Разместить рекламу возможно по телефону:
(Viber или Whatsapp) 8-961-94-01-613

Голоса вселенной

Всю неделю перед своей болезнью, о которой я не подозревала и которая потребовала срочного хирургического вмешательства, спала плохо. Почему-то мне снился умерший отец. Я его очень любила, и он меня, ведь я точная его копия. И вдруг прямо на работе мне стало плохо, резко упало давление, потеряла сознание, страшно болел низ живота. 


Меня ждал папа

Очнулась на операционном столе, когда анестезиолог положил маску на лицо. Вдохнула раз, два – и отключилась. 

Вижу странный сон, будто папа протягивает ко мне руки и говорит: 
– Я жду тебя тут, доченька, все приготовил, что нужно. Ты рада, что мы встретимся? Смотри, какая здесь красота!
Я плыла облаками над странной страной, любуясь зеленью. Радостно встречали меня бабушка и дедушка, которого знала только по фото. И вдруг я поняла, что нахожусь в мире мертвых. Очнулась, когда меня везли в палату. Потом снова впала в забытье. И опять мы с отцом гуляем по полям. Он говорит мне: 
– У тебя же два сына, мои внуки, не время  приходить ко мне, сначала надо их вырастить. Иди назад. 
И подтолкнул меня к тоннелю. Свет становился все темнее, гуще,  вдруг услышала: 
– Милая, пора просыпаться. Как себя чувствуешь?
Это медсестра склонилась надо мной. Я заплакала, но она быстро меня успокоила, что операция прошла успешно, быстро заживет разрез. Пришла мама, и я ей рассказала свои сны. Видать, пожалел отец меня, моих двоих сыновей, не взял из жизни. 
Ю. Учнева.

Кресты падали с неба

Я как-то навестила свою родную тетю Лену. Сидим мы с ней на четвертом этаже, вспоминаем умерших родных, пьем чай. Расплакались, вышли на балкон. 

Вижу, как прямо с неба падают черные кресты и тают, не долетая до земли. Нарисованный дождь из крестов, как будто где-то запустили странный фейерверк. Жаль, не было с собой фотоаппарата. Мы испугались, стали громче молиться и креститься, обращаясь к Богу. Минут пять продолжалось это явление. Потом, кому бы ни рассказывали о нем, никто не верил. Мы с тетей нашли объяснение: поминали усопших – вот нам и было знамение, что нас услышали.
Л. Ножкина.

Благодарили покойного

Мы живем на первом этаже. А на третьем умер молодой человек 30 лет. От рака. 

Родственники решили оставить его на ночь дома, как раньше было. Сейчас ведь предпочитают хоронить сразу из прощальных залов при моргах – это сделано умно, в жару приходилось покойных обкалывать формалином, чтобы запах тлена сильно не ощущался. Особенно доставалось тем, кто живет на верхних этажах, гроб мужики не могли вынести нормально – сколько было случаев, что опрокидывали. 
Мы с мужем поставили на газ кастрюлю с мясом, решили выпить по рюмке, чтобы успокоиться: мы хорошо знали молодого мужчину и горевали. Уснули как убитые. Как никогда. Часа, наверное, через три просыпаюсь от того, будто в окно настойчиво и мягко стучит громадная ветка дерева. Выглянула – никого. Да и под окнами ничего не растет. Опять заваливаюсь. Снова стук в окно. Просыпаюсь и вспоминаю, что мясо на плите! Кастрюля уже расплавилась, вот-вот кухня заполыхает. Быстро выключила газ. А ведь могли бы просто задохнуться в чаду и сгореть. Кто же нас разбудил в последнюю минуту? Душа покойного. Утром пришла на третий этаж, бухаюсь в ноги перед гробом и благодарю от всей души.
Н. Громова.

Ворон – предвестник несчастья

Кошек люблю и кормлю, а вот до птиц руки не доходят. Некоторые соседи ругают меня за кошарок, говорят, что я развожу болезни, а когда они дохнут в подвалах, то тучи блох одолевают слесарей, жуткий запах стоит долго, добираясь до этажей. Другие, напротив, подкармливают кошек, создавая клуб единомышленников и отбиваясь от недовольных возле наших домов.

 А откуда же они берутся, бездомные бедолаги? Жители их выбрасывают за «ненадобностью»: поиграли, заболело домашнее животное или стало линять – ату его, ату. А я люблю летом по утрам гулять. И вот однажды рано-рано я вышла на улицу Сорокина, там высажена отличная аллея деревьев. Надо мной пролетел ворон, каркая нещадно. И этот крик был очень громким для тихого утра. Вдруг он начал кружиться надо мной, и я, не успев отмахнуться, почувствовала, как он легонько клюет меня в затылок. Не больно. Но будто знак какой подает. Я испугалась и убежала. Через неделю меня прихватил микроинсульт: отнялись правая нога и рука. Отлежала в больнице, но, слава Богу, поправилась. Ишемия сердца, атеросклероз сосудов головного мозга – но с ними можно жить. Второй раз ворон принес мне известия в прошлом году. Иду домой, он один каркает надо мной, кружится. Зашла в квартиру, так он сел на балконные железки, что веревку держат, и снова прокаркал мне свою печальную песнь. И снова удар – умирает моя тетя. Теперь хожу и оглядываюсь, боюсь птиц.
Т. Карелина.

Ясновидящая

Еще бабушка рассказывала нам, малышне: когда больной человек видит невидимые для всех души умерших, значит, недолго ему осталось. Так и мой муж. 

Начал разговаривать с невидимыми тенями. Будто отвечал им, запоминая, какой дорогой ему идти, где лесом, где полем. На мои вопросы отвечал, что не может ничего рассказать, ему не велено. И вот его не стало. Такая тяжесть навалилась на меня, что вздохнуть не могла. Решила пойти к ясновидящей, какую мне порекомендовали. Она сказала, что за моей спиной стоит умерший мужчина. Я ответила, что муж. 
– Жили вы плохо, – продолжала она, – и он чувствует себя виноватым. 
Были заклинания, она пообещала, что теперь будет легче. 
– А в том углу, – вдруг спохватилась она, – стоит старенький мужчина с белой бородой. 
– Дедушка? – спросила я.
– Николай Угодник, – ответила ясновидящая. – Он говорит, что женщина вы хорошая, работящая, а доля досталась тяжелая, муж жалеет и просит простить его за обиды.
Мне и впрямь стало легче. И вот что странно, до сих пор я чувствую, что он рядом, за моей спиной, и очень помогает. 
В. Хорькова.

Меня похищали инопланетяне

Сейчас в Интернете много научных и околонаучных сообщений об инопланетянах. Будто бы они давно живут среди нас, даже оставляют потомство – человека чуждой нам расы. 

В девяностые годы я пошел за грибами в Зауральную рощу. Был холодный октябрьский день, но я знал, где еще растет рядовка, и шагал к заветному месту. Тишина стояла, только последние багровые листья слетали с деревьев. Вот и моя полянка. Я наклонился и начал резать грибы. И вдруг солнце будто исчезло. Поднял голову – надо мной висит громадная тарелка, какой ее рисуют очевидцы. Меня будто приподняло над лесом. И вот я уже лежу в белой комнате, надо мной снуют пришельцы. Берут кровь из вены – совершенно безболезненно, я наблюдаю, как наполняется какая-то колба. Страха еще не было, только удивление. Одна мысль бьется: не сплю ли я? Думаю, надо заговорить с ними. Но они, чувствуется, не услышали моего голоса. Сами щебетали что-то на высоких частотах. 
Очнулся я на той же самой поляне. Срезанные грибы в корзинке, ножик валяется, глянул на часы – пять минут всего прошло, а мне кажется, что был там не меньше двух часов. Маленькая дырка от уколов быстро затягивалась. Домой пришел уставший. Рассказал обо всем. Не поверили. Жена попрекнула, что мне просто не хотелось идти в сад за последними яблоками, свеклой. И чуть что – насмешки: наш-то у инопланетян был! Больше не рассказываю никому. Что толку: не поверят. Главное – доказать ничего невозможно. А испугался в поликлинике, когда стал жаловаться на усталость. «Такой низкий гемоглобин, впечатление, что из вас выпили литр крови». 
Д. Братский.

Год стоял на горе


Когда умер мой отец, бабушка плакала перед иконами, не переставая, приговаривая, какое это страшное и жестокое наказание – хоронить своих детей. 

– Почему, – причитала она, – ты, Господи, меня не взял? Я уже свое пожила, а у моего сына ребятишки остались сиротами.
Кладбище сельское было на горе, хорошо просматривалось из окна нашей избы. Однажды вечером мы ясно услышали шаги по ступенькам крыльца, так ходил наш отец, чуть прихрамывая. Бабушка побежала скорее закрывать двери: чур нас, чур. И снова молилась за упокой. И так продолжалось девять дней. Мы уговаривали ее открыть дверь. Но бабушка будто оправдывалась перед нами:
 – Ни к чему нам призраки! Умер, значит, в земле ему лежать. 
Теперь мы каждую ночь видели туманный силуэт на кладбище.
– Это душа его никак не может успокоиться, – говорила бабушка и плакала.
Ровно год мы видели силуэт. Потом он пропал. 
– Успокоился мой сын, – говорила она.
Много лет прошло с тех пор, но до сих пор в памяти стоит туманный призрак, но почему-то уже не страшно.
Б. Тулеев.

Вера спасает

Мой внук упал на улице, гоняя вместе с мальчишками на велосипеде. Что-то хрустнуло в ноге, но врачи не установили ни перелома, ни вывиха. Но с тех пор мальчишка ходил хромая. Соседка, набожная бабушка, мне как-то шепнула: 
– Веди его в храм, помолитесь хорошенько, Бог поможет.
Ходили с ним в храм, молились. Но он так и хромал. В церкви женщина посоветовала сходить на могилы иереев Антония и Михаила, что на старом кладбище возле бывшего монастыря, а теперь храма, приложить к ноге землю, главное – верить. Святые помогут. Мы так и сделали. С трудом отыскали могилы иереев, мало кто может рассказать о них, да и священники не торопятся показывать туда дорогу: не успевают подвозить землю на могилы, как ее расхватывают страждущие. Была весна, мы с Мишей пришли, помолились за Царство небесное, попросили помочь. Набрали в пакет земли, горсть я тут же насыпала в кед внука, и мы отправились домой. Прошла неделя, и я заметила, что Миша перестал прихрамывать. А через месяц он вообще забыл, что хромал, бегает, как и раньше. Нас спасла вера. Она источник радости и здоровой жизни.
Т. Норкина.

Обсудить материал

Комментарии

Последние новости

Мнения