаться чернилами. Приходили к школе для девочек, пуляли в окошко из рогатки жеваными бумажками и записками. Вообще, с девчонками они дружили. Дожидались после уроков, чтобы вместе пойти домой, носили им портфели. Любимыми предметами были литература, география, история.
Большой след в жизни оставила первая учительница Галина Петровна Гармаш, дружба с которой продолжалась долгие годы. Удивительный человек, научивший своих воспитанников доброму отношению к людям. Еще в школьные годы Юра увлекся театром, принимал участие в художественной самодеятельности.
Семья переехала на Сахалин. Не может Панов забыть и учительницу математики, вернее, ее отвратительный поступок. Отвечая у доски, он что-то запамятовал и нечаянно вырвалось: "Господи, я забыл!". "Так ты веришь в Бога?!" - прокричала она грозно. И со всего размаху дала ему пощечину. Массивное кольцо впилось в щеку...
А класс был смешанный, то есть в нем были и девчонки... Имени этой учительницы он сейчас не помнит. Единственное, что осталось в памяти, она была женой крупного военачальника, имела могучее телосложение и носила прическу, напоминающую букли Петра Первого. А еще у нее были усы. Так ее и прозвали - Петром Первым.
Большую роль в выборе будущей профессии сыграла Клавдия Александровна Карпова-Аксольская, руководитель драматического кружка Дома пионеров. Она всегда в него верила, видела незаурядный талант и большое будущее. По сей день благодарен ей Юрий Петрович. В его жизни, считает он, все-таки было больше хороших учителей. И людей тоже.

ГАЛЯ ПРОНИНА (ГОЛЫШЕВА) - СПОРТСМЕНКА, ОТЛИЧНИЦА
Галина Степановна Голышева, заместитель главы администрации Ленинского района, была примерной во всех отношениях ученицей: активно участвовала в общественной работе, защищала честь родной школы N 49 на спортивных соревнованиях, и ее портрет не сходил с доски почета. Галя закончила класс вожатых, после чего поступила в педагогический институт на физмат, и хотя ее оставляли в Орске, она по собственному желанию поехала трудиться в сельскую школу. И лишь отработав положенное, вернулась в город и стала учительствовать в школе N 6. Да-а-а, были же такие сознательные девушки! Из школы Галину Степановну пригласили на партийную работу. Самые теплые чувства она испытывает к своим учителям – математику и классному руководителю Тамаре Михайловне Кирилловой, историку Василию Григорьевичу Рындину, завучу Евгению Ивановичу Антипину, но особенно признательна организатору внеклассной работы Марие Николаевне Антипиной (ныне она трудится во Дворце пионеров), которая сыграла большую роль в жизни Голышевой. А еще добрым словом вспоминает милейшего учителя немецкого языка Ивана Кондратьевича Баумбаха, на уроках которого дети позволяли себе шалости, получая за это колы… во всю страницу! После урока иностранного языка другим преподавателям оценки ставить уже было некуда. Кстати, своим коронным колом Баумбах, случалось, раскрашивал и дневник примерной девочки Гали Прониной…

«ВЗРЫВНИКА» ЮРУ ЕПИФАНЦЕВА НАРИСОВАЛИ В ПРОТИВОГАЗЕ
Неоднократный чемпион России среди боксеров-профессионалов и интернациональный чемпион Юрий Епифанцев с большой теплотой вспоминает свою первую учительницу Александру Ивановну Паскичеву. Она умела не только поддерживать в классе железную дисциплину (слышно было, как муха пролетает!), но и давала такой крепкий запас знаний, что малыши-перваши потом без труда осваивали программу средней школы. Кстати, когда герой ринга учился в пятом классе, переполненную школу решили «расселить», и Юрий оказался в новом учебном заведении. У пятиклашек что-то не сложилось с новой учительницей и они устроили акцию устрашения: смешали селитру, марганец и прочий взрывчатый материал, наделали бомбочек, дымовушек, и весь этот боезапас подпалили на уроке. Дымовая завеса получилась, как в войну – пацаны сами едва не задохнулись и от страха попрятались под парты. А учительница вызвала директора. Началось разбирательство, но никто никого не выдал – хотя, кого можно было выдавать, «отбомбились»-то все без исключения! Зато чуть позже в школе появилась стенгазета, в которой класс Епифанцева был изображен… в противогазах!
Тем не менее, к школе Юрий испытывает самые добрые, можно сказать – трепетные чувства. Ежегодно в первую субботу февраля он приходит в родную школу, общается с теми немногими одноклассниками, которые являются на встречу выпускников с учителями… А слово однокашник для Епифанцева сейчас, по прошествии лет, звучит почти как брат родной.

Обсудить материал

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.