Разместить рекламу, поздравление, соболезнование
можно по телефону(Viber, Whatsapp) 8-922-87-26-626

Пляж под заводскими трубами – миф или реальность?

Пляж под заводскими трубами – миф или реальность? Пляж под заводскими трубами – миф или реальность? Пляж под заводскими трубами – миф или реальность? Пляж под заводскими трубами – миф или реальность? Пляж под заводскими трубами – миф или реальность? Пляж под заводскими трубами – миф или реальность? Пляж под заводскими трубами – миф или реальность? Пляж под заводскими трубами – миф или реальность?

Тему добычи серпентинита недалеко от жилых домов Орска на этой неделе обсудили бурно. На публичной встрече должны были присутствовать представители власти, депутатского корпуса, надзорных ведомств и Новотроицкого цементного завода, который ратует за появление карьера. Однако на мероприятие пришли неравнодушные горожане и... поломали все планы. 

О том, что в горадминистрации состоится обсуждение вопроса о разработке новотроицким предприятием карьера по добыче серпентинита близ Орска, люди узнали случайно. Не прийти туда не могли, поскольку многие живут в северном микрорайоне, от которого рукой подать до месторождения. В феврале 2022-го орчане уже высказали свою позицию. Негативную. Тогда депутаты местного горсовета, за которыми оставалось последнее слово, проголосовали против карьера. Но руководство НЦЗ, получившее еще в 2020 году лицензию на пользование недрами для разведки и добычи строительного камня недалеко от жилого массива Орска, вновь вынесло вопрос о переводе рекреационных земель в промышленные на голосование. В противном случае им нельзя там вести разработку.
Однако жители северного микрорайона считают, что изменять назначение городских земель нельзя, равно как и вести добычу камня. На то есть причины. 
– Несколько лет назад город выделил на окраине Орска земельные участки для многодетных семей. Их двести, и в каждой от 5 до 8 детей, – отметила многодетная мать Елена Снеткова. – Мы эту землю ждали, чтобы жить там, поэтому костьми ляжем, защищая свои участки и дома. Мы уже выиграли несколько судов с горадминистрацией, которую обязали провести нам газ. И вода у нас будет! 
Семья Елены дом еще не построила, но многие другие жилье уже возвели. И люди уверены, что те самые 800 метров (это расстояние от зданий Орска до карьера) отсчитали не от их будущих домов, а от крайней многоэтажки, а это уже нарушение. Да и серпентинит есть не только тут, но почему-то НЦЗ нужен именно он… 

– Серпентинит есть не только здесь, но по химическому составу нам подходит именно орский, – отметил Максим Кротов, заместитель директора по социальным и внешним связям АО «Новотроицкий цементный завод». – Месторождение находится в нескольких километрах от предприятия, что позволит нам сократить логистику.
– То есть получится экономия для вас за счет нашего здоровья? – удивились люди. 
– Будет экономия, чтобы у государства было отечественное сырье за разумные деньги, из которых пенсионерам станут платить пенсии и поддерживать социальные проекты, – парировал Кротов. 
Добывать камень планируют открытым способом, который безопасен, по мнению представителей предприятия, во всех смыслах, – то есть без выбросов, пыли и шума. А после окончания разработки ландшафт восстановят, карьер заполнят водой, сделав искусственный водоем, вокруг которого создадут парк для жителей ближайших микрорайонов. Там может появиться пляж, прогулочная зона, фудкорт на десять кафе и причал для проката катамаранов. В общем, зона станет местом притяжения туристов. Лет через 30. И под трубами одного из градообразующих предприятий Новотроицка. 
– Но почему сейчас взамен выкорчеванных там деревьев вы посадили деревья на Мостострое, хотя должны были начать создавать в районе вырубки зеленую зону?! – спросила Виктория Шеккель, житель северного микрорайона. 
– Мы не можем распоряжаться земельными участками и сами определять места посадок. Такие полномочия есть у города, – ответил Максим Кротов. – На той территории, где предлагаете сажать, охранная зона линий электропередач, кроме того, проходит федеральная дорога, тоже с охранной зоной… 
Именно трасса Орск – Оренбург разделяет место будущего карьера от жилых домов. Там уже давно оседает вся дорожная пыль, выбросы предприятий соседнего Новотроицка и одного из орских заводов, ведущих добычу ископаемых в Круторожино. Так что появление еще одного карьера орчан не радует. 
– Будут ли при добыче соблюдаться требования безопасности в части экологии? – поинтересовался депутат Законодательного собрания области Вячеслав Ращупкин. – Когда вели речь о строительстве мусороперерабатывающего завода, тоже говорили, что на НЦЗ все хорошо. Но оказалось, что в праздники и выходные завод отключает фильтры и пыль идет на жилые дома. Не знаю, какой договор вы должны подписать с людьми, чтобы они вам поверили. Где гарантии? 
– Вы хотите свой рейтинг поднять или по существу сказать? – последовал вопрос от Максима Кротова.
– После таких слов я точно буду против карьера. Если люди скажут, что тоже против, и мне потребуется встать рядом с ними, то встану! – отрезал парламентарий. 
– А если ваш народ захочет совершать противозаконные действия, Вы тоже поддержите? – спросил представитель цемзавода.
Ращупкин развел руками. За него вступились орчане:
– Не надо провоцировать!
На прощание люди добавили: 
– Не забудьте премию своим сотрудникам выдать! 
Все потому, что на встречу «прибыло» немало работников НЦЗ. Все они были за карьер и порой сами провоцировали жителей северного микрорайона, не давая говорить. Они твердили, что им нужна работа, чтобы платить кредиты. Орчане же отвечали: 
– А мы жить здесь хотим! И наши дети тоже!

Никто из представителей местной власти так и не высказался по теме, глава города даже не присутствовал на публичных обсуждениях.
Оппозиционный депутат Орского горсовета Павел Коровин выступил за разработку месторождения, за что был практически изгнан с трибуны. Попытался высказаться и оппозиционер Виталий Омельченко, который в феврале голосовал против карьера. Слова ему не дали. Позже выяснилось, что народный избранник уже месяц трудится на том самом цемзаводе. Как он проголосует в июне по вопросу добычи камня, можно только догадываться. 

Кому – рабочие места, а кому – обезвоживание

Татьяну Труболетову, преподавателя биологии и естествознания Орского нефтяного техникума, пригласила на публичное обсуждение вопроса депутат-«единорос» Марина Абрамова. Биолог не могла не высказать своего мнения по поводу разработки месторождения. 

– Когда добывают полезные ископаемые, то при образовании карьера грунтовые воды затапливают его, – подчеркнула Татьяна Сергеевна. – Может начаться обезвоживание близлежащих ландшафтов, потому что идет гидрологическое изменение территории. Недалеко от планируемой разработки серпентинита находятся сады, в любом случае пыль, а она все-таки будет, станет оседать на растениях. Представители завода сказали о том, что появление карьера – это новые рабочие места. Допустим, там будут работать 150 орчан, но при этом мы можем потерять гораздо больше – 50 или даже 100 тысяч. Они просто уедут из этих районов, где будет невозможно жить.

Пыль будет неопасной, но все же будет

Анатолий Никифоров, геолог и педагог Дворца пионеров и школьников, рассказал о разработке месторождения серпентинита. Она, по его словам, не столь опасна для горожан. 

– При производительности в один миллион тонн фреза дает не пыль, а мелкий щебень, – отметил Анатолий Васильевич. – Пыль будет лишь при погрузке, и то немного. Этот камень, кстати, низкой радиоактивности, поэтому пыль от него менее опасна, нежели от другого камня. Пример – силикатная пыль с круторожинского месторождения. Содержание силиката в ней такое, что может вызывать силикоз. Так что бороться надо за то, чтобы завод, разрабатывающий круторожинское месторождение, фильтры установил, а одно из новотроицких предприятий поставило магнитные сепараторы. 
А вот с водой на месте планируемой добычи оказалось вообще ничего не ясно.
– Сколько всего в этой местности влаги, надо определять при разведке, то есть бурить скважины, смотреть ее уровень. Все зависит от грунта и количества обводненности. Так что будет там озеро или нет – еще большой вопрос. Водоприток ведь не просчитан, – пояснил геолог. 
Как «ОХ» уточнила у специалистов, заниматься этим должны гидрогеологи, которые могут сказать о том, случится ли обезвоживание ландшафта. Но привлекут ли их представители НЦЗ к работам?

Обсудить материал

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.