Хамы современности

Я работаю врачом много лет. Сначала моими пациентами были психически неадекватные люди, часто буйные. Позже стала помогать людям с инфарктами, инсультами и попавшим в различные происшествия. Но всегда моя работа была связана со «Скорой помощью», а значит, от меня требуется быстрота, цепкий ум и навыки реанимационных мероприятий. Я люблю свою работу, но никогда не привыкну к снобизму и хамству людей, добровольно обращающихся за медицинской помощью в «Скорую».

Могу ошибаться, но, кажется, еще у писателя Викентия Вересаева есть рассказ о молодом враче, приехавшем в село в конце XIX века. Полный энергии и вдохновения земский доктор стал лечить запущенных местных жителей. На месте больницы был импровизированный барак, где пол посыпали сухой хлоркой, чтобы оградить жителей от эпидемии холеры. Но крестьяне игнорировали профессиональные советы, и люди в селе стали умирать от холеры. Решив, что в их напастях виноват врач, озлобленные мужики, еще вчера помогавшие в больнице ухаживать за пациентами, избили его. И вот лежит умирающий молодой человек один в доме и не может понять, за что с ним так обошлись. Ведь он объяснял жителям, что пить зараженную воду нельзя, руки после туалета мыть нужно обязательно и категорически запрещается есть из одной посуды здоровым и больным, когда свирепствует холера…

Наши дни. Раннее утро. Вызов к мужчине 60 лет. Со слов, проснулся от высокого давления. Принял нитроглицерин и каптоприл. Давление упало, вызвал «Скорую». Привычно начинаю собирать подробный анамнез заболевания, какие лекарства принимает, когда посещал своего врача и так далее. Измеряя давление, услышала, что жена пациента раздраженно высказывает в наш с фельдшером адрес недовольство. Оказывается, мы высокомерные, только и делаем, что издеваемся над больными, и работать не будем, пока не нажалуешься на нас в горздрав и минздрав. Пока осматривали пациента и снимали ЭКГ, супруги поочередно оскорбляли нас. По их версии, в Орске нужно закрыть все поликлиники и больницы, а нас уволить как непрофессионалов. И какое мы имеем право указывать им, что давление не снимается нитроглицерином, да еще рекомендовать откорректировать схему лечения? Ведь их консультировал сам кардиолог несколько лет назад и выписал нитроглицерин. Да еще и дали совет обязательно ходить на прием к терапевту! У них в поликлинике нет терапевтов, они узнавали. Понимая, что любое слово оборачивается против нас, мы с Вадимом молча продолжили обследование. После предложения вызвать врача на дом тон сменился на доброжелательный. Но тут же череда оскорблений продолжилась. В конце недовольная женщина записала мою фамилию и пообещала, что работать я не буду.

Вышли молча из нехорошей квартиры. Сели в машину, отозвались диспетчеру, что свободны. Состояние было такое, как будто облили нас помоями. И, главное, за что? Просто так. Эти люди живут в ненависти, в нелюбви к себе и миру. И удивительно, как они рассчитывают быть здоровыми, когда у них проекция ненависти к людям в белых халатах? Ведь одним из условий выздоровления является комплаентность, приверженность лечению, то есть степень соответствия между поведением пациента и рекомендациями, полученными от врача. К счастью, таких злых пациентов мало. В основном слышим в свой адрес слова благодарности.

Обсудить материал

Комментарии

Последние новости

Мнения