О тех, кто топчет полы

Недавно в прокат вышел российский фильм «Аритмия». Сюжет посвящен будням подстанции «Скорой помощи». Чем мне понравился фильм, так это правдивостью рассказа о нашей нелегкой работе по спасению жизней. Там есть все: и как машину «Скорой» не пропускают на дорогах, и какие бывают капризные и конфликтные родственники пациентов. Но особенно запомнились постоянный стресс на работе и переживания главных героев. Мне, врачу «Скорой помощи», практически каждое сложное дежурство можно предлагать сценаристам для продолжения съемок про наши будни. Делюсь некоторыми историями, случившимися в последнее время. 

Поздний вечер. Нам с фельдшером Вадимом дают вызов – женщина отравилась таблетками, без сознания. Приезжаем в новый дом в центре города. Действительно, в зале на полу – пациентка. Состояние тяжелое. Сознания нет, давление низкое. Дышит с трудом. На лице, теле – свежие царапины и ушибы мягких тканей. Проверяем рефлексы, снимаем кардиограмму, измеряем сахар и одновременно выясняем у родственников, что же произошло. Оказывается, почти сутки назад сильно поругалась с мужем. По телефону сестре пообещала выпить таблетки, чтобы умереть. В течение следующего дня не отвечала на звонки. Уже вечером муж и сестра попали в квартиру на втором этаже по лестнице через окно. Время было упущено. Пробовали на месте привести ее в чувство, но тщетно. Доставили пациентку в коме в реанимацию. А ей – всего 34 года и двое несовершеннолетних детей на попечении! 

Другой вызов. Пожилой мужчина решил для себя, что если давление не поднимается до высоких цифр, лекарства для стабилизации каждый день пить не стоит. Сказано – сделано. Вернее, заброшено лечение. Только не учел того факта, что имел инвалидность по гипертонической болезни и постоянную форму нарушения ритма работы сердца. Через три дня стал с трудом разговаривать. Не смог удержать ложку в руке и даже стоять не получалось. Через три дня все-таки решили обратиться за медицинской помощью, позвонив в «Скорую». Диагностировали инсульт. Пациента с тяжелой формой нарушения мозгового кровообращения госпитализировали в больницу. 

Пожилая женщина подвернула ногу прямо в комнате. Дело было днем. В квартире никого из домочадцев не было. Доковыляла до дивана. Позвонила мужу. Тот принес пакеты с замороженной вишней. Самостоятельно перевязала поврежденную стопу тугой повязкой, обложила холодом, выпила обезболивающее. Решив, что «само пройдет», держала в холоде ногу более 4 часов. Не прошло. Когда все-таки вызвали «неотложку», стопа была ледяной. Осмотр показал наличие закрытого перелома обеих костей нижней части голени. Пока накладывали шину, делали обез-боливание, муж бурчал, что «топчем полы». С неохотой помогал нам транспортировать жену до машины. А взрослая дочь непрерывно орала на своего маленького сына: «Не лезь туда!», «Уйди с глаз долой!» Женщина, видя нездоровую обстановку в доме, пыталась оправдать родных: мол, муж стал в последнее время нервным, выпивает, дочь не справляется одна с воспитанием сына. А сама уже два года практически ничего не видит, еле ходит вслепую, но врачам не доверяет. 

Мы, медики, помогаем всем, кто нуждается в нашей помощи. Наша жизнь и работа – то ли драма, то ли комедия. Как в фильме «Аритмия».

Обсудить материал

Комментарии

Последние новости

Мнения