Разместить рекламу возможно по телефону:
(Viber или Whatsapp) 8-922-87-26-626

Командир отряда: боевой офицер, психолог, дипломат...

Впервые я увидел полковника Томберга лет шесть назад. Как сейчас помню, в ДК машиностроителей проходило какое-то занудно-официальное мероприятие, и мы с коллегами-журналистами, спрятавшись за широкие спины парней из ОМОН и СОБР, скучали на галерке. школяры шушукались и ерзали в креслах, кто-то откровенно зевал. Ведущий пригласил на сцену командира отряда милиции особого назначения при УВД Орска «Барс». Ну, подумалось мне, сейчас выйдет громила покрепче актера Балуева из сериала «Спецназ», завяжет узлом микрофонную стойку и рявкнет страшным басом генерала Лебедя что-нибудь невразумительное. Однако...Из-за кулис появился невысокий мужчина самого обычного «гражданского» телосложения, в камуфляже и черном берете. Оглядел зал. Взял микрофон. Говорил тихо. Очень тихо. О том, как отряд был на войне. Как дрался на пропитанных кровью блокпостах. Как от бандитских пуль погибли двое отличных ребят. Партер замер. Ни шороха, ни звука. Один из «черных беретов» прошептал товарищам: «Крепко батя сказал!». Потом был фильм. С экрана улыбались живые и невредимые Анатолий Волков и Сергей Запевалов. А через мгновение объектив уже скользил по поминальному столу, накрытому в кубрике, где бойцы, вырвавшиеся из огненного шквала, отдавали последние почести своим товарищам. Молодежь расходилась молча, в полном смятении чувств.
Мне же захотелось непременно познакомиться с командиром «барсов». Это удалось, но не сразу. С годами между нами установились... Нет, не дружеские, не стану приписывать того, чего нет, просто нормальные отношения, какие иногда складываются между рядовым репортером и командиром боевого подразделения. Именно от Томберга наши читатели узнавали всю правду о чеченской войне. В то время как министры и генералы врали о «мирном урегулировании конфликта», вернувшийся с Кавказа полковник не скрывал истинного положения дел. Он не таился от прессы и, в отличие от некоторых товарищей с большими звездами на погонах, не напускал тумана на работу своего подразделения. Вместе с бойцами отряда мы освобождали «заложников» и забрасывали гранатами «беглых преступников», шли в рукопашную на «врага» и целились в «живую мишень» из снайперской винтовки. Об ОМОНе наши читатели знают, пожалуй, больше, чем обо всех других подразделениях УВД вместе взятых. Но вот что касается личности самого командира...

КАК ПРЕДСТАВИТЕЛЬ УЧИТЕЛЬСКОЙ ДИНАСТИИ СПЕЦНАЗ СОЗДАВАЛ
Долгое время меня удивляло, как Геннадий Николаевич умудряется отыскать стилистические ошибки в его интервью, подготовленных к печати. Все хотел спросить, да не решался. Осенью прошлого года, когда готовили материал к Дню учителя, «страшная тайна» раскрылась сама собой. Оказалось, Томберг - из семьи педагогов. И сам педагог по образованию, окончил Орский пединститут по специальности «преподаватель русского языка и литературы». Ему ли не знать правильность слога! И быть бы Томбергу учителем, и приставали бы сейчас школяры с вопросами: «Геннадий Николаевич, подскажите, как здесь пишется?», однако судьбой ему был уготован иной сюжет существования. Зимой 1974 года Томберг пришел в органы внутренних дел. Служил в должности командира отдельного дивизиона дорожно-патрульной службы, был командиром отдельного батальона патрульно-постовой службы. Уже тогда начальство обратило внимание на его организаторские способности. 15 февраля 1994 года перспективного офицера назначили командиром создаваемого отряда милиции особого назначения. С тех пор этот день считается днем рождения орского ОМОНа.
Сказать, что ОМОН - детище полковника Томберга, значит, не сказать ничего. Позволю себе воспользоваться этой расхожей фразой, дабы наиболее емко и в то же время кратко передать суть того, что сделал для Орска и всего восточного Оренбуржья этот офицер. Начинался отряд с нуля, с комнатушки в помещении батальона ППС и нескольких сотрудников, которые во главе со своим командиром отправились в первый рейд... пешком! Потому что транспорта еще не было. Геннадий Николаевич сам комплектовал штат, решал организационные вопросы, планировал вместе с офицерами операции по обузданию рэкета, случалось, и сам с помощью своего неразлучного друга - пистолета Макарова - вязал братков, расплодившихся тогда в городе и его окрестностях. Осенью 1994-го омоновцам отдали военный городок «Парус», с помещениями стало полегче. Разорванный на куски лихими вояками «Парус» подлатали, облагородили, и с тех пор на базе ОМОН идеальный порядок. В чем, опять-таки, прямая заслуга командира.

ПО-ПРОСТОМУ, ПО-ОТЕЧЕСКИ
Но учебные классы, штаб, спортзал, оружейная комната - это еще не отряд особого назначения. Отряд - это накачанные мужики, готовые в любую секунду выполнить приказ и защитить законопослушных граждан от распоясавшихся мерзавцев. Отряд - это единый организм, когда в строю не просто сослуживцы, а братья по оружию. И еще неизвестно, что для них важнее, боевая подготовка или благоприятный психологический климат в коллективе. Тут многое зависит от личности командира. Томберг - человек особого склада ума и характера, уж поверьте на слово журналисту, которому приходилось общаться со многими старшими офицерами орского (и не только орского!) гарнизона. Он - милиционер по профессии и педагог по призванию, способный уловить настроение подчиненных, найти нужные слова, поддержать, если нужно, помочь. В патовых ситуациях, когда другой офицер-спецназовец кроет подчиненного отборным матом и размахивает пудовыми кулачищами-кувалдами, Геннадий Николаевич разговаривает спокойно. По-мужски. По-отечески. И знаете, помогает! Вместе с тем, Томберг - командир жесткий. Иначе в спецподразделении, которое, в прямом смысле этого слова, ходит по лезвию бритвы, нельзя. Тихое слово полковника для личного состава - закон. Чтобы не подчиниться приказу командира, авторитет которого в отряде непреклонен?! Да быть такого не может! Спрос очень строгий, поблажек никаких и ни для кого...
Я не единожды интересовался, каким образом Томбергу удается командовать отрядом камуфлированных здоровяков? Как-то он мне сказал: «Командиру надо быть не столько юристом, хотя и это важно, сколько педагогом и психологом...». К сожалению, командиров-хороших юристов немного, а уж командиров-педагогов вообще днем с огнем не сыскать. «Барсам» в этом плане, полагаю, очень повезло.

БОЕВИКИ ИЗВИНИЛИСЬ ЗА ОБСТРЕЛ
И все-таки одного педагогического дара, пусть даже помноженного на организаторские способности и милицейский опыт в проведении спецопераций, мало. Настоящий авторитет у омоновцев зарабатывается в экстремальных ситуациях, когда грань между жизнью и смертью становится призрачной. В истории «Барса» таких ситуаций было хоть отбавляй. Спустя всего полтора года после создания отряда бойцы поехали в первую краткосрочную командировку на Кавказ. Фактически на войну. И началось. Командировки следовали одна за другой: Чечня, Дагестан... Незаживающая рана на сердце командира - потеря двух сотрудников в жестоких боях на улицах Грозного. Над могилами ребят, вернувшихся домой в цинковых гробах, воздвигли мемориал. Их семьи, оставшиеся без кормильцев, не забывают, поддерживают материально. Это для омоновцев - святое…
Томберг был со своими бойцами в Чечне в самые жаркие и страшные дни. Тогда в федеральных войсках царил беспорядок, наивное в своей простоте правительство заигрывало с бандитами, а те, знай себе, поливали армию и милицию свинцом, да праздновали одну победу за другой. В этом винегрете, замешанном на разгильдяйстве и правительственной мягкотелости, Геннадий Николаевич сумел обустроить быт личного состава и наладить службу. И здесь, в Чечне, он повел себя иначе, нежели другие отцы-командиры. Томберг понял, что это за война, кто воюет против наших войск и как в подобной ситуации надо действовать. Например, в Рошни-Чу – родовом поместье Дудаева, где «барсы» несли службу на блокпостах вместе с федералами, он вышел навстречу демонстрации женщин, которые с яростными криками направились к нашим позициям. Было ясно, что шествие - чистой воды провокация, тем более, что за спинами беснующихся горянок пылили угрюмые бородачи, и намерения их были явно не дружескими. Армейцы сыграли тревогу и развернули против демонстрации пулеметы. Еще немного, и начнется бойня. Полковник нашел нужные слова. Говорил долго, убеждая разъяренных женщин Востока. Потом общался со старейшинами. И конфликт был улажен без единого выстрела.
Кавказцы – народ своеобразный. В тех селениях живут по своим законам и своему, не всегда понятному нам укладу. В Чечне нельзя заигрывать с местным населением: почувствовав слабину, чеченцы «съедят» незваных гостей, как шашлык из барашка – косточек не останется! И беспредельничать нельзя: обязательно устроят «сюрприз» в виде засады или фугаса. Надо суметь выстроить отношения с местными. Получится - командировка пройдет успешно, если нет… Об этом лучше не говорить. У командира «барсов» получалось. Всякий раз, приезжая в Чечню, будь то многонедельная командировка или сопровождение отряда к новому месту службы, Томберг встречался со старейшинами, муллой и главой администрации. Говорил, что пришли поддерживать конституционный порядок, а не шкурничать. Что ментовского произвола не будет. Что все жалобы от местного населения рассмотрят. Ему верили. Перед каждым пятничным намазом – самым массовым мероприятием в чеченских поселках - Геннадий Николаевич встречался с местным населением. Командир и его отряд слово держали, действовали строго по закону. Чеченцы, в свою очередь, не пакостили. Во всяком случае, по-крупному. Когда орчане уезжали домой, их провожали по чеченской традиции огромным пирогом. Правда, однажды, когда наши в очередной раз приехали в хорошо знакомые и вроде бы дружественные Месхеты, их в первую же ночь обстреляли. На рассвете прибежал глава администрации, через которого боевики передали Томбергу и его сослуживцам свои извинения: простите, мол, ошибочка вышла, думали, что не вы приехали, а другие милиционеры…

ПЛЕЧОМ К ПЛЕЧУ С БОЙЦАМИ
Как мне казалось, за эти годы я выспросил у Томберга про его чеченскую эпопею все. Он рассказывал ярко, образно – строка сама ложилась на бумагу. Однажды показал иконы, подаренные отцом Анатолием, которые были с ним во время всех командировок на Кавказ. И слегка обгоревшую книгу, найденную в одном из схронов. С арабской вязью на страницах и портретами воинов Аллаха, павших в боях с неверными. Но кое о чем Томберг все-таки умолчал. На днях, когда я взялся за написание этих строк, мне стало известно, что Геннадий Николаевич не только наводил дипломатические мосты с местным населением и решал вопросы общего руководства. Он воевал плечом к плечу с бойцами. В декабре 2000 года, когда наших накрыли из гранатометов, Томберг занял место в линии обороны, руководил боевыми действиями милиционеров, которые сначала отбили первый натиск противника, а затем уничтожили его. В сентябре 2001 года попала под обстрел колонна с «гуманитаркой», которая шла к омоновцам. Томберг был старшим. Он отдал приказ водителям дать по газам, а сам вместе с группой прикрытия открыл ответный огонь. Полковник бил по цели из автомата. Бил метко. Колонна дошла к месту назначения, двух боевиков удалось взять живыми.
Томберг всегда с отрядом. Если что, прикроет, вызовет огонь на себя. По тылам прятаться не станет. Отсюда – уважение, авторитет. Отсюда - высокие награды: орден «Мужества», медаль ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени, именное оружие от министра. И признания родственников уезжавших на войну милиционеров: «Командир с ребятами, значит, полный порядок!».

«ГРУСТНЫЙ ПРАЗДНИК» В КОМАНДИРОВКЕ
В заключение о том, что известно лишь узкому кругу людей. Дважды в биографии полковника случалось так, что его день рождения, 31 мая, приходился на служебную командировку. Первый раз - в 2000 году, когда Геннадий Николаевич сопровождал отряд из Чечни. Ребята тогда подарили командиру спецназовский свитер и кинжал. Этот свитер Томберг носил долго, выгодно отличаясь от общей массы офицеров орской милиции. Сегодня, в свой 55-й юбилейный день рождения, полковник вместе с сорока «барсами» несет службу по блокированию дорог. На этот раз, слава Богу, не в Чечне, а в мирном Питере, отмечающем трехсотлетие. Вечером его ждет сюрприз, приготовленный бойцами. А еще факсы-поздравления от личного состава, оставшегося на базе и несущего службу по охране правопорядка в городе, от командования орского гарнизона милиции, областного УВД и, конечно же, редакции «Орской хроники». Думается, к этим поздравлениям присоединятся все наши читатели, которым отряд «Барс» и его командир знакомы не только по репортажам и интервью, опубликованным на страницах газеты, но и по конкретным делам.

Материалы по теме

Командир отряда: боевой офицер, психолог, дипломат...

Впервые я увидел полковника Томберга лет шесть назад. Как сейчас помню, в ДК машиностроителей проходило какое-то занудно-официальное мероприятие, и мы с коллегами-журналистами, спрятавшись за широкие спины парней из ОМОН и СОБР, скучали на галерке. школяры шушукались и ерзали в креслах, кто-то откровенно зевал. Ведущий пригласил на сцену командира...

Дима покорил латышские сердца

В столице Латвийской Республики состоялся концерт аккордеониста, студента 3 курса Орского колледжа искусств, лауреата международных и всероссийских конкурсов Дмитрия Решетникова. Предлагаем читателям мини-интервью с ним и его преподавателем – завучем колледжа Т. Новоселовой.– Тамара Викторовна, расскажите о самых ярких впечатлениях от поездки в Прибалтику. – Концерт состоялся благодаря организации «Арт-мост», которая...

Обсудить материал

Комментарии

Последние новости

Мнения