Тернистый путь преодоления

Людям, попавшим в трудную жизненную ситуацию: наркоманам, запойным алкоголикам, отдавшим за дозу и пропившим все, что у них было, бездомным, – здесь обещают бесплатную помощь. Дают кров и еду. Что это – благотворительность, подпольное предпринимательство, сектантство? «ОХ» попросила ответить на вопросы руководителя орского филиала организации И. Агишева. 

– «Путь преодоления» фактически продолжает дело ликвидированной Верховным судом организации «Преображение России», в деятельности которой были установлены факты незаконного предпринимательства, использования людей в качестве бесплатной рабочей силы... Вас это не смущает? 

– Я не знаю причин, по которым была закрыта организация «Преображение России», но ничего криминального в ее деятельности не вижу. Люди занимались миссионерством и волонтерской деятельностью, чем занимаемся сейчас и мы.

– Миссионерство подразумевает религиозную составляющую?

– Мы изучаем библию, религиозную литературу скорее в ознакомительных целях, главное для нас – моральные христианские ценности и принципы. 

– Вы верующий человек?

– Да, принял православие. До этого у меня было потребительское отношение к Богу: поставил свечку – попросил что-то. Сейчас многое изменилось. 

– А какие у вас отношения с местным духовенством?

 – Не знаю почему, но думаю, что многие считают нас сектантами. Я всегда зову прийти к нам, посмотреть, пообщаться с людьми и убедиться, что это не так. 

– Вы обещаете помощь нарко- и алкозависимым, при этом у вас нет ни врачей, ни психологов... 

– Нет. Здесь имеется в виду помощь бытовая: помыть, постричь, накормить, дать жилье. Помочь восстановить документы, направить к специалистам-медикам, к тем же наркологам. 

Я сам прошел через это: сначала были наркотики. Когда обратился в салаватский филиал организации и слез с иглы, вернулся к прежней жизни, знакомым… и начал пить. Временами безысходность и внутренняя пустота были такими же жуткими, как ломка. В общем, все испытал на собственной шкуре. 

– На городских сайтах размещены объявления, где вы предлагаете услуги грузчиков, сборщиков мебели и прочее. Это трудотерапия или попытка заработать, используя бесплатную рабсилу?

– Это способ существования. Зарабатываем деньги, чтобы оплатить аренду дома, где проживаем, покупать продукты, что-то по хозяйству, одежду. Я точно так же работаю. Никаких особых делений здесь нет. Каждый делает то, что умеет. У меня специальность электрика, сварщика. Что касается гигантской прибыли, то об этом даже говорить смешно…

– А если человек отказывается работать, вы его гоните?

– Такие сами уходят. 

– Сколько сейчас в вашей организации обратившихся за помощью?

– Мы снимаем частный дом на улице Калинина, 42. Приходят сюда, либо узнав адрес от знакомых, либо позвонив на номер 8-922-870-02-22. Сейчас у нас живут 7 человек. Хотя с февраля, когда я стал руководить организацией в Орске, приходило гораздо больше людей, но пожили – ушли. Мы никого насильно не держим. В этом случае и от зависимости не избавиться. Принцип «если я не пью, потому что мне запрещают» не сработает. У нас человек преодолевает психологический барьер сам, сам борется с собой. 

Некоторые уверены, что люди живут в подобных центрах как рабы. Их просто выдергивают из привычной среды, считая, что так они бросят пить, никак не адаптируя к нормальной жизни вне центров. Специалисты категоричны в другом: последствия обращения за помощью к неквалифицированным людям могут быть непредсказуемыми. А что думаете вы?

Обсудить материал

Комментарии