Разместить рекламу, поздравление, соболезнование
можно по телефону(Viber, Whatsapp) 8-922-87-26-626

О том, как в Орске спасались во время эпидемий

О том, как в Орске спасались во время эпидемий О том, как в Орске спасались во время эпидемий

Сибирская язва, тиф, холера, чума – вот далеко не полный список эпидемий, которые в разное время бушевали на территории Оренбуржья. В новом номере «ОХ» мы расскажем о том, с какими опасными заболеваниями пришлось столкнуться орчанам. 

Обереги из чеснока

Первые сведения о неизлечимых, как тогда казалось, болезнях можно встретить разве только в архивных метрических книгах и старейшей газете «Оренбургский листок». В 1870 – 1880 годах издание сообщало об эпидемиях сибирской язвы, тифа, холеры, дифтерита, чумы, а дети часто умирали от оспы, кори и скарлатины. Вообще, вспышки этих заболеваний фиксировались с некоторой периодичностью и в начале прошлого века. В 1918 году в городе даже был открыт холерный барак на 800 коек. 

– В дореволюционный период наш город время от времени одолевали то оспа, то малярия, то трахома, – рассказывает хранитель музейных предметов Орского краеведческого музея Елена Нижник. – А в годы революции зверствовал тиф. Сейчас страшно представить, но люди тогда умирали, что называется, пачками. В 1919 году в Орске работал городским врачом австрийский подданный из Львова Кароль (Карл) Трау. В ноябре 1919-го, когда, кроме тифозных красноармейцев, переполнявших все лечебные учреждения, в городе оказалось более пяти тысяч больных тифом горожан, именно Трау стал одним из двух докторов, которые обслуживали гражданское население. Эпидемия тифа в те годы усложнялась не только нехваткой врачей, но еще и отсутствием лекарств. Умерших, скорее всего, хоронили на старогородском Покровском и мусульманском кладбищах. Последнее тогда располагалось на месте нынешнего механического завода около гагаринского путепровода. 

Именно здесь, по некоторым сведениям, был похоронен в октябре 1921 года и поэт Дэрдменд, орский золотопромышленник Закир Рамиев, умерший от тифа. О нем в одной из книг татарского писателя Лирона Хамидуллина вспоминали родственники Рамиева: «Вот в Орске начались тиф и холера. Некипяченую воду не пьем. Мама наделала оберегов из чеснока и надела на всех детей. Но болезнь не обошла стороной и нашу семью».


Малярии здесь не место

Это сегодня не место, а в 1920 – 1930 годах малярия была в Орске частой гостьей, ведь тогда в черте города и близ него было много водоемов, где плодились малярийные комары. В Орском филиале государственного архива есть немало интересных документов, в которых говорится о борьбе с этим заболеванием. 

А бороться приходилось всем. Директорам строительных организаций и совхозов вменялось в обязанность проведение противомалярийных мероприятий. Но если руководители в силу определенных причин не могли заниматься подобной работой, то предлагалось передать это право специальным малярийным станциям. Существовала такая и в Орске. Для избавления от насекомых активно применяли метод «нефтевания». Его специфика заключалась в том, что по городу ходили так называемые бонификаторы с бутылками керосина и подливали эту жидкость, вредную для личинок комаров, в стоячую воду. Лечили же людей специально обученные медработники. Лечили, кстати, хинином, поэтому таких медиков называли хинизаторами. 

В годы Великой Отечественной войны борьба с малярией продолжалась. Количество больных увеличивалось. И если, как отмечает главный архивист филиала государственного архива в Орске Лариса Рафикова, в 1942 году был выдан 361 больничный лист пациентам с малярией, то за 7 месяцев 1943-го  уже более 4,5 тысячи человек оказались на бюллетене. При всех поликлиниках развернули малярийные кабинеты, вели строгий учет больных, лечили которых хинином, синтетическими препаратами и акрихиновыми инъекциями.


Сибирская язва подкосила

А в 2004 году в Орск нежданно-негаданно заявилась из поселка Истемис, Домбаровского района, сибирская язва. 

В обстановке военного времени в 1942 году притока в Орск большого количества эвакуированных важное значение приобрела работа по предупреждению и лечению инфекционных заболеваний, таких как сыпной и брюшной тиф, дизентерия, дифтерит. Тогда во всех трех районах города организовали санитарно-бактериологические лаборатории, в каждом районе была своя инфекционная больница на 225 коек.

Причем обнаружили ее случайно, когда молодой рубщик мяса с рынка «Авангард» скончался на операционном столе в горбольнице № 2. Правда, от появления сибирской язвы тогда власти открещивались и уверяли, что в городе никакой язвы нет. Но она была. И с ней даже госпитализировали в стационары десять орчан. 

Лишь после подписания тогдашним главой города Юрием Черноусовым приказа о переводе орского звена ЧС в систему повышенной готовности специалисты городских служб активизировались и стали проверять каналы поставок мяса, соответствие рынков санэпидемиологическим нормам. Позднее выяснилось, что в Орск в августе 2004 года поступило более тонны зараженного мяса из Истемиса, которое было реализовано на рынках «Авангард» и «Привокзальный». К счастью, тогда удалось избежать больших жертв. 

Сибирская язва периодически дает о себе знать. Спустя два года после смертельного случая в Орске язвой заразился житель самого Истемиса. Специалисты говорят, что споры возбудителя этой болезни сохраняются в почве десятки лет и вирус может проснуться в любой момент.

Коронавирус COVID-19 сразу после своего появления пополнил российский официальный перечень опасных для окружающих заболеваний. Сейчас в документе шестнадцать болезней, в том числе ВИЧ, гепатиты В и С, малярия, холера, чума, сибирская язва, дифтерия, туберкулез.

Ящур. Карантин. Аккермановка

Кстати, именно в военные годы к Орску вплотную подошел… ящур. 

В том же Орском филиале госархива мы обнаружили уникальный документ, датированный ноябрем 1941 года. Речь идет о заявлении заведующего Орской горветлечебницей И. Хотченко, который просил председателя исполкома Орского Совета депутатов Милованова принять меры в отношении горкомхоза и гормилиции, которые не выполняют указаний по борьбе с тем самым ящуром. 

«Круглосуточные посты и опознавательные знаки не установлены, вследствие чего ящур распространяется за пределы неблагополучной территории Орска. В таких условиях вести борьбу с ящуром невозможно, я бессилен уже», – писал Хотченко. 

Неблагополучной территорией оказался центральный поселок Ново-Аккермановка, где ящуром заболел крупный рогатый скот. Там-то и объявили карантин, заготовки шерсти, кожи и мяса приостановили, как и продажу сырого молока и молочных продуктов. В условиях военного времени это было сложно, но зато заболеванию не дали пойти дальше. Кстати, Хотченко тогда ответили, что «с наступлением холодов и снега необходимость в карантине отпала».


Фото предоставлено музеем Орского механического завода и филиалом государственного архива в Орске

Материалы по теме

О том, как в Орске спасались во время эпидемий

Сибирская язва, тиф, холера, чума – вот далеко не полный список эпидемий, которые в разное время бушевали на территории Оренбуржья. В новом номере «ОХ» мы расскажем о том, с какими опасными заболеваниями пришлось столкнуться орчанам. Обереги из чеснокаПервые сведения о неизлечимых, как тогда казалось, болезнях можно встретить разве только в архивных...

Обсудить материал

Комментарии