Глазами иностранца

Глазами иностранца Глазами иностранца Глазами иностранца

Фото автора

«Ужас! Немцы до Урала дошли!» – сказал мне коллега, когда узнал, что у меня в гостях подруга-немка. В прошлом году я была у нее в Германии, а сейчас она приехала с ответным визитом, желая увидеть «настоящую» Россию, а не только Москву и Питер, где была ранее. Пообещав ей культурный шок, я составила следующий маршрут: «Оренбург – автобусом до Орска – в плацкартном вагоне до Екатеринбурга».

Добро пожаловать

Как назло, я опоздала к приземлению самолета, чтобы встретить Катрин. В ответ на мое сообщение об этом она попросила меня не беспокоиться и сказала, что сможет добраться до хостела сама. На метро или на автобусе. В общем, пришлось ей дожидаться меня, чтобы вместе ехать на такси, ибо с общественным транспортом тут туго.

А на следующий день Катрин досталось от водителя «ПАЗика». За то, что она не удержала сдачу, которую он ей швырнул. Деньги предательски посыпались на пол, за сиденье, в щели между сиденьями... И новую порцию монеток водитель давать отказался. Она с ним на вежливом английском – он с ней на грубом русском. Видимо, мне надо было переходить на доходчивый матерный, чтобы объяснить, что так делать нельзя. В итоге отыскать удалось далеко не все монеты. Видимо, это плата за впечатления от поездки… 

Но их легко скрасили позитивные эмоции от пешеходного моста через Урал, улицы Советской, полной красивых зданий… В принципе, в тот день, после поездки на «ПАЗике», не понравилось одно – погода. 11 градусов с сильным ветром. И это в августе! Хоть я предупреждала девушку о погодных сюрпризах и она надела два пуловера с дождевиком, ситуации это не спасло. Катрин сказала, что в Гамбурге такая погода зимой, и мы пошли на автобусную остановку.

– Откуда ты знаешь, что нужный маршрут ходит здесь? Когда он подойдет? Тут ведь ни табло, ничего нет! – искренне удивлялась Катрин, привыкшая к европейскому сервису. – Ведь, если бы не ты, я бы тут просто потерялась.

Да, иностранцев в российской глубинке не ждут. В общей сложности в Оренбурге мы пробыли три дня, прогулялись по моим любимым местам, заглянули в музеи и торговые центры, но особого восторга в глазах подруги так и не удалось увидеть.


«Как в телеге»

Настало время ехать в Орск. И снова непонимание: как это нельзя купить или хотя бы забронировать билет через Интернет? Как это надо стоять в очереди в кассу и покупать заранее, если хочешь гарантированно уехать?

– Соль-Илецк, отправляемся, Соль-Илецк! – доносится со стороны вокзала.

– Господи! Как на базаре! – комментирует Катрин.

Мы купили билеты, на следующий день приехали на автовокзал. Может быть, она думала, что мы поедем на большом современном автобусе… Но увидела вместо него на платформе старенький микроавтобус, а название маршрута было написано фломастером на картонке.

– Странно, – говорит она, – в Германии на таких машинах груз возят. А тут поставили сиденья и возят людей.

Периодически во время пути нас потряхивало, подбрасывало или просто была какая-то вибрация в салоне. Все путешествие Катрин окрестила одним точным сравнением: «Как в телеге».

– А почему поля пустые? – спрашивает она, глядя в окно. – Это выжженная трава?

Я даже не знала, что и ответить. Кроме того, что да, это выжженная трава. Зато мы самая большая страна в мире!


В городе трудовой славы

Итак, мы приехали в Орск. Где не было горячей воды. Ее вроде как хотели дать накануне, но аккурат к нашему приезду рванула теплотрасса. Огромный фонтан из-под земли, затопленные улицы... Все в лучших традициях нашего города. Так что знакомство с Орском началось с кастрюлек, тазика и ковшика. Прошу прощения у немки за неудобства, но, оказывается, она знает, что это такое.

– Да ладно? В Германии так же?

– Нет. Я была в Африке, и там так. Но у них всегда так, а у вас всего две недели.

Я, конечно, подозревала, что будет сложновато найти развлечения для Катрин в Орске на трое суток. Но никак не думала, что большую часть моей программы мы осилим за несколько часов первого же дня.

Особенно ей запомнился переход проспекта, где ремонтировали дорогу и налили дорожки битума, при этом не ограничив движение ни авто, ни пешеходов. Короче, мы вляпались в эту смолу. (Что не входило в мои планы, сразу говорю.) А Катрин была в сланцах, поэтому с каждым новым шагом она рисковала оставить свои шлепки, купленные в солнечной Бразилии, в нашем не менее солнечном Орске.

Но в итоге обувь осталась на ней, и подруга решила рискнуть еще раз куда-нибудь сходить, предварительно спросив у «Гугла», куда отправиться. В ответ тот любезно предложил посмотреть Омск. Так что пришлось выкручиваться самой и применять «тяжелую артиллерию». Повела ее в «Магнит». В тот самый, что в бывшем ДК машиностроителей, где в зрительном зале под шикарной театральной люстрой торгуют картошкой. Эти эмоции надо было снимать на видео!

Как призналась Катрин, она видела многое, но чтоб такое... И добавила, что если бы пришла сюда без меня, то не поняла бы, какого черта здесь происходит.

На пути из магазина домой нам встретилась еще одна достопримечательность Орска – трамвайные рельсы. Вокруг которых напрочь разбит асфальт, а в некоторых местах их почти не видно из-за травы, которой они поросли.

Катрин была уверена, что это заброшенные пути. Но тут из-за поворота вырулил трамвай... На лице девушки, сменяя друг друга, появились восторг, удивление и ужас.

Хотела съездить с ней на этом вестнике апокалипсиса в Старый город, но нужного трамвая мы не дождались. И свою искреннюю радость по этому поводу Катрин скрыть не смогла, хоть и очень старалась. Позже призналась: боится, что вагон сойдет с рельсов. Ну а я своим уточнением, что это происходит регулярно и в этом, в принципе, нет ничего страшного, добила девушку окончательно. В общем, нежные они какие-то слишком, иностранцы эти.

Фото из личного архива


Российская плацкарта

Настало время ехать в Екатеринбург. В плацкарте. А Катрин еще и в шоке. Человек впервые в жизни ехал в поезде на дальнее расстояние, и сразу в омут с головой. (Я ее предупреждала, она сама этого захотела!) Заходим в вагон.

– Нет! Боже! Что это? Сколько тут человек? 53?! Ты серьезно? И так ехать 14 часов? Этого не может быть! – вопит она.

Может. И после этой фразы парень с верхней полки закрывает окно, потому что ему дует. Наступает полный ахтунг, и дальше Катрин рассказывает историю, после которой  очередной раз убеждаешься в том, насколько велико терпение россиян.

Оказывается, в Германии, если вдруг в поезде ломается кондиционер и температура в вагоне поднимается до +30 градусов, об этом тут же трубят все СМИ, а железная дорога выплачивает компенсацию пассажирам за доставленные неудобства.

Мы посмотрели на термометр в нашем вагоне: +34 градуса. И это норма, как сказала бы Елена Малышева.

Благо Екатеринбург встретил нас солнцем, отличным видом со смотровой площадки на 52-м этаже небоскреба, кинотеатром, где показывают фильмы на языке оригинала, красивыми набережными, уютными парками и удивительным сочетанием современных небоскребов и старинных домов, шумных проспектов и тихих улочек, европейского шика и национального колорита.


Языковой барьер

Общались с Катрин на английском, но если она знала какое-то слово на русском, то обязательно говорила его на русском. Если же не знала ни по-русски, ни по-английски, говорила на немецком, а дальше уже мои проблемы.

– Я так люблю пельмени, – протягивает она. – Они большие такие!

После долгих препирательств относительно того, как выглядят пельмени, перебора всего более-менее большого из этой серии – от мантов до чебуреков – выяснилось, что она имеет в виду блины. И постоянно путала эти два блюда, чем ставила в ступор и меня, и официантов в кафе.

– Вкусное печенье, – говорит она на следующий день за чаем.

– Это пряник.

– О`кей.

– Запомнила?

– Да, паяльник.

Обсудить материал

Комментарии

Последние новости

Мнения