О борзописцах

Весна с великим трудом пробивается через череду холодных и ветреных дней. Вот и в очередное наше дежурство приходилось нам с напарником Володей выходить из машины «Скорой» в промозглую погоду.

Днем диспетчер отправил нас к лежащему на улице. Прямо в центре города сидел на снегу пьяный мужчина. Даже пытался ползти, мыча, что «идет домой». Так как на ногах пациент стоять не мог, пришлось класть его на носилки и ехать в дежурную терапию. А в тот день путь лежал в железнодорожную больницу. На площади Гагарина заметили, что несколько человек машут нам, показывая на лежащего на асфальте человека. Подъезжаем на место, быстро осматриваем мужчину и начинаем реанимационные мероприятия. Со слов очевидцев, пять минут назад он шел по улице, внезапно упал. Скажу я вам, «качать», когда в лицо дует ледяной ветер, – дело не из приятных. Да к тому же вокруг нас собрались зеваки, комментирующие все наши действия с Володей и водителем Виталием Андреевичем. Мы сделали все, что смогли, но спасти человека не успели. Позвонили диспетчеру, стали ждать полицию. В какой-то момент заметили молодого человека, бегающего вокруг трупа с телефоном. Выходит, пока мы реанимировали, кто-то быстренько успел позвонить на городской портал новостей. И вот уже репортер собирает материал для сенсационной новости. Даже пытался нам задавать вопросы: мол, кто это, сколько лет, что случилось... Боясь попасть в кадр, мы спешно сели в машину в ожидании опергруппы. Не прошло и часа, как эксклюзивный материал о смерти человека вышел на сайте новостей. Мы, еще не придя в себя от физической и психологической нагрузки, были оккупированы звонками знакомых, прочитавших новость в Интернете.

Конечно же, мы, люди, сами виноваты в том, что всегда будет работа у борзописцев. А читателей что интересует больше всего в новостях? Как сами же журналисты говорят, на бессознательном уровне человека интересуют пять «С»: скандал, секс, сплетни, смех, смерть. Никогда не задумывались, почему у «желтой прессы» такие большие тиражи? Потому что все материалы и строятся на этих пяти «С». Есть спрос – будет предложение. Хотя ведь как-то не по-человечески вокруг трупа с фотоаппаратом бегать, если ты не судмедэксперт. А народу подробности подавай. 

А как быть нам, медикам? Вытерев пот со лба, давать интервью репортерам? Неэтично же это. Достаточно того, что нас опрашивают в полиции, затем приглашают в суды и следственный комитет.

Под утро по закону парных случаев опять едем к лежащей во дворе дома женщине. В этот раз мы увидели бездыханное замерзшее тело. По-видимому, случилось что-то ужасное, потому что женщина была без одежды. Рядом лежала сумочка и кое-какая одежда. Опергруппа приехала быстро. Знакомый судмедэксперт Сергей устало поздоровался, спросив, что мы знаем о потерпевшей. Пока Володя давал показания следователю, я наблюдала за привычными действиями судмедэксперта. Попутно поговорили о жизни, пожалев друг друга в столь ранний час. К счастью, проходящие мимо люди, видимо, спешили по своим делам – никто не позвонил репортерам. Либо это событие произошло слишком рано, поэтому никто не бегал вокруг нас с фотоаппаратом.

Обсудить материал

Комментарии