Разместить рекламу, поздравление, соболезнование
можно по телефону(Viber, Whatsapp) 8-922-87-26-626

Три истории борьбы

- Ты же за него не пойдешь! Он ведь инвалид, калека! – спорила с хохлушкой Юсей сокурсница по ремесленному училищу Нина. Нина переживала недаром: инвалид второй группы Юра Поляков был ей родным братом, а Юся - девушка на выданье - считалась первой красавицей в училище. В кавалерах недостатка не знала. - И чего парню голову морочит? - переживала Нина. - Он ведь влюбился по уши. Но Юся сама пленилась теплым взглядом, работящими руками и золотым сердцем Юры…Борьба с недугом
- Мама, я встать не могу! - плакал четырехлетний Юра из села Ичалково в далеком 1946 году. «Полиомиелит», - только и сказали врачи, и этот диагноз Юра пронес через всю жизнь. Крест можно было поставить на всем: учебе, работе, семье, но обречь себя на «растительное» существование Юра не мог. Не такой он был человек, поэтому в семь лет, как и все дети, пошел в первый класс.
Так как семья жила на кордоне (в двух километрах от школы), мальчику сняли комнату в доме напротив учебного заведения. С этого времени он стал жить один.
Зимой костыли застревали в снегу, но Юра, стиснув зубы, шаг за шагом преодолевал препятствия. А по ночам читал при отблеске снега. Или при тусклом свете керосиновой лампы с позволения хозяйки.
«Грамотный! - говорили о нем в селе. - Миллион книг прочитал!». «Красивый!», - вздыхали девчонки.
Но Юра знай себе учился. На медаль шел. Упорно, целенаправленно. Но и медаль пришлось отвоевывать. Накануне экзамена по геометрии ребята перекидывались учебными цилиндрами, один и угодил в окно, а на беду мимо проходил представитель района. Юру и поставили перед фактом: «Не вставишь стекло - к экзамену не допустим!» Выручила сестра: принесла стекло из дома. Два километра с ним отмахала!
Медаль была спасена. Но кто мог подумать, что сельский парень, более того - инвалид, будет претендовать на серебро! Никто и не подумал, поэтому аттестат Юре Полякову не заказали. Как в вуз без аттестата? А замахнулся 17-летний Юрий на орский филиал Всесоюзного заочного политехнического института.
В скором времени в Орск перебралась вся семья Поляковых, здесь и осели. Но это было потом, а пока нужно было решить проблему с аттестатом. Его, конечно, отправили, хоть и с опозданием. Но, как у нас заведено, опять оплошали: ошиблись с годом выпуска. Выходило, что Юра Поляков окончил школу на два года раньше! Мало того, печатный текст сельские учителя, не мудрствуя лукаво, исправили чернилами!
Пришлось Юре пересекать на костылях весь город, искать юриста и заверять документ. Неудивительно, что вступительные экзамены инвалид провалил. Но отчаиваться не стал: год потерял – не беда. Зато за год освоил сейчас уже непривычную для слуха профессию лозомебельщика: плел из лозы кресла, стулья, столы. Тот, у кого сохранились образцы мебели тех лет, знает: красоты та неописуемой!
Оттрубив на орском промкомбинате три года, Юра поступил на обувную фабрику учеником, а скоро стал лучшим сапожных дел мастером. Следующей ступенью профессиональной лестницы стал ЮУМЗ, куда Юра устроился технологом. В это время он еще учился в “политехе” на экономиста, куда все-таки поступил, а машиностроительный завод исправно выплачивал молодому работнику стипендию. Пока… на завод не пришла справка о том, что Юрий Иванович Поляков был доставлен в вытрезвитель!
А Юрий Иванович в то время, не чуя беды, защищал диплом в Москве. Ждал он стипендии, ждал, а ее все нет и нет. На что жить в столице? Занял тогда студент денег и поехал в Орск выяснять, что к чему.
- Какой еще вытрезвитель? – возмущался он. – Да я в это время в Москве студенческую кашу хлебал!
Выяснилось, что такого-то числа с поезда сняли неизвестного гражданина в состоянии, как говорится, нестояния, который по чистой случайности оказался полным тезкой Юрию Ивановичу Полякову. А проживающие по соседству медсестры подтвердили: “Да, есть у нас такой. На ЮУМЗ работает”. Справочку куда надо передали и стипендии “несознательного” работника лишили! Недоразумение, слава Богу, уладили, но крови попортили много. Не посчитались даже с тем, что Юрий Иванович – человек с ограниченными возможностями. Хотя сам он об этом вспоминать не любит. 60 лет боролся за то, чтобы забыть свой недуг, быть полноценным человеком. И вышел из борьбы победителем. Судите сами. Кто такой инвалид второй группы? По определению – “полностью утративший способность к профессиональному труду как по своей, так и по какой бы то ни было профессии”. Однако Юрий Иванович такой способности не утратил. Слово даю, в разговоре с ним у вас даже мысли не мелькнет о том, что он – другой. Хотя вру. Такая мысль мелькнет, но только в отношении поразительной работоспособности, крепкого духа и удивительной жизнестойкости этого человека.
Борьба с одиночеством
Юся Неделько всю жизнь боялась остаться одна. Бояться она начала с шести месяцев, когда на фронте погиб отец: по дороге в столицу прислал последнюю открытку, больше о нем не было ни слуху, ни духу. Только потом жена и шестеро детей узнали, что их кормильцу дали винтовку без патронов и бросили с однополчанами под Москву.
Терять близких людей Юся еще не привыкла - переживала поэтому сильно, несмотря на нежный возраст. Ее детское сердце было слишком мало для такого горя. Оно сморщилось, высохло, и сама Юся как-то притихла, сникла. Не знала она детства и беззаботного смеха, еще крохой начала помогать брату Николаю пасти овец.
Мало кто из нас помнит свои детские годы. А Юся Ивановна помнит, как Николая укусила змея, а родной дядя высасывал черную, смертоносную кровь.
Мать стала главным средоточием всех детских чувств и переживаний. Худая, изможденная женщина, со следами былой красоты на лице, разрывалась между семьей и работой. А работа была нелегкая: утром – дояркой, вечером – сторожем. Однако детей выходила. Юся Ивановна до сих пор удивляется, сколько хороших людей вышло из-под чадящей полы войны и как мало таких сейчас, когда, казалось бы, есть все для благополучной жизни.
Тогда же благополучия не знали. Переехав в Орск из казахского села Студенческое, Юся поступила в ремесленное училище. Скоро от рака скончалась мать, и Юся осталась сиротой. Вторая, еще живая и дающая любовь половинка сердца медленно увядала, как и первая. Но тут на ее счастье появился Юра, с которым девушка познакомилась на вечеринке, организованной учащимися ремучилища.
С Юриной сестрой Ниной Юся училась в одной группе.
- Он ведь не только красивым был, но и хорошим, - скажет потом Юся Ивановна. – Юра мне заменил и отца, и мать, и подругу.
А в скором времени стал мужем. Когда Юра привел будущую супругу к матери, та обняла невесту сына, заплакала, запричитала:
- Да не переживай ты, доченька. Свадьбу вам сама справлю.
И справила. Приветила названую дочь, и Юся вновь обрела семью…
Борьба за семью
Эта борьба оставила тяжкий след в душе Поляковых. Горькая судьбинушка взяла свое и с боем отвоевала у супругов сына – самого любимого, младшенького.
Сейчас они не могут без слез вспоминать о безвременной кончине Андрея, попавшего в дорожную аварию. Вот уже четыре года его нет с ними, и потому все воспоминания о семейной жизни отдают соленым привкусом тяжелого горя.
- В 1965 году родился первый сын, через два года второй, - рассказывает Юрий Иванович, видный, совсем еще не старый мужчина с волевым подбородком, теплым взглядом и доброй, какой-то светлой улыбкой на лице.
- А потом родился Андрей, - горько вздыхает супруга, симпатичная женщина с сединой на висках. Сейчас и она инвалид: слишком тяжелый удар пришлось вынести. Так и не оправилась после гибели сына, начали отказывать ноги. Теперь Юся Ивановна или Люся, как ее ласково зовет муж, передвигается только по стеночке. А ей еще инвалидность давать не хотели. Выпросили!
- Так уж и быть, - наконец, сдались в медкомиссии, – дадим вторую группу. Но не из-за ног, а из-за сердца.
Сделали одолжение, называется.
Сейчас все домашние хлопоты Юрий Иванович взвалил на себя.
Я сама была свидетельницей того, как лихо он управился на кухне: поставил чайник, заварил душистый травяной чай и накрыл на стол.
А потом, поставив передо мной банку сочной, краснобокой малины, рассказывал анекдоты и раскрывал маленькие семейные тайны.
- Знаешь, почему со свекровью моя жена ладила? Потому что я у них вместо буфера был! Правда, мать?
- А?
- Твою за ногу! – смеется Юрий Иванович, отламывая жене сдобную булку.
- Муж у меня - ангел! – говорит Юся Ивановна.
- Да и ты у меня не промах, - вторит супруг и объясняет: - Она ведь Брежневу писала, когда мы с детьми в коммуналке ютились. Еще и сотруднице наказала письмо в Москве опустить. Наивная! А меня потом в отдел кадров вызывали.
- Сказали, чтобы “заткнул жене глотку”, - подхватывает Юся Ивановна.
Но квартиру они себе все же выбили. Спасибо бывшему директору ОЗТП Петру Васильевичу Атаманицыну, который, узнав о нужде Поляковых, вызвал к себе начальников отдела кадров, отдела труда и зарплаты и главного технолога.
Юсю Ивановну определили на завод нормировщицей, ее мужа – инженером бюро мощностей в отдел главного технолога. А начальника отдела кадров обязали выделить молодой семье квартиру.
- Так ведь приказа еще нет. Как же без приказа? – суетился тот.
- Приказ будет! – отрезал директор, и с жилплощадью было улажено.
На следующий год Поляковы переехали в трехкомнатную квартиру на улице Братской, где живут и по сей день. А через два года у них юбилей – рубиновая свадьба.
- Столько вместе не живут! – покачает кто-то головой.
А вот и не правда. Живут, поддерживают друг друга, все еще борются. Только теперь уже за жизнь…
Надежда БАЯНДИНА.

Материалы по теме

Три истории борьбы

- Ты же за него не пойдешь! Он ведь инвалид, калека! – спорила с хохлушкой Юсей сокурсница по ремесленному училищу Нина. Нина переживала недаром: инвалид второй группы Юра Поляков был ей родным братом, а Юся - девушка на выданье - считалась первой красавицей в училище. В кавалерах недостатка не знала....

Обсудить материал

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.