Итальянская рапсодия уральской степи

Итальянская рапсодия уральской степи

В годы Великой Отечественной войны молодой рабочий-электрик Орского комбината «Южуралникель», начинающий поэт Саша Фурсов, сын уральского плотника, добровольцем ушел на фронт. Он храбро воевал, ни разу не был ранен. Но нет горше горя, когда твое подразделение внезапно и плотно окружено врагами и ты, здоровый, сильный, вдруг обнаруживаешь, что в обойме твоего  автомата не осталось ни одного патрона… 

Под дулами немецких автоматов, шатаясь от голода и усталости, бредет пленный боец Александр Фурсов вместе с такими же, как и он, русскими ребятами по дорогам чужой постылой стороны. А потом ужасы фашистских концлагерей, смерть товарищей от пуль конвоиров, каторжная работа в каменоломнях, страшная боль в душе при мысли, что ты не можешь вырваться... Но надо вырваться! Александр Фурсов дважды бежит из плена. Дважды его ловят, избивают до полусмерти, бросают в каземат. И все же он делает еще одну попытку. Она оказывается удачной. Так он попадает в Италию. Здесь у него есть верный человек – Мария Гола. Наборщица типографии в городе Мантуя, дочь итальянского каменщика, веселая умная девушка с черными, как маслины, глазами. Александр и Мария полюбили друг друга. Оба жгуче ненавидят фашизм. Оба мечтают о счастье, свободной жизни для всех простых людей на земле. Смелая итальянская девушка из Мантуи не раз спасала жизнь русскому парню из Орска. И когда он связался с итальянскими бойцами движения Сопротивления, она верила в победу, верила, что ее друг и муж Сандро скоро вернется к ней, а потом они вместе поедут на его замечательную Родину – в Советский Союз. Но нескоро выпало им счастье, о котором они так горячо мечтали. Шли годы, у супругов Фурсовых рождались дети – Татьяна, Тамара, Николай и Сергей. Жилось трудно... Александр мог рассчитывать лишь на случайный заработок, копал могилы на кладбищах, строил дороги под нестерпимо палящими лучами солнца, батрачил. И вот наконец после долгих мытарств получены визы. Впереди Родина! В августе 1955 года на станции Никель Александр Фурсов и его семья вышли из вагона пассажирского поезда. Он снова в родном Оренбуржье, в рабочем Орске. Ох и сладок дым Отечества! Прошло восемь лет с тех пор, как Александр Фурсов вновь встретился с родным городом. Это были хорошие интересные годы для всей семьи Фурсовых. Они получили благоустроенную просторную квартиру. Александр Федорович Фурсов работает конверторщиком плавильного цеха комбината «Южуралникель». Мария неплохо овладела русским разговорным языком, трудится на швейной фабрике. Александр писал стихи, попробовал себя в прозе. «Пленники трех озер» – так назвал он свой роман, который увидел свет в 1966 году. Книга об Италии, замечательном трудовом люде, талантливейших мастерах музыки, живописи, архитектуры. Вскоре Александра Федоровича Фурсова приняли в члены Союза писателей РФ. Так «итальянцы» прижились на орской земле.

В. Можаров.  

На фото (слева направо) В. Можаров, М. Фурсова, А. Фурсов

Материалы по теме

Странная гостья в погребах

По историческим данным, поселок Октябрьский возник в 1938 – 1940 годы в логе между промышленными площадками нефтеперерабатывающего завода и никелькомбината. География позволяет предположить, что такому селению суждено было просуществовать недолго, однако история отвела ему полвека. Экстремальная экологическая ситуация здесь сложилась в начале 80-х годов. Люди помнят, как в погребах местных жителей...

Улицы и переулки поросли травой

Данных об этапах расселения восстановить тоже не удалось. В Комитете архитектуры и градостроительства уверяют, что таких сведений у них нет. Квартиры давали на 240 квартале, в строящемся поселке ОЗТП, на Елшанке… Расселяли постепенно, годами. Кто оставался, занимал соседские огороды, а порой и более добротные дома. Жили и ждали до 90-х...

Сказочные дебри

А может, перед Октябрьским забрезжили новые перспективы? Корреспонденты «ОХ» приехали на заброшенное место. На въезде замечаем довольно большую огороженную площадку за забором. Что именно здесь задумали сделать, непонятно. Видим новый газопровод – в те годы его точно не было. Здесь же прошел бульдозер, расчистив дебри и проложив куда-то новую центральную канализацию....

Возрождение памяти

Информация всплыла совершенно случайно в одной из групп в соцсети «Одноклассники» – «Поселок Октябрьский». Площадку для общения и обмена фотографиями детства и юности бывших односельчан создал С. Хилинский.– Это наша малая родина, – поделился Сергей Александрович. – У меня всегда было желание восстановить хоть какую-то память, но не было возможности....

Шлак на огородах

Бывшие односельчане рассказывают, что из-за соседства с заводами огороды тогда засыпало мелкой пылью, шлак скапливался чуть ли не барханами. А как трубы пускали газ – в трубочку скручивались листья смородины. Но… на урожаи никто не жаловался. Да и на здоровье, впрочем, тоже. Выращивали яблони, груши, вишни, виноград, овощи и ягоды. А...

Нефтяное прошлое исчезнувшего Октябрьского

Исчезнувшему с карты Орска поселку Октябрьскому исполнилось бы 80 лет. Люди, жившие в нем, вот уже почти три десятилетия проживают в других городских районах. После долгого и хаотичного расселения неплановых домов соседи практически растерялись, а с развитием соцсетей стали находить друг друга и по крупицам восстанавливать воспоминания. Что это за...

Ты помнишь, Европа?

Затаив дыхание, несколько лет тому назад мы смотрели телефильм «Майор Вихрь», восхищаясь храбростью, благородством и неутомимым желанием покончить с коричневой чумой – фашизмом. Герой не был выдуман, это советский разведчик Алексей Николаевич Ботян, спасший от уничтожения нацистами красивейший город Европы Краков. Учебники истории напоминают, что важнейшую роль в спасении восточноевропейских ценностей...

Итальянская рапсодия уральской степи

В годы Великой Отечественной войны молодой рабочий-электрик Орского комбината «Южуралникель», начинающий поэт Саша Фурсов, сын уральского плотника, добровольцем ушел на фронт. Он храбро воевал, ни разу не был ранен. Но нет горше горя, когда твое подразделение внезапно и плотно окружено врагами и ты, здоровый, сильный, вдруг обнаруживаешь, что в обойме...

«Венгры целовали»

Жителей деревни, что в Ульяновской области, где родился Егор Иванович Сергеев, издавна называли лапотниками. Умели здесь лыко драть да лапти отменные плести. Егор Иванович тоже владел этим народным промыслом. На второй день после начала войны ему вручили повестку. Попал он сначала в Куйбышев, в военно-морскую школу, потом в пехоту. Не прошло...

«Артиллеристы, Сталин дал приказ…»

Какими же они были молодыми, безусыми, в болтавшихся гимнастерках, растоптанных сапогах, необстрелянные юнцы, выигравшие войну! Какие же они нынче немощные, ведь многим далеко за восемьдесят… – В свое время я пережил блокаду Ленинграда, 900 дней голода, когда нам, бойцам, выдавали по 150 граммов сухарей, поэтому хлеб – ценность нашей семьи, –...

Обсудить материал

Комментарии

Последние новости

Мнения