О ЧЕМ МОЛЧАТ АДМИНИСТРАТИВНЫЕ СТЕНЫ

- Господин мэр, на многочисленных встречах и совещаниях Вы неоднократно говорили о том, что деятельность новой администрации должна быть предельно прозрачной. Предлагаю от слов перейти к делу. Как Вы смотрите на то, чтобы журналист, скажем, в течение одного дня выступал в роли свидетеля каждого мэрского решения и поступка? - Почему бы и нет? В понедельник в семь утра я выезжаю в Оренбург на заседание правительства. Куда за Вами заехать?..Спидометр «Волги» отмерял километр за километром, а мы все говорили и говорили. Ведь в дороге, как в бане, смываются почти все субординационные различия, и однообразный степной пейзаж располагает к задушевной беседе. Мэр рассказывал о своей жизни, семье, доме…
- Кстати, Юрий Александрович, насколько я знаю, Вы в коттедже живете, а наличие подобной жилплощади наводит на мысли о служебном положении, финансовой обеспеченности, совести…
- Действительно, я со своей семьей живу в коттедже и не испытываю по этому поводу никаких моральных комплексов. Дело в том, что в начале девяностых я на законном основании взял в банке и на предприятии ссуды под индивидуальное строительство. Купил строительные материалы и своими силами по собственному проекту построил дом. Затем в стране разразился гиперинфляционный процесс, который свел почти на нет возвратные выплаты по ссудам. Так что можно сказать, что в решении моего квартирного вопроса большую роль сыграло провидение.
В развитие этой темы мы говорили об инспектировании новой администрацией индивидуального жилого сектора. Оказывается, в нашем городе есть немало владельцев коттеджей, которые ранее, будучи представителями высших административных слоев, обзавелись домами, но не позаботились их оформить. Таким образом «стражи» городских интересов годами жили в коттеджах и не платили за них. Сейчас же эти халявщики в спешном порядке ринулись оформлять жилье, иначе есть вполне реальный шанс вновь оказаться на слуху у горожан, но уже в несколько ином ракурсе.
В принципе по-другому и быть не должно. Давно необходимо навести порядок с городской землей. Она по праву принадлежит всему городу и, соответственно, должна рассматриваться как народное достояние, которое обязано работать на город и приносить его жителям доход. Черноусов полностью разделяет эту точку зрения и намерен в ближайшее время предпринять ряд реальных шагов по изменению ставок налога на использование земли. Нельзя платить одинаковые суммы за цветочную клумбу и торговый ларек. В этом вопросе необходим дифференцированный подход. В качестве такой дифференциации мэр видит значительное увеличение налоговых ставок на землю, занятую под киоски, торговые павильоны, магазины, торгующие спиртным.
Также из разговора с мэром я понял, что очень скоро улицы нашего города ждет грандиозная чистка. С обочин дорог, тротуаров, стихийных и стационарных мини-рынков торговый люд будут «загонять» в магазины. То есть туда, где в цивилизованном обществе должны осуществляться товарно-денежные отношения между продавцом и покупателем. У нас же в городе в этом плане полная анархия. Продуктами торгуют в антисанитарных условиях. Причем создается впечатление, что городская СЭС махнула рукой на селедочные, хлебные и яичные развалы и ушла в глубокое подполье. Центральные городские улицы превратились в базары. Тут и там лотки с трусами и лифчиками, книгами классиков, вперемешку с эротико-порнографической макулатурой. Здесь же, на улицах, отрава для грызунов и мешки с сахаром, кроме того, скоро выедут бочки с пивом и квасом… Одним словом, жуть берет от этого торгового изобилия. Самое главное то, что миллионы рублей уходят мимо городского бюджета в неучтенку. В этом случае вновь работает принцип «клумбы и водочного киоска». Один лоточник, дай Бог, на сотку продаст, а другой тысячами рубит.
Так за разговорами о будущих делах и намерениях минуло полпути, а у меня в запасниках еще вагон вопросов…
- Юрий Александрович, я тут, перед поездкой, полистал вашу предвыборную программу… «Мы будем противостоять всему темному, что накопилось во властных коридорах за 4 года…». Как это переводится на язык реальных дел?
- Раньше в городской администрации всегда царила какая-то высокая, чуть ли не божественная атмосфера. Я считаю это наносным, мешающим нормально работать. Деятельность аппарата администрации ничем не должна отличаться от деятельности деловой фирмы, конторы. Мэр и его окружение обязаны быть вне политики и выше склочных интриг.
По собственному опыту взаимоотношения с чиновниками былых администраций я знаю, что интриганство и политиканство всегда било в стенах администраций через край. В беседе же с Черноусовым я просто узнал множество дополнительных, предвыборных подтверждений этому. Тот же Николай Михайлович Тарасов, по словам мэра, использовал все запрещенные приемы, чтобы снять конкурентов с дистанции и на него приходилось искать управу в облизбиркоме и в Центризбиркоме. После же поражения на выборах бывший мэр повел себя, как нашкодивший мальчишка. Не набрался мужества, не поздравил нового мэра с победой. Начал искать с ним встречи через посредников, только когда встал вопрос собственного трудоустройства. Черноусов встретился с Тарасовым.
- Вы не стали ему чинить препятствий в выборе дальнейшего трудового пути?
- Нет, конечно. Как, впрочем, и другим бывшим его соратникам. Директора некоторых городских предприятий звонили мне и спрашивали, как я отнесусь, если на завод возьмут бывшего чиновника? Положительно. Я наоборот благодарен директорам за то, что они в трудную минуту оказали безработным чиновникам поддержку.
- А всех ближайших соратников убрали из администрации в результате противостояния «темному, накопившемуся…»?
- Не совсем так. Несомненно, у чиновников предыдущей администрации был большой опыт руководства городом, но в довесок к этому опыту прилагались непомерные, а порой даже незаконные обязательства личного характера. Поэтому я сразу собрал верхушку былого аппарата и предложил всем, кто имеет за душой какие-то административные или коррупционные грехи, написать заявление «по собственному желанию». Это сделал только руководитель одного отдела городской администрации. Остальных пришлось увольнять, предъявляя доказательства «грехопадения».
- То есть сейчас администрация объявлена зоной, свободной от взяток?
- В той же предвыборной программе я говорил, что «необходимо сломать систему власти, в которой принципиально возможны мздоимство, казнокрадство и чиновничий произвол». Нельзя рассматривать вопрос о взятках в плане - берешь ты или не берешь. Если тебе их предлагают, значит, дал повод людям думать, что ты нечист на руку. Мне взяток не предлагают и моя задача добиться того, чтобы ни у кого из аппарата администрации не было повода стоять перед дилеммой, взять или не взять.
То, что добиться этого достаточно сложно, мэр не отрицает. Мало того, он поделился своими впечатлениями о недавней поездке в Москву, в которой пытался выбить федеральные инвестиции под завершение строительства онкологического диспансера. Там он довольно продолжительное время мыкался из кабинета в кабинет, а затем в частном разговоре один из столичных чиновников растолковал неопытному мэру причину безуспешности его действий. Вся проблема в том, что Черноусов приехал в Москву пустой. Прося для диспансера 400 миллионов, нужно привозить в дипломате как минимум миллион. Как я понял, мэр не внял совету и на следующий день отправился на штурм ближайшего президентского окружения… Есть надежда с 2002 года строительство онкологического диспансера будет включено в федеральную программу.
- Юрий Александрович, Вы говорили о преемственности старых обязательств. Недавно я узнал, что Ваш первый заместитель пытается протолкнуть проект, в котором предприятие Гафарова выступало бы единоличным приемщиком и переработчиком цветного лома. Не из тех же старых связей «ноги» растут?
- Кондрашов обращался с подобной идеей, но у меня слишком много вопросов по деятельности этого предприятия.
Быль. Пришел Роман Гафаров к мэру, а Черноусов его и спрашивает: "Почему у тебя, мил человек, по ночам трубы дымят?"
А тот отвечает: "Юрий Александрович, они у меня и днем дымят, и на этот счет законная бумага имеется, лицензия".
- Как же так?- задался вопросом мэр. Ведь он не подписывал никаких лицензий. Позвонил мэр заместителю губернатора Плохотнюку. Тот, оказывается, тоже об этом слыхом не слыхивал. Решили они с этой бумагой непонятного происхождения вместе разобраться… Похоже, продолжение этой детективной истории будет в последующих номерах «ОХ», потому что как раз в этот момент «Волга» мэра затормозила в центре Оренбурга перед Домом Советов.
ассивные представительные двери, милиционеры на входе, мраморные ступени многочисленных лестниц, красные ковровые дорожки, темные костюмы с папками подмышками, чуть выше подмышек лица, на которых застыла маска извечной глобальной думы. Мы с Черноусовым, заблудившись в этажах и коридорах, явно выглядим здесь, как два чужеродных тела. Я выпадаю из общей картины, потому что изначально не вписываюсь в административные правила, мэр же еще только начинает играть по этим правилам.
До начала заседания правительства минут сорок и за это время нужно успеть решить массу городских вопросов. Зашли к заместителю губернатора А. Зелепухину, где мэр попросил оказать всестороннее содействие новому руководителю Орского ликероводочного комбината А. Лошкареву. Затем нанесли визит к заместителям губернатора М. Кононову и Б. Плохотнюку. Наспех перехватили в буфете по пирожному, пару минут потусовались у книжного прилавка, и отправились на заседание. У входа в Колонный зал мэра уже ждали его заместитель Дорошенко, начальник городского управления здравоохранения Елин и начальник УВД Реймер. Вся эта группа поддержки приглашена, потому что в повестке дня совещания доклад Черноусова «О мерах, принимаемых администрацией города Орска по выполнению областной программы противодействия контрабандной перевозке наркотиков». Кстати, первые два вопроса повестки также были не менее интересными, как, впрочем, и весь этот хозяйственно-политический спектакль, именованный заседанием правительства Оренбургской области.
После того как места в президиуме заняли губернатор области А. Чернышев, его заместитель Зелепухин и председатель областного Законодательного собрания Григорьев, на трибуну вышел заместитель губернатора Ю. Карпов с докладом об инвестиционной программе «Развитие материальной базы строительного комплекса Оренбургской области». Суть документа сводится к тому, что если хочешь в области больше и дешевле строить, нужно развивать в нашем регионе производство строительных компонентов. Для этого областное руководство льготным кредитованием поощряет местных производителей, налаживающих производство кирпича, цемента, стеновых материалов, шифера, столярки и много другого. На все про все планируется выделить полтора миллиарда рублей. Многие предприятия, уже включились в программу и производят дефицитную продукцию. В качестве наглядного пособия докладчик вывел на большой правительственный монитор фотографии песчаных блоков, продукции одного из орских предприятий. Затем стал демонстрировать проспекты домов из этих блоков…
Интермедия первая:
(телекамеры активизируются…)
Чернышев: Что вы нам на иностранном языке показываете? Я в Америку поеду и вагон вам таких картинок привезу. Вы наши дома показывайте.
Карпов: А показывать нечего, люди только разворачивают производство.
Следующим «Об итогах исполнения областного и консолидированного бюджета 2000 года» отчитывался начальник областного финуправления В. Бачурин.
Картина по области в принципе аналогична с Орском. То есть наблюдается рост налоговых поступлений, а в качестве негатива перечисляются все те же должники. Это ЮУЖД с долгом порядка 170 миллионов, "Оренбургэнерго", ЮУМЗ, ОХМК, никелькомбинат и так далее.
Интермедия вторая:
Чернышев вызывает на трибуну начальника оренбургского отделения дороги А. Бахарева и начинает отчитывать, как пацана: "Иди, иди Бахарев сюда. Пусть люди увидят, из-за кого они страдают".
Бахарев: К нам в отделение дороги деньги поступают только на зарплату, а остальными финансовыми потоками распоряжаются в Челябинске и Москве. Две недели назад я был в МПС и отвез письмо с просьбой погасить долги в бюджет. В конце апреля еду опять в Москву на совещание, где одним из вопросов будет - "Уменьшение кредиторской задолженности перед местными бюджетами…".
Чернышев: Вы у министра были? Скажите, что вас в Оренбургскую область не пускают!
Бахарев: Таких, как я, у министра по России 46 и у нас, людей в погонах, существует субординация. Я не могу напрямую обратиться к министру.
Чернышев: Как в первом квартале платите налоги?
Бахарев: Никак, ни рубля. С горем пополам пытаемся на собственные крохи содержать социальную сферу…
Чернышев: Вы должны ходить по нашей оренбургской земле с опущенной головой! Социальную сферу он содержит… Вы еще молодой руководитель и с такими мыслями и разговорами в этот зал, в мой кабинет, в это здание больше не заходите. Учитесь работать и отвечать за свою работу…
Затем на трибуну вышел Черноусов и рассказал о том, как город борется с наркопроблемой. "ОХ" уже ранее рассказывала, об этой программе, поэтому не буду на ней останавливаться.
Интермедия третья и последняя:
Чернышев: Вы говорите, что у вас возле таможни есть дорога в обход поста. Почему я об этом ничего не знаю? Зачем там тогда вообще таможня?
Черноусов: Перед таможенным постом есть развилка на Новотроицк…
Чернышев: Где начальник пограничников? Здесь? Перекрыта пограничниками, говоришь? Ладно, так в постановлении и запишем, что дорога перекрыта пограничниками. Реймер, почему из 26 преступных наркогрупп, раскрытых в области, 24 - в Орске? Почему их у вас так много? Зачем таджикам временную регистрацию даете?
Реймер: Потому что по закону мы не имеем права отказать в регистрации...
Чернышев: Сколько у вас притонов? Почему из задержанных 600 наркоманов треть отпущена? Вы чем там занимаетесь?
Реймер: По 4 притонам дела переданы в суд и около 30 в оперативной отработке. Наркоманов отпустили по амнистии.
Чернышев: У меня здесь открытое письмо от жительниц Орска и они пишут, что «надо усилить таможенный контроль». Видите, женщины пишут, что граница не закрыта. Далее - «укрепить отделы УВД кадрами, ликвидировать притоны и ввести смертную казнь за распространение наркотиков», а Реймер, понимаешь, не знает, где притоны, и отпускает наркоманов по амнистии. Читаю дальше: «продумать строгие меры воздействия к чиновникам, входящим в сговор с наркодельцами», а мы таджиков на работу принимаем. Так что нечего Черноусову с Реймером успокаиваться.
Телекамеры выключились, и губернатор мог перевести дух после такого показательного выступления, явно рассчитанного на поддержание народной любви к народному губернатору, борцу за идею, неприступному барьеру для врагов области. Наверняка губернатор сам прекрасно понимает риторичность своих нападок на начальника отделения дороги. Надеюсь, он также понимает, что раскрытие 24 наркобанд - показатель активности милиции. Думаю, губернатор прекрасно знает, что амнистия - это государственный закон, который выше Реймера, выше судов и даже выше того же Чернышева. Одним словом, популизма на этом заседании было с избытком и на реальные дела времени почти не оставалось. Однако мы все-таки успели. Вернее мэр успел принести Орску пользу, бегая в оставшееся рабочее время по замам губернатора. В частности, от нефтяной компании ТНК в область поступает ежемесячно по 200 миллионов рублей, из них в наш город ничего. В кабинете Бачурина состоялся разговор, в результате которого в мае в Орск перечислят деньги на выплату отпускных учителям. Что ж, можно со спокойной совестью возвращаться назад…

Обсудить материал

Комментарии

Последние новости

Мнения