Разместить рекламу, поздравление, соболезнование
можно по телефону(Viber, Whatsapp) 8-922-87-26-626

«БАРС» нарвался на боевиков, трое бородачей-ваххабитов отправились к Аллаху

Нынешняя, 11-я по счету командировка отряда милиции особого назначения при УВД Орска «Барс» оказалась особенной. Вместо привычных, обжитых Месхетов, где с нашими омоновцами местное население сражалось лишь на футбольном поле, «барсов» ждал проклятый людьми и Богом Урус-Мартан. Центр ваххабизма, где автоматные очереди услаждают слух аборигенов так же, как стрекот кузнечиков на цветущих чеченских полях, а на разрывы гранат привычные за годы кровавой бойни «вахи» реагируют, как на детские новогодние хлопушки. Там продолжается необъявленная партизанская война, и орчане почувствовали это с первых часов своего пребывания в Урус-Мартане.А началось все на мажорной ноте. Утром 20 апреля, когда сводный отряд милиции Оренбургской области численностью 180 штыков и сорок омоновцев выстроились на плацу перед отправкой в Чечню, первый зам. начальника областного УВД А. Реймер вручил командиру отряда «Барс» Г. Томбергу именное оружие. Отныне Геннадий Николаевич является обладателем, пожалуй, самой почетной для российских милиционеров награды – боевым пистолетом Макарова, на серебряной пластине которого выбита надпись: «Г. Н. Томбергу от МВД России». В тот же день милиционеры погрузились в эшелон и отбыли в Чечню. 22 апреля оренбуржцы высадились в Моздоке.
- Там нам пришлось заночевать, - говорит полковник Томберг, который, как обычно, и на этот раз ездил со своими бойцами в Чечню. – Дело в том, что в дороге поезд немного задержался, и после 16 часов нас не выпустили из Моздока. Оренбуржцы, отслужившие свои три месяца, уже ждали нас. Пожали друг другу руки и они поехали домой. Без особых церемоний, речей и долгих приветствий… Утром 23-го мы на автобусах и машинах вместе с груженым КамАЗом пошли колонной на Урус-Мартан. Остальных милиционеров временного райотдела взяли на свой борт «вертушки», они добрались до места по воздуху.
Пересменка заняла от силы пару часов. Новое руководство райотдела и тыловики выехали на место еще 15 апреля, поэтому произвели приемку-передачу материальной части и оружия заранее. В результате чего прибывшему отряду удалось избежать долгой и нудной бюрократической волокиты с написанием кучи бумаг и пересчетом стреляных гильз. Милиционеры устроились на новом месте. А на следующий день орский ОМОН, как говорят на милицейском языке, «пошел в работу».
- Предыдущая смена передала нам ценные сведения, на основе которых уже в первый день командировки начались адресные зачистки, - рассказывает командир ОМОНа. – В самом Урус-Мартане и прилегающих к нему селах обнаружили несколько схронов оружия. Отрабатывая одну из информаций по схрону, наши ребята вместе с операми нарвались на боевиков. Те сидели в доме, сдаваться не захотели и открыли огонь. Пришлось принять бой. В итоге трое бандитов были уничтожены на месте.
Служба «барсов» в Урус-Мартане отличается от прежних командировок в Месхеты так же, как стрельба из «мелкашки» в школьном тире от прицельного автоматного огня по бородатым головам непримиримых ваххабитов. В Месхетах орский ОМОН был сам себе хозяин и работал самостоятельно. В Урус-Мартане «барсы» осуществляют боевое прикрытие милиционеров из подразделений временного райотдела. Выходят на задание оперы и следователи отделения по борьбе с преступлениями в сфере экономики – ОМОН страхует. Отправляются на поиск сбытчиков и торговцев героином ребята из «наркотного» отделения – местного ОБНОН – «барсы» с ними. В Урус-Мартане иначе нельзя. Это не Орск, где оперу стоит предъявить «ксиву» и перед ним распахнутся все двери и на стол лягут необходимые документы. Здесь в ответ на стандартное: «Откройте, милиция!» может прозвучать автоматная очередь. Присутствие накачанных, увешанных оружием парней в камуфляже, с нашивок которого огрызается свирепая голова барса, остужает горячие головы жителей Кавказских гор.
- Никто из наших ребят не хочет сидеть в райотделе, - признался Геннадий Николаевич. – Все рвутся участвовать в операциях, зачистках, то есть выполнять боевые задания. Те, кто не попал на очередное боевое «мероприятие», расстраиваются… Думаю, в эту командировку отряду выпадет немало опасной работы. Но, судя по первым дням, ребята готовы ее выполнять.
Самым животрепещущим, прежде всего – для родственников воюющих в Чечне орчан, на сегодня остается вопрос срока службы в «горячей точке» – три месяца или полгода. Министр МВД Грызлов на «Прямой лини», проведенной недавно «Комсомолкой», заявил о полугодовом сроке пребывания российских милиционеров в Чеченской республике. После чего временные райотделы начнут преобразовывать в постоянные. Руководство Оренбургской милиции, опираясь на строку из приказа того же Грызлова, во всеуслышание заявило, что совместными усилиями с областными властями замена по мере необходимости будет произведена через три месяца, но за счет областных средств. Когда орские милиционеры готовились к поездке в Чечню, об этом никто не знал. Зато все знали, что очередная командировка будет полугодовой. СОБР и ОМОН, которые в отличие от других милицейских подразделений не вылезают из Чечни, в ряде регионов России взбунтовались. Спецназовцы отказывались ехать на шесть месяцев под пули оживших по весне бандитов и в массовом порядке клали на столы начальства заявления об увольнении из органов. В орском ОМОНе подобного не случилось.
- Я благодарен ребятам за то, что они поехали в эту командировку, - сказал командир. – Мы оказались первыми, кому планировали полугодовое пребывание в Чечне. На нас смотрели все соседи, прежде всего - оренбургский ОМОН. Как там себя орчане поведут? Так что, от нашего отряда на этот раз очень многое зависело. Я не думаю, что эта командировка – последняя. Райотделы орского УВД, вполне возможно, больше и не поедут, а вот мы… Мы всегда работали в Чечне по своему графику, поэтому не исключаю, что отряду придется отправиться в эту южную республику даже после того, как там создадут постоянные отделы милиции.

Обсудить материал

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.