«Молчание – это подлость по отношению к своей семье и своему народу»

«Молчание – это подлость по отношению к своей семье и своему народу»

Как участник командировки в Донецкую и Луганскую Республики, я могу долго рассказывать об орчанах, сегодня находящихся на Украине. Связь поддерживаем по телефону. С Володей Чернышовым, пулеметчиком 4-го Семеновского батальона с позывным «Скорпион», общаться приходится часто. Работнику ЮУМЗ, еще несколько месяцев назад стоявшему у станка, продолжают звонить родные и знакомые, которые задают один-единственный вопрос: «Для чего ты там?» Любимая девушка смирилась с решением Володи помогать Юго-Востоку Украины, ей и всем друзьям-юумзовцам из родного города он передал через меня письмо, чтобы объяснить землякам свои намерения и мотивы находиться в самопровозглашенной республике. И вот оно в «Орской хронике». «Дорогие орчане, ЮУМЗовцы! Получил посылку с теплыми вещами на все подразделение, за что огромное спасибо от всех. Этим письмом постараюсь ответить на все вопросы, которые мне продолжают задавать по телефону. Итак, зачем я здесь? И что мне не хватало?
Здесь война, а на войне как на войне. Можно было не рыпаться и стоять у станка, плюнуть на все и смотреть, как твою страну превращают в сортир. Но я в стране-сортире жить не хочу, поэтому я здесь. Хотел узнать и понять, увидеть своими глазами, что вдруг произошло с моей Украиной, кто разрушил наши страны и почему льется кровь. Русская кровь. Я сам родом из Днепропетровска, и мы все считаем себя русскими.
И вот я здесь пулеметчиком. Место дислокации нашего батальона – новая Ласпа ДНР. В нашей роте есть ребята из Прибалтики, Сербии, Приднестровья, Питера, Воркуты... Но в основном местные с оккупированных территорий, все мирных профессий – токари, строители, учителя...
За что мы здесь воюем? Немного окопной правды. У «Груши» (позывной) осталась в Краматорске семья, не успели выбраться. Кто-то сдал их нацикам. Их увезли ночью, и все, они пропали, вряд ли живы. Наш прибалт, позывной «Рига», потерял невесту в Одессе. Есть несколько человек, семьи которых нацгвардия Украины расстреляла за то, что отец – ополченец. На оккупированных территориях с кацапским быдлом нацики не церемонятся. Люди пропадают целыми семьями. Законы там не работают, если дело касается «москалей». А «москали» у них все русские, кто не хочет отказаться от своего языка, кто не хочет признать Бендеру как освободителя. Кто не хочет молчать, а молчание – это подлость по отношению к своим родным, семье, своему народу, тот пополняет наши ряды. Пополнение приходит каждый день, только у меня в роте 3 орчанина с позывными «Гудрон», «Носта», «Летчик». Я сам много раз гулял сканером (кстати, это посылка из Орска) по укроповским каналам, слышал польскую, итальянскую и еще не разберешь какую речь. Что они все делают на нашей земле? Зачем они пришли? Из показаний одного пленного итальянца стало известно, что он, оказывается, испытывает здесь новую форму на предмет соответствия климатическим условиям, приближенно российским. Для чего? Ответьте себе сами на этот вопрос. Боятся повторить ошибки Гитлера под Москвой?
Так получается, что мы воюем не просто с поднявшим голову на Украине нацизмом. А мы, съехавшиеся сюда изо всей страны, воюем с ним, как с оружием Запада против России. Месяц назад я был свидетелем, как наши взяли в плен чеченца, который воюет на стороне хунты в батальоне имени Дудаева. Так вот, пока он сидел связанный, а пьяный он был в стельку (потому и попался), он принялся нас пугать: «Вот подождите, урусы, еще чуть-чуть, и мы по всему свету поднимем меч борьбы против Москвы. Вас, урусы, ждет огонь и мученья. Мы возьмем вас в клещи, и тогда...» Ударом кулака ротный прервал его пьяно-пламенную речь, которая лишний раз убедила меня во мнении, что собрались мы здесь не зря. Если таких подонков, жаждущих крови, не изолировать вовремя, то до Майдана в Москве точно недалеко. И тогда, дорогие мои ЮУМЗовцы, милости просим в гости за опытом рытья окопов.
А в общем все нормально. На войне как на войне. Ходим на посты, сами себе варим еду, сами стираем, сами топим печку. Все сами. Меню самое простое: завтрак – макароны, обед – лапша, ужин – вермишель. Боже, я эти макаронные изделия уже видеть не могу. Ну хорошо хоть так. В других подразделениях и того нет. Воюют на пустой желудок. Вот такая окопная правда. И, несмотря на это, каждый день приходят добровольцы. Идут за «ощущениями», которых на гражданке не встретишь. За тем самым забытым чувством локтя, когда слово «братишка» несет особую смысловую нагрузку. Ну, кто служил в армии, тот меня поймет.
Приезжают группами по 3 – 5 человек и все, что везут для себя (носки, теплое белье), видя, как и в чем нуждаются аборигены войны, раздают. Все по-братски. Все во имя жизни, во имя победы.
На этом свое письмо заканчиваю. Обнимаю крепко всех орчан, особенно юумзовцев и вдвойне родной 5-й цех. Мира вам и чистого неба над головой. Фашизм не пройдет. С низким поклоном за все Владимир Чернышов».
Очередная командировка неравнодушными орчанами уже намечена. Если вы желаете адресно помочь тем, кто сейчас находится на фронтах Новороссии и нуждается в самом необходимом, можете обратиться по телефону 31-31-29.

Владимир Хорьяков

Обсудить материал

Комментарии

Последние новости

Мнения