Разместить рекламу, поздравление, соболезнование
можно по телефону(Viber, Whatsapp) 8-922-87-26-626

Опасным для жизни стало общежитие для его обитателей

По меркам жителей поселка завода тракторных прицепов, это здание находится в довольно живописном месте. Вышел из трамвая, а оно напротив. Стоит, отличаясь от серых пятиэтажек своей опрятностью и отделкой синего цвета. Только до него еще надо дойти, поскольку от остановки путь неблизкий - с километр будет, не меньше. Зато дорога - стрелой и заканчивается у самого крыльца. Отсюда и в самом деле открывается замечательный вид: прямо под окнами начинается лесополоса, за ней степь круто уходит вниз к Уралу. Река извивается, блестит и катит свои воды. Смотри, наслаждайся местной красотой, всматривайся в даль, которая не имеет края.Однако обитателям дома не до того. Это чувствуется, когда еще поднимаешься по ступенькам к входной двери. Она распахнута настежь, и неспроста: внутри темно, холодно, пусто. Со стен коридора, ведущего направо и налево, отваливается штукатурка. Под потолком клубы пара. Из оконных проемов дует: стекол в них нет, они забиты жестью и фанерой. А вот и дверь, где написано: “Комендант”. Внутри из мебели стол, два стула, в углу остатки стиральной машинки, панцирная сетка от кровати. И Валентина Федоровна Булдакова.
- Я уже не комендант, а техник-смотритель, - предупреждает она. - И у меня теперь не одно общежитие, а пять. Бываю здесь поэтому по полтора дня в неделю. Из реальных возможностей - телефон и ручка, чтобы сочинять служебные записки.
Общежитие вошло в строй в 1987 году. Предназначалось оно для молодежи ОЗТП и было рассчитано на 360 койко-мест. Тот период без преувеличения можно назвать золотым веком. Сейчас даже представить нельзя, что в коридорах лежали ковровые дорожки, висели шторы и стояли цветы. В подвале находились прачечная и душевая на пять дополнительных кабин. Проводились конкурсы на лучшую комнату, выходила стенгазета. Сюда приезжали со всего города посмотреть, позавидовать и перенять опыт, потому что пренебрежительное слово “общага” в данном случае звучало явно неуместно и оскорбительно. Да что там говорить, одних вахтеров в штате насчитывалось 11, дежуривших по двое одновременно.
В смутное время перестроечных реформ отлаженная жизнь в уютном теплом доме из пяти этажей стала постепенно рушиться. Предприятие залихорадило, денежный ручей на расходы непроизводственного характера с каждым днем слабел. Ликвидация вахтерской службы означала неминуемое разграбление накопленного добра. Через месяц холл остался без напольной плитки, исчез один из стендов, после чего пришлось снять остальные. Украли даже вмурованное намертво в стену зеркало. Не задержались долго и шторы. Перебои на заводе повлекли за собой отток молодежи из цехов, уволившейся в поисках лучшей доли. В результате из 150 комнат общежития более половины опустели со всеми вытекающими отсюда последствиями в виде снятых с петель дверей и разбитых стекол.
- Сегодня его статус поменялся. Во-первых, здание перешло в муниципальную собственность, во-вторых, каждый жилец получил ордер на комнату, - подчеркивает В. Булдакова. - Правда, о былой идиллии приходится лишь вспоминать. Обостряется проблема стояков, так как они давно не менялись, хотя нагрузка на них по сравнению с обычными домами в несколько раз выше. Ухудшилась работа бойлера. Два года назад его заменили, проблема с горячей водой снята. Зато появились сложности с отоплением. Теплосети, стараясь ужесточить контроль за своим хозяйством, поставили ограничители, и температура внутри помещения упала до 17 градусов. После обращения в ТЖХ-2 энергетики предприняли соответствующие меры, и сейчас жалобы прекратились.
Между тем, будни в общежитии N 1 спокойными никак не назовешь. Нынче тут обосновались 150 семей - 277 человек, включая 89 детей. Контингент весьма разнообразный: одни трудятся на ОЗТП, другие в частном бизнесе, есть пенсионеры, инвалиды, педагоги, врачи. Не обходится, конечно, без пьяниц и алкоголиков. Основная часть жильцов исправно платит за крышу над головой. Но некоторые личности задолжали по 4 тысячи рублей. Вряд ли они когда-нибудь рассчитаются. Предпринимались попытки воздействовать на них через суд - бесполезно. И выселить нельзя. Остается мириться, пожинать плоды доброты государства. Кроме того, не все одинаково толкуют понятие о бережном отношении к занимаемой площади. На эту тему многое расскажут слесари ближайшего РЭУ. Практически они здесь лазят по подвалу ежедневно, борясь с постоянно засоряющейся канализацией. Что только ни извлекается ими из труб. Каким-то образом туда попадают даже флаконы из-под шампуня и металлические крышки для консервирования.
Обстановка осложняется повальным воровством. Грешат свои и чужие, т. к. на любой этаж можно попасть беспрепятственно. На глазах оголяются полы в коридорах, выкручиваются патроны и лампочки, разбираются щиты освещения. На днях сняли пожарные краны - бронза в большом ходу. Отсутствие должной дисциплины непосредственным образом сказывается на условиях проживания. Давно закрыта прачечная. Из-за пришедшей в негодность гидроизоляции из девяти душевых действуют лишь четыре. Ирина находится в общежитии с 1988 года.
- То, что было, и стало, - день и ночь, - сокрушается она. - Сантехника не меняется, мы сбросились на унитаз, поставили сами.
Раиса Петровна с дочкой занимают две комнаты. Одна используется под кухню, другая - жилая. С виду - размах и простор. При более близком знакомстве выясняется: семья страдает от постоянных испарений из-за прохудившейся трубы, вынуждены ложиться в постель с влажным бельем. Ночью кто-то взломал замок.
- Я слышала, как гремели железом, - рассказывает хозяйка. - А как выйдешь? Дадут по башке, и все, никто не спасет.
Татьяна и Наташа из одной секции:
- Душ не работает. Рядом - бабка 83-х лет, почти не встает. Где помыться? Взгляните на наш умывальник. Батарею слесари срезали четыре года назад, новую так и не поставили. Холодина собачья. Утром отогреваем трубы и краны кипятком из чайника.
Главный вопрос, который беспокоит жильцов вчера еще благополучного, а сегодня опасного для жизни общежития, не нов. Впрочем, они попытались ответить на сакраментальное “что делать?”, создав совет общественности. Но он оказался недееспособным. Пишут в различные инстанции, вплоть до президента, требуют и умоляют помочь должностных лиц совсем другие люди, по-настоящему неравнодушные и беспокойные, которым не все равно, что произойдет с их домом завтра. Средств, как всегда, у чиновников не хватает. И все-таки, элементарный порядок под крышей для трехсот человек навести можно. Если как следует захотеть.

Обсудить материал

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.