Разместить рекламу, поздравление, соболезнование
можно по телефону(Viber, Whatsapp) 8-922-87-26-626

Неизвестный яд стал причиной гибели молодого мужчины

Юрию стало плохо сразу после визита к врачу. Резко поднялась температура. Красная отметка градусника зашкаливала за цифру 40. Начались судороги. Родные немедленно вызвали “скорую помощь”. Уже в больнице молодой мужчина впал в кому и через сутки, так и не придя в сознание, скончался. «Отравление неизвестным ядом», - гласит запись в акте о смерти Юрия Доценко.Юрию было 23 года. Работал в орском карьероуправлении. Был женат, имел маленькую дочку. Молодой семье, как могли, помогали родители, благо, Юра - их единственный сын, что называется, главная радость в жизни. Неудивительно, что все его проблемы ставились в семье во главу угла. Впрочем, как во всякой нормальной семье…
Нельзя сказать, чтобы Юрий так уж сильно выпивал. Как многие молодые люди его возраста, он воспринимал спиртное как неизбежную составляющую любой мужской посиделки. Так что настоящей проблемой для семьи Доценко это стало только, когда на предприятии с приходом новых владельцев ужесточилась рабочая дисциплина. Малейший намек на запах алкоголя становился реальным поводом для увольнения. И опять же, абсолютно естественно, что обеспокоенные судьбой сына родители начали искать какой-то выход. Первое, что пришло на ум, - кодирование. Дешево и быстро. Популярно. Вроде бы, гарантированно. По крайней мере, так «баба Клава» сказала. Быстро нашлись знакомые, которые и порекомендовали, по их словам, очень хорошего врача, как раз занимающегося кодированием от алкогольной зависимости.
Сейчас родители Юры винят в его смерти прежде всего самих себя. “Все наша безграмотность, да никому не нужная стеснительность, - говорят они. - Ведь даже лицензии у него не спросили! А доктор не солгал, когда пообещал нам вылечить сына навсегда. Слово свое он сдержал. Юра теперь никогда не выпьет…”. Родители не случайно связывают гибель сына с его кодированием. Причинно-следственные связи здесь переплелись настолько тесно, что даже дилетанту, даже на первый, совсем посторонний взгляд, многое становится очевидным. Прямая зависимость смерти Юрия Доценко от тех медицинских манипуляций, что производил над ним доктор Красильников (фамилия изменена - прим. авт.), сейчас лично у меня вызывает мало сомнений. И хотя уголовного дела еще нет, некоторые случаи из медицинской практики доктора Красильникова стопроцентно «тянут» на уголовную статью.
ТРИ УКОЛА - И НЕТ ПРОБЛЕМ!
Красильников обещал Юрию полное исцеление. Три сеанса, соответственно три укола, и всего-то за 950 рублей обеспечат, как говорил доктор, полную гарантию трезвой жизни. Парню хватило двух инъекций для того, чтобы уже никогда не почувствовать вкус спиртного. Надо сказать, что трагические события развивались с молниеносной быстротой.
В середине июня Юре был сделан первый укол. Придя домой, он почувствовал себя плохо. Раскалывалась голова, тошнило. “Папа, мне плохо”, - пожаловался он отцу. В следующий свой визит к Красильникову Юрий заикнулся было о неважном самочувствии, наступившем сразу после укола, но доктор отмахнулся от него, сказав что-то вроде: “так и должно быть”, и без всяких сомнений поставил Юре второй укол. И опять парню стало плохо. Притом настолько, что дежурная медбригада “скорой”, зафиксировав у Юры серьезные признаки отравления, рисковать не стала (а по идее таких больных направляют в Старый город, где находится токсикологический центр) и отвезла его в ближайшую больницу. Сразу - в реанимацию. Вечером того же дня у Юры Доценко развилось коматозное состояние.
- Жизненные прогнозы равнялись “нулю”, - рассказывает врач Валерий Роо, дежуривший в те сутки в реанимации горбольницы № 3. - Конечно, мы боролись за его жизнь до конца, но это была тяжелейшая кома. И главное остается непонятным то, что могло ее вызвать. Токсикация организма была настолько сильной, что расплавился мозг. Парень погиб.
“Отравление неизвестным ядом и анафилактический шок”, - записал патологоанатом в акте о смерти. Таким образом, вскрытие показало лишь необратимые поражения внутренних органов. Но что за яд получил Юра и на какой препарат у него наступила такая жуткая аллергическая реакция? - вопрос остается открытым до сих пор. И, судя по всему, таковым останется и впредь. Широко известно, что некоторые яды после введения их в организм имеют “рассасывающее свойство”. Сделав свое смертельное дело, они исчезают без всякого следа. Поэтому установить фактическое наличие такого яда практически невозможно. Так что на сегодняшний день картина смерти Юрия Доценко ясна только в одном: молодой и здоровый мужской организм подвергся невероятным разрушениям.
«ДОБРЫЙ ДОКТОР АЙБОЛИТ»
Красильников еще в реанимации, куда его срочно вызвали для консультации, заявил врачам о том, что колол Юре только глюкозу, да еще некоторые витамины, никак не способные поставить на смертельную грань человеческую жизнь. Смешно, конечно, выглядит эта “кодировка” витаминками. И в нее сложно поверить хотя бы потому, что Красильников имеет привычку отовариваться в одной и той же аптеке, сотрудники которой могут без запинки перечислить список лекарственных препаратов, регулярно приобретаемых примелькавшимся покупателем. А это отнюдь не невинная глюкоза. “Да он вполне мог заварить такую “бормотуху”, что и слона наповал убило бы”, - предположил в разговоре со мной один из врачей. Как так? Все тот же привычный маразм. На поверку любой частнопрактикующий врач, тот же Красильников, подобно великому и ужасному доктору Франкенштейну, способен варить на собственной кухне самые разные ядовитые смеси. Можно вволю экспериментировать, ставить людям бог весть какие уколы, в общем, делать все, что заблагорассудится. Все зависит от буйства фантазии и амбиций конкретного врача. А все потому, что медицинскую деятельность частнопрактикующих врачей по сути НИКТО НЕ КОНТРОЛИРУЕТ!
Попытка выяснить в местном управлении здравоохранения, сколько в городе частных медицинских кабинетов, успехом не увенчалась. «Обращайтесь в отдел кадров», - прозвучала реплика. Кадровики с явным недоумением прореагировали на просьбу поделиться с прессой данными о врачах-частниках и порекомендовали обратиться в... ОБЭП - отдел по борьбе с экономическими преступлениями с пояснением, что «лицензии проверяет милиция». С сомнением, что, быть может, меня неправильно поняли в городском управлении здравоохранения, я обратилась напрямую в областную лицензионно-аккредитационную комиссию, где получила полное заверение, что все врачи, решившие открыть свой кабинет, проходят тщательную процедуру лицензирования. А уж потом на местах, к примеру, в том же Орске, чиновники от медицины проверяют наличие всех необходимых документов у «суверенных» докторов, в том числе и заданные в документах объемы лечебной деятельности. Официальная версия о государственном контроле над врачами-бизнесменами таким образом имеет право на существование. Но практика доказывает, к сожалению, обратное. Лечением алкоголизма у нас занимается даже массовик-затейник с двумя курсами мединститута, привыкший пробавляться тамадой на свадьбах! Кодирование практикуют и бывшие фельдшеры наркодиспансера, есть такая целительница в поселке тракторных прицепов. В таком случае о чем вообще может идти речь! О каком контроле? Тот же Красильников принимал пациентов, притом не один год, на частной квартире по улице Тбилисской, и никто (!), ни чиновники, ни правоохранительные органы не озаботились его проверкой, хотя фамилия коновала на слуху врачей, по профилю своей работы имеющих дело с алкогольными отравлениями. Факты - упрямая вещь. Так, осенью прошлого года в кустах на остановке «Улица Тбилисская» был обнаружен молодой мужчина, сотрудник милиции одного из сельских районов Оренбуржья. В бессознательном состоянии его привезли в токсикологическое отделение горбольницы № 1, где человека буквально чудом удалось вытащить с того света. Догадайтесь, откуда шел мужчина в этот день? Правильно, от доктора Красильникова, сделавшего несчастному «укол трезвости». В кармане рубашки даже лежала записка, уведомлявшая о том, что человек проходит курс лечения у доктора Красильникова... Симптомы отравления данного пациента, по словам Надежды Неровной, врача-реаниматолога, повторились спустя чуть более полугода у Юры Доценко. То же отравление неизвестным ядом. Совпало все тик в тик. Только Юру спасти не удалось. Красильников в тот, свой «первый раз» (впрочем, никто не знает, сколько человек угодило после его лечения на больничную койку), проявлял признаки беспокойства, пару раз звонил в больницу, интересовался состоянием своего клиента. А потом, видно, вздохнув с облегчением, как же, «пронесло!», с еще большей энергией ударился в процесс зарабатывания денег. Как уже было сказано, лечение у Красильникова было не дешевым.
Так кто такой этот доктор Красильников? - зададимся вопросом. Гражданин пенсионного возраста, по образованию санитарный врач, работавший до переезда в Орск в поселке Энергетик, до настоящего времени занимающийся частной медицинской деятельностью. Для него, как уже понятно, довольно успешной. Какое-то время Красильников, как говорят знающие его люди, интересовался нетрадиционной медициной, занимался даже экстрасенсорикой, ездил в Крым к «учителям»... Видно, там он и обучился своему «незаурядному мастерству».
А теперь главное. Лицензию по наркологии (или по стоматологии, гинекологии, не суть важно) и сертификат на право ведения лечебной деятельности выдается только врачам, обучавшимся на факультетах «лечебное дело» и «педиатрия». Санитарный врач-гигиенист - все равно, что общепитовский работник, не имеет никакого права на любую лечебную деятельность! Дай ему хоть сто лицензий и двести сертификатов, он от этого врачом-наркологом не станет! Не сможет им стать по определению. Лицензии врача-нарколога у Красильникова не было. Что ж, вывод однозначен: доктор Красильников - обычный шарлатан. А после гибели Юрия Доценко он заслуживает более прямолинейных эпитетов.
ПОКА СУД ДА ДЕЛО
Ну, а пока доктор строит себе дом. Вернее, достраивает. Большой, кирпичный, в два этажа. Пенсионеры, они ведь тоже разные бывают. Кто-то каждый месяц растягивает свою пенсию на хлеб и лекарства, а кто-то строит себе дачки за миллион рублей. Красильников сейчас полностью свернул свою убийственную практику. Он наглухо закрыл квартиру-офис на Тбилисской, не отвечает на телефонные звонки, его невозможно застать дома, а домочадцы не знают когда будет и будет ли вообще на месте их кормилец... Честно говоря, я устала его сторожить. Его всегда «нет и не будет». И то правда, Красильников - занятой человек, нанятая им бригада делает пристрой к дому, а потому сколько проблем в связи с этим надо решить! Достать, привезти, указать, проконтролировать... Какое ему дело до погибшего Юрия? Его родителей, потерявших самого близкого человека? Судя по всему, доктор надеется пересидеть всю эту историю, поэтому не идет ни на какие контакты с прессой. Думает, уляжется, забудется... Как уже было раз в его практике.

Обсудить материал

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.