Школа выживания

Где взять лишний рубль, как не на базаре?

Семидесятилетней Надежде Ивановне, которую коллеги называют аксакалом торговли, немного взгрустнулось. С утра было мало покупателей, наторговала всего на две сотни, да и вчерашний день тоже не порадовал. 

Хотя, казалось бы, мимо никак не пройдешь. Тут и там – ослепительно красивые банки с салатами, соленьями и вареньем, отборные сухофрукты, свекла и картошка, не говоря уже о зеленых пучках тепличного лука. Почему же покупатель не клюет?

 – А он сейчас разборчивый, – говорит Надежда Ивановна. – Даже если не обзавелся собственным огородом либо бросил его, то отовариваться привык на оптовых складах или в супермаркетах, где,  заметно дешевле, чем у нас. То, что качество там похуже, никого особо не волнует. Как говорится, зима длинная, все съестся…

Живет Надежда Ивановна с внуками, им уже за двадцать, работают, конечно, но и в саду-огороде своей бабушке всегда помогают. Квартира у нее в Гае, а вот сад – в Орске. Хлопотно, конечно, ухаживать, только на дорогу туда и обратно большие деньги нужны, но ведь наш человек ко всему привыкает, особенно к трудностям. 

Бывало, получит пенсию, кроит-кроит, а все равно на всех не хватает. И так нужен лишний рубль! А где его взять, как не на базаре?


Секрет домашней ряженки

Возле прилавка Нины Васильевны Никулиной толпится народ. Молочный ассортимент – на зависть конкурентам. Особенно привлекают внимание баночки с топленым молоком, покрытые рыжей пенкой. 

– Много лет работала в никельпродснабе, заработала пенсию, но ее никак не хватает. Дом с хозяйством и коровой достался в наследство от мамы. Она же с детства учила работать с молоком. Делаю в основном домашний творог, но заодно топленое молоко, любимое многими лакомство. Секретов, конечно, много. Но главный  – вовремя добавить специальную закваску. 

Я уже тридцать лет за прилавком, привыкла, получаю от торговли удовольствие. Если бы не было домашнего хозяйства, все равно не усидела бы на месте, нашла новое занятие по душе. 

Многие покупатели знают ее в лицо, здороваются, особенно если рядом дети. Малыши очень любят топленое молоко от бабушки Нины. Пьют здесь же прямо из стаканов. А что? Вкусно и полезно!


Мети, метла!

Галина Николаевна Федорова стоит в самом сердце рынка «Авангард» – мясном павильоне – и зорко наблюдает: не пора ли браться за метлу и вымести ненароком упавшие с прилавков кости, кусочки мяса или фарша. Она техничка. Ей – 58 лет. 

Пенсия, по ее словам, небольшая, хотя всю жизнь проработала няней в детском саду и заслужила звание ветерана труда. С ее небольших денег постоянно снимают всякие задолженности: то по кредитам, то по коммуналке. 

Хотя семья и небольшая, дочка да внучка, расходы по дому все равно чрезмерные. Вот и пришлось устроиться на местный рынок. И среди толчеи и мясных туш, громких перебранок покупателей и продавцов нашей героине открылась истина:

– Оказывается, сколько добрых людей на свете! Никогда бы не подумала. Все стараются помочь и утешить. То дешевле кусочек  мяса предложат, а то и вовсе подарят. Но и я, конечно, в ответ стараюсь. Вон как у нас чисто! В мясных рядах практически не бывает мусора, все тут проверенное и качественное.


А ведь исчезла профессия – телефонистка!

Лидия Яковлевна живет со своей старшей сестрой, которой далеко за восемьдесят. Две пенсии – сумма хорошая, считает она, на все хватает.

– Проработала 19 лет телефонисткой в междугородном узле связи. Помните, как заказывали переговоры с другими городами, как с нетерпением ожидали, когда же отзовется «наш», как из кабинки кричали телефонисткам: «Почему связь прервалась?» Как быстро все забывается, как много профессий исчезло! Новое время – новые песни. Потом 29 лет была воспитателем в Доме ребенка, что на улице Короленко. Туда поступают отказники от двух месяцев до четырех лет. С ними нелегко работать, они особенные, – рассказывает Лидия Яковлевна.

На вопрос, не привязалась ли к кому из детей, она отвечает поговоркой: «Своих нет – чужих не надо». Хотя у нее своих двое. 

– Пытались люди усыновлять детей, но ничего хорошего не вышло. Если мать была алкоголичкой или наркоманкой, а то и психически нездоровой, и отец такой же, ребенок унаследует плохое, ничего с этим сделать нельзя.

Лидия Яковлевна оказалась современно продвинутой – она  заядлый игрок в компьютерные игры. Летом проводит время на огороде. Но если бы сын не подвозил туда на машине, бросила бы сад – тяжело добираться. Дети остались в Орске, а вот внучка уехала в Оренбург – учится в медицинской академии.


Зачем мне Мытищи?

Наталья Петровна – коренная орчанка. Всю жизнь проработала в горпромторге. А сейчас на пенсии, этого ей хватает. Дочка с внучкой живут в Мытищах. И зовут бабушку и маму к себе.

– Да что мне делать в ваших Мытищах? Я люблю город, здесь меня знает каждый второй, выйду на улицу, пока со всеми поздороваюсь, поговорю, пара часов пройдет. Мне все интересно: как знакомые, чем живут. Магазины рядом, что называется, в шаговой доступности, – говорит она. 

На праздники дочь и внучка приехали в Орск. И опять пытаются уговорить бабушку, которая противится и стоит на своем. Жизни радуется, считает, что она хороша и прекрасна. 

– Нет войны, все живы-здоровы. Что еще для счастья надо? По телевизору страсти показывают – не дай Бог никому. Очень люблю внуков и с удовольствием играю с ними. А из Орска никуда! Знаю, как трудно приживаются пожилые люди на новом месте.


Завод, ты нас не забыл?

Мария Степановна Яшугина приехала в Орск из деревни, окончила нефтяной техникум и пришла на завод имени Чкалова оператором установки. 

 – До самой пенсии проработала на вредном производстве. Мы там легкие, сердце, все слизистые оболочки сожгли. С установок приходили компоненты этилированного бензина, их смешивали, мужчины присаживали этил, а мы замеряли, чтобы было тютелька в тютельку. Теперь мне – 77 лет. Магазин, аптека, поликлиника... Муж у меня хороший, двое детей, сын работает на заводе, дочь выучилась на медсестру. Внуков вынянчили. Часто встречаемся с заводской подругой Лидией Александровной Ивановой. Она тоже деревенская. Сначала работала в бюро пропусков завода, потом перешла на установку оператором. У нее три внука, три правнука, помогает. А детей схоронила... Посидим, тары-бары, еще к одной знакомой зайдем в карты поиграть. Потом снова ко мне на чай. 

Все бы неплохо. Да вот завод обижает ветеранов труда – к праздникам ни открытки, ни поздравления, ни материальной помощи. 

Завидуют машиностроителям: пусть нестабильно работает предприятие, но в праздники – святое дело! – ветеранов поздравит. Так и дружат сорок лет два оператора. 

 – Я в хор ветеранов ходила, там нас тоже в праздники уважали, – рассказывает Мария Степановна, – а родной завод нас подзабыл. 


Материалы подготовили Анна Богатикова и Анна Мустаева, слушатели школы «Репортер».

Обсудить материал

Комментарии

Последние новости

Мнения