Почти как у Тарантино

Любители фильмов американского режиссера Квентина Тарантино с удовольствием наблюдают не только за его гениальными диалогами, но и за багровыми сценами побоищ. Однако, когда вам приходится сталкиваться с такими сценами в реальности, становится не до диалогов и эстетического наслаждения.

Так случилось в последнее наше дежурство на «Скорой помощи». В череде вызовов с пометками «упал, лежит», «плохо с сердцем» мы с фельдшером Вадимом повидали такие травмы, что об этом можно снимать кино про героев-медиков. 

Около часа дня срочно едем на один из заводов. В цехе металлическая деталь оторвалась от сооружения и попала в ногу рабочему. Пока ехали, медики завода грамотно прижали рану, предотвратив дальнейшее кровотечение. Однако мужчина успел потерять много крови и к нашему приезду находился в состоянии шока. Бледный, с крупными каплями пота на лице, с тяжелой раной, он даже не мог говорить. 

Чем мне нравится работа на «Скорой»? Ответ простой – ты мгновенно схватываешь критическую ситуацию и начинаешь оказывать неотложную помощь. Спасая тысячи жизней. Так и в этот раз, оценив тяжесть состояния больного, начинаем слаженно действовать. Наложили жгут, поставили внутривенный катетер и начали вводить ему растворы, замещающие потерянную кровь в организме. Один флакон, второй… Пострадавший открыл глаза и попросил пить. В американских фильмах на этом месте окружающие начали бы аплодировать, смеяться и дружно обниматься. Мы, русские люди, более суровы. Потому совместно с коллегами по цеху просто аккуратно уложили раненого на носилки с капельницей на руке. А потом вместо аплодисментов орала сирена кареты, и мы мчались в травматологию. Там нас уже встречала бригада хирургов.

В три часа ночи поступил другой вызов. Муж с женой ругаются прямо в коридоре дома, оба в крови. Приехав, видим лужу крови на полу. Дверь предполагаемой нехорошей квартиры закрыта. На помощь подъехали сотрудники полиции. Постучались, зашли. В ледяном помещении на полу зала лежит окровавленный мужчина. Большая продольная резаная рана на левой руке. Уже в шоке от большой кровопотери. Оказываем необходимую помощь потерпевшему. Перевязываем, капаем. Рядом, с грудным ребенком на руках, орет молодая женщина. Малыш в розовом комбинезоне и босой. Жена утверждает, что оборонялась от ударов мужа. В углу заметили окровавленный кухонный нож. Быстро укладываем пациента на носилки и мчимся по ночному Орску. Придя в себя, жертва домашней разборки пытается защитить агрессивную супругу. Утверждает, что сам себя порезал. Что ему-то хуже по закону уже не будет, все равно находится под домашним арестом. Тогда как жену могут посадить. А у них маленький ребенок. Не наше дело – разбираться в причинах кровавых разборок. Мы спасаем жизни. И нам без разницы, кто перед нами.

В больнице опять были подняты на ноги хирурги. Заполняя необходимые документы, поинтересовались положением дневного пациента. Узнали, что состояние стабильно тяжелое, находится в реанимации. Главное, что жив и ногу врачи смогли сохранить.

У меня же как итог этих вызовов два испачканных кровью и автомобильным маслом медицинских костюма. Пока пишу эти строки, машинка стирает мою спецовку. А на экране идет фильм Тарантино...

comments powered by HyperComments

Последние новости

Мнения