Кулибины большой сцены. Журналистам показали механизированный театр

Кулибины большой сцены. Журналистам показали механизированный театр Кулибины большой сцены. Журналистам показали механизированный театр Кулибины большой сцены. Журналистам показали механизированный театр Кулибины большой сцены. Журналистам показали механизированный театр Кулибины большой сцены. Журналистам показали механизированный театр Кулибины большой сцены. Журналистам показали механизированный театр

Вчера корреспонденты «ОХ» вновь побывали в стенах отреставрированного драмтеатра, где узнали тайны закулисной жизни и познакомились с теми, кто в ней хозяйничает... Нет-нет, никаких интриг, в трудовых буднях работников монтировочного цеха нет места страстям, хотя и спокойными их назвать сложно...
Утро. В сопровождении С. Овчинникова, заведующего цехом, поднимаемся на второй этаж. Несколько человек в эту минуту «играют» на большой сцене свои театральные роли, в таинственном полумраке, пока софиты спят и зал пустует. Одни передвигают громоздкие предметы и опускают их в длинную яму, напоминающую траншею. Другие что-то горячо обсуждают, стоя на поворотном круге возле металлической конструкции.
– Как вам наша «кишка»? – интересуется Овчинников.
Мы, что называется, в непонятках.
– Извините, профессиональная привычка, – говорит Сергей Васильевич. – Я имею в виду яму, в документах она вроде значится как «карман для хранения мягких декораций». А пока складываем туда все подряд из того, что перевезли из поселка Никель.
– А конструкция на сцене зачем? – спрашиваем.
Нам объясняют, что это «скелет» для новогодней постановки. Скоро его оденут: с одной стороны он превратится во дворец, с другой – в дом, с третьей – в зимний лес.
Подходим к специальному пульту, откуда запускается все здешнее механическое оборудование. Овчинников поворачивает рычажок влево – занавес движется, вправо – круг на сцене начинает бесшумно вращаться... В перерывах между манипуляциями он двигает пальцем по сенсорному экрану пульта.
– После ремонта вся механика (верхняя и нижняя) доступна в одном месте, – комментирует завцехом. – Удобно. Раньше пультов было несколько, все разбросаны на галереях под самым потолком.
А еще в памяти современного пультового компьютера хранятся сценарии спектаклей с заданными параметрами: что, когда, с какой скоростью и на какое расстояние перемещать, поэтому механику не нужно держать под рукой сценарий, распечатанный на бумаге.
По бокам сцены – карманы (склады) с жесткими декорациями. Заглядываем и туда. За массивными дверями на трех ярусах лежат «отдельные части объемного архитектурного изображения обстановки».
Как на сборку частей, так и на демонтаж отводится четыре часа. За полтора часа до начала спектакля декорации должны быть сданы. Между утренним и вечерним спектаклями около пяти часов... В общем, отдыхать монтировщикам некогда.
Напоследок журналистам впервые предлагают опробовать в действии подъемно-спускную площадку, о которой доселе было известно только своим. Под команду «майна!» передняя часть сцены начинает медленно «проваливаться», и мы, словно древние финикийские моряки, на несколько минут погружаемся... в трюм (о нем «ОХ» рассказывала в августе).
Перед уходом из театра не забываем поблагодарить коллектив монтировочного цеха за интересное путешествие.
Фото Алексея Муркина

Обсудить материал

Комментарии

Последние новости

Мнения