Разместить рекламу, поздравление, соболезнование
можно по телефону(Viber, Whatsapp) 8-922-87-26-626

390 метров под землей, или Как мы руду добывали в шахте

390 метров под землей, или Как мы руду добывали в шахте 390 метров под землей, или Как мы руду добывали в шахте 390 метров под землей, или Как мы руду добывали в шахте

Профессор Леонид Гевелинг сказал однажды: «Шахтерам трудно переквалифицироваться в археологов. Не потому что образования не хватает, а потому что слишком глубоко копают». Насколько глубоко, журналисты «ОХ» увидели сами, спустившись под землю в прямом смысле слова. 

Без сапог в шахту ни ногой

Когда коллеги из АО «ОРМЕТ» предложили отправиться на рудник «Джусинский» в шахту, мы не колебались ни секунды. Любопытство перебороло страх. 
И вот, преодолев добрую сотню километров до Теренсая, выгружаемся у общежития, где останавливаются на время вахты горняки предприятия, проходим инструктаж по технике безопасности, на котором, признаться, еще не совсем понятно, что ждет в самой шахте. Лишь после получения спецодежды, в том числе резиновых сапог, без которых под землей делать нечего, да трехкилограммовых шахтных самоспасателей и светильников по спине предательски стекает струйка холодного пота при сорокаградусной-то жаре. Нас, кстати, сразу предупреждают: в шахте температура воздуха всегда 14 градусов, так что не запаримся. С тем и двигаемся дальше. 
– Открытые горные работы велись на Джусинском месторождении с 2001 года, а строительство подземного рудника началось в 2013-м с отметки 75 метров над уровнем моря. Глубина карьера составила 260 метров, – отмечает по пути Александр Филатов, начальник рудника «Джусинский». – Сейчас горняки добывают руду уже на горизонте минус 190, что на 110 метров ниже дна карьера. В следующем году перейдем на горизонт минус 270. 
За беседой не замечаем, как по серпантину горной дороги спускаемся к самому сердцу рудника. И такая картина там открывается, что от красоты дух захватывает: по скалам открытого карьера сверху прямо на нас, кажется, несутся ручьи прозрачной, как хрусталь, воды.
– Это подземные воды реки Джусы пробиваются сквозь породу. Их мы собираем в специальные резервуары и перекачиваем в пруд-накопитель, – замечает Алексей Мельник, главный инженер рудника «Джусинский». – Сейчас находимся на нижней точке карьера, это всего 30 метров над уровнем моря. Когда спустимся на нижние горизонты, где отгружают руду, то окажемся гораздо ниже уровня моря.

Куда уходит вода?

И вот он, долгожданный спуск в шахту! Грузимся в спецтранспорт и не спеша отправляемся вниз. Едва въезжаем в портал – в лицо ударяет поток холодного воздуха. Где-то вдали мерцают огни. Машину качает из стороны в сторону. То и дело раздаются гудки автомобиля. Если нужно остановиться, то подается один сигнал, двинуться вперед – два, а сдать назад – три. Все автоматически. Водитель лишь управляет транспортом. 
Останавливаемся на горизонте минус 30. Здесь ремпункт компании «Шахтострой». 
– Подземные машины, в том числе ковшевые для доставки горной массы, и само буровое оборудование у нас почти все импортного производства, – рассказывает ее представитель Антон Кравцов. – Техники хватает. 
Неподалеку находится электрическая подстанция, энергия туда заводится с поверхности земли. Здесь же аппаратура автоматизации водоотливных установок. Отработанная вода отсюда уходит в наземный пруд-накопитель. Потом ее используют вторично для технологических процессов. 
В самой штольне воды с лихвой. Где-то она сочится в прямом смысле сквозь стены, где-то капает сверху, но неизбежно собирается в водоотводные каналы. И все же резиновые сапоги, заботливо выданные нам орметовцами, пришлись кстати. Пригодились и светильники со специальными датчиками, по которым можно отследить в режиме реального времени, где находится каждый человек, спустившийся в шахту. Горняки получают снаряжение непосредственно перед сменой вместе с нарядом на работу. Доставляет их в шахту тот самый транспорт, который везет и нас. 

В забой как к себе домой

Едем дальше. Без фонарей не было бы видно даже лиц тех, кто сидит рядом: такая под землей тьма. Выгружаемся на очередной отметке, где идет отбойка отрезной панели. Проводит ее проходчик 4 разряда Александр Кичигин. Он гайчанин. 
– За смену нужно пробурить двадцать метров скважин, – рассказывает он. – С задачей справляюсь. Наверное, потому что работа мне нравится, она настоящая, мужская! 
После того как проходчик пробуривает определенное количество скважин, туда закладывается взрывчатка. Взрывные работы проходят строго по расписанию. При этом сами взрывы на руднике и близ него не слышны – так глубоко ушли горняки. 
Зато под землей, кажется, слышно все. Порой такой гул стоит в штольне, что не понимаешь даже, с какой стороны. А это всего лишь по шахтному стволу движется мощная техника либо за рудой, либо уже с ней. 
Спускаемся еще ниже. Страшно? Ни капли! Через пару часов подземной жизни уже автоматически включаешь светильник, прыгаешь с борта спецмашины и спокойно движешься куда-то в темноту. Туда, откуда доносится звук бурильной установки. А это уже минус 110 горизонт и 390 метров под землей!
– Мы бурим забой, – говорит проходчик 5 разряда Александр Чернышев. – Тяжелая у нас, конечно, профессия. Тем не менее я в горном деле уже двадцать лет. Впервые в шахту спустился, когда мне было восемнадцать, и так мне там понравилось, что и теперь в другой сфере себя не представляю, ведь забойщик в числе первых идет, прокладывая дорогу остальным. Ну и романтика тут своя. Я, к примеру, всегда стремлюсь к тому, чтобы забой у меня получился красивым. Да, первое время была некоторая напряженность. Сейчас привык, спускаюсь как к себе домой. 
– Может, и находки интересные случались, раз вы в числе первых идете в глубь земли? – спрашиваем у горняка. 
– Красивые камни попадаются, – отвечает Александр. – Сам я родом из Казахстана, там однажды нашли кварц правильной формы, а в нем будто бы капелька воды. Переворачиваешь его, а капля перетекает на другую сторону. Тот кварц, помню, бригадир забрал. 
Кстати, горняков, которые по многу лет трудятся на рудниках, можно назвать и геологами в какой-то степени: глаз у них наметан на ценные породы камней и полезные ископаемые. Только опыт этот приходит с годами. Его пока набирается и совсем молодой помощник бурильщика из Орска Юрий Торощин. Он трудится на руднике «Джусинский» почти год. Пришел сюда по стопам тестя. 
– Быть горняком – это здорово, – отмечает Юрий, скромно улыбаясь, и вместе с Чернышевым возвращается к установке – дальше прокладывать забой, чтобы в следующем году, как и запланировано, ОРМЕТ начал добычу руды на нижнем горизонте, который будет находиться на 555 метров ниже поверхности земли. Нам же пора возвращаться. Правда, путь назад кажется слишком долгим. Даже нескончаемым. Но когда выезжаешь из шахты и вдыхаешь свежий воздух, то почему-то еще больше начинаешь ценить жизнь и солнечный свет.

  •  В шахте рудника есть вентиляционные каналы, по которым туда подается свежий воздух и отводится загрязненный. 
  •  В штольне на всех горизонтах имеются телефоны. Размещены они через каждые 400 метров.
  •  На руднике «Джусинский» работают около 250 человек, в том числе специалисты подрядной организации «Шахтострой» из Хакасии.
Александр Филатов, 
начальник рудника «Джусинский» АО «ОРМЕТ»:
– Чтобы стать горняком, нужно получить специальное образование. Но, даже имея его, в шахте может работать не каждый. Здесь работают только крепкие духом и здоровьем люди.

Обсудить материал

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.