Разместить рекламу, поздравление, соболезнование
можно по телефону(Viber, Whatsapp) 8-922-87-26-626

Анна Каменкова никогда не даст интервью журналу "Тетя Ася"

Впервые за много лет в Орске давал спектакль Московский драматический театр. Местные театралы подсчитали, что никак не менее 12 лет город находился на периферии гастрольных маршрутов прославленных артистов. Театральную брешь заполнил фонд сохранения и развития русского искусства «Меценат», привезший к нам спектакль «Старые русские». В зале КДЦ «Молодежный», где проходило действо, тоже были преимущественно «старые русские». И душевная доброта, и юмор, что изливались со сцены в течение двух часов, нашли мгновенный отклик в сердцах людей. Артисты тоже остались довольны встречей с орским зрителем. Дай Бог, не последней.Анна Каменкова – из тех актрис, кто сразу западает в душу. Ее неповторимый голос знаком многим по дубляжу, которым она много и охотно занимается. Мало кто знает, например, что голосом Анны Семеновны говорила в «Жестоком романсе» Лариса Гузеева. Мало кто знает и то, что Каменкова – замечательная театральная актриса, сыгравшая на сцене немало серьезных ролей.
- Профессия, как я понимаю, была предопределена с детства? (Каменкова свою первую роль в кино сыграла в пятилетнем возрасте в фильме «Девочка ищет отца» 1959 г. – прим. Авт.)
- Да. Я ничего для этого не предпринимала. Меня как будто кто-то за руку взял и повел по жизни. Эту историю очень любят журналисты. Как ко мне на улице подошел человек и предложил сниматься в кино. Это, по моему мнению, была исключительная ситуация, когда по воле судьбы я стала актрисой. В школе был драматический кружок. Потом я легко поступила сразу в три театральных училища. Пришла затем в театр. Все, я хочу отметить, происходило как-то само собой. Никогда ничего не добивалась, не прикладывала каких-то неимоверных усилий, что меня всегда поражает и восхищает в других людях. Характер, целеустремленность… У меня этого нет. Как-то плыву по течению, не сопротивляясь. Я вообще человек достаточно растерянный, не борец совсем.
- Значит, под лежачий камень вода все же ТЕЧЕТ…
- Меня до сих пор обвиняют, что не делаю себе рекламы, не стремлюсь быть на виду. Я, кстати, крайне редко даю интервью, только на гастролях я делаю это с удовольствием. Мне говорят: «Это часть профессии». Но я так не считаю. Моя профессия – выходить на сцену. А разговоры о себе не считаю обязательными. Я как раз из тех артистов, которые предпочитают быть абсолютно в тени, оставаясь даже какой-то загадкой, не рассказывать про мужей, детей, собак, особняки, отдых на Майами… Потому что на самом деле все эти расспросы упираются в полное безразличие. В Москве три-четыре звонка в день раздаются примерно с таким текстом: «Здрасьте, это журнал «Тетя Ася». Ответьте на вопрос: вам нравится муж блондин или брюнет?». Хотя я сама с удовольствием листаю глянцевые журналы и понимаю, что это любопытно. Но я не вижу в этом смысла для себя. Я иду на это только тогда, когда вижу, что речь пойдет о смысловых вещах.
- Какие сегодня сценарии вам предлагают?
- Не так много поступает предложений, не буду лукавить. Но то, что предлагают, совершенно неинтересно. Вроде женщины-следователя, занудной тетеньки, которая чего-то ходит, расследует, а за ней ничего не стоит. Пиф-паф и все. Такая невыразительная, не наполненная ничем героиня.
- Вы не считаете себя в чем-то героиней рассказов Виктории Токаревой?
- Мне всегда очень интересно работать в ее сценариях. Там всегда есть что играть. Всегда. Есть судьба женская, которая подается автором иронично, мягко, очень индивидуально. Для актрисы - это счастье играть такие женские характеры. Да и одна попытка снять не просто криминальную сагу с развязной молодежью в главных ролях, а историю семьи без претензий, я считаю, замечательно.
- Вы чувствуете, что публика изменилась?
- Та публика, которая ходила в театр в 70-80-е годы, была тоньше, глубже. Зрители были готовы воспринимать Достоевского, спектакли Эфроса, сложные, психологические. И делать это не потому, что их обязали, что это модно и это надо обязательно посмотреть. Сейчас спектакль такого уровня не «добирает» зрителя. Та прослойка интеллигенции, для которой делались эти спектакли, как были бюджетниками, так таковыми и остались. Они сегодня не в состоянии заплатить за билет. Они тоскуют безумно по ТАКОМУ спектаклю. А ходят на спектакли зрители, воспитанные на крутых боевиках, которые не хотят, чтобы их тормошили, они скучают при этом. Я очень чувствую этот крен.
- Ваше состояние на сцене тоже стало иным под воздействием этого «крена»?
- Я упрямо, тупо остаюсь верной своим принципам. Играю тяжелые спектакли, болевые истории и знаю, что это кому-то нужно, необходимо. Представляем сегодня комедию «Старые русские», но это больше трагикомедия, печальную ноту в этой истории невозможно не услышать. И поэтому мы ее играем с удовольствием. В этом есть смысл, не только хи-хи, ха-ха. Так что пусть я буду меньше работать, но все равно продолжу упрямо двигаться «заданным курсом».
- Вы ушли из театра на Малой Бронной, в котором проработали столько лет, потому что не стало Эфроса?
- Это была одна из причин. Присутствие в моей жизни режиссера Анатолия Эфроса было счастьем. Это большое везение. Я считаю, что Эфрос – вершина театрального искусства. И думаю, что он еще недооценен. Толя Васильев, Гинкас состоялись во многом благодаря ему. Но я еще поработала с Лазаревым после ухода, он мне сделал замечательный спектакль по Абрамову «Братья и сестры», с Володей Портновым, который сделал один из любимых моих спектаклей «Мать Иисуса» по Володину. Видите, какие все роли?
- Вы играете разновозрастные роли, разнообразные женские характеры, судьбы… Постичь женскую суть возможно?
- Невозможно, да и не нужно этого делать. Нереально понять все до конца, как говорится, не для нашего ума. Просто есть варианты, которые интересно раскрутить. Я не принимаю в женщинах только агрессивность. Потому что, даже защищая что-то самое святое, женщина может быть в отчаянии, в гневе, но не в агрессии. Мне кажется, в этом суть. Конечно, женщинам всегда тяжело, в любое время, в любой стране.
- А вам тяжело?
- Не знаю… Я все-таки считаю, что жить - уже счастье, каждый день что-то открывать. Наоборот, чем жизнь сложнее, тем она разнообразней. Просто у нас есть счастливая возможность еще все это воплощать, проигрывать, отдавать эту энергетику. Для женщины-актрисы - это одна из самых завидных миссий на земле. У каждого человека, а у женщины особенно, есть потребность ощутить состояние «между небом и землей». У меня за всю жизнь, а я 30 лет на сцене, подобное было всего два раза.

Обсудить материал

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.