Приживалы

Некоторое время назад попали мы с напарником Володей на неприятный вызов. Мужчина примерно 50 лет от роду жаловался на то, что две недели не может есть. Из-за слабости и обезвоживания он походил на скелет, обтянутый кожей. По-видимому, так выглядели заключенные концлагерей во время войны.

Осматриваем, расспрашиваем, пытаясь выявить причину столь сильной худобы. Судя по многочисленным наколкам в виде крестов и куполов, отсидел бедолага в тюрьмах много лет. Работы нет, денег на жизнь тоже нет. Мать умерла полгода назад, а остальные родственники отвернулись от него, ожидая, когда он умрет и освободится квартира. С диагнозом «истощение» повезли мы его в дежурную терапию. То есть в XXI веке в Орске до сих пор существуют люди, которым нечего есть! В голове не укладывается, до чего могут довести себя те, кто не привык работать и у кого нет родственников, желающих помочь.

Мои наблюдения могут показаться циничными. Но я заметила новую тенденцию приспособления жителей Орска. Опять же, моя статистика берется исходя из случаев, встреченных на вызовах. В настоящее время много людей трудоспособного возраста взялись ухаживать за своими старыми родственниками. Предвижу вопрос: «А что в этом предосудительного? Наоборот, хорошо, стариков кормят, поят, меняют памперсы и почти каждый день вызывают «Скорую помощь». Дело в том, что у современных родственников-сиделок пенсия бабушек является единственным источником дохода. И им очень хочется, чтобы старики жили бесконечно долго. И когда мы, медики, приезжаем на вызов, нас просят «сделать что-нибудь». А когда застаем уже бездыханное тело или видим, что жить старушке осталось буквально несколько часов, в ответ слышим стандартное: «Как умирает? Как умерла? Ей же только 88 (90, 95 и т.д.) лет? Не может этого быть!» А мы стоим и понимаем, что под этой маской заботливости скрыты алчность, стремление жить за чужой счет и нежелание работать.

Вот, к примеру, появился у нашей «Скорой» постоянный адрес вызова. Как бы заботливый внук вызывает нас к лежачей бабушке. Старушка давно уже лежит без одежды. Не говорит, не видит. Периодически уходит в кому из-за своего сахарного диабета. Великовозрастный внук, когда трезвый, делает вид, что очень переживает за состояние бабушки. А по факту, уколов ей инсулин, непременно забывает покормить. Потому как на халявные деньги пьет вместе с дядей водку. А когда дядя, проживающий в этой же квартире, падает навзничь, тоже звонит в «Скорую» и врет, что тому стало плохо. Приехавшие медики застают двух алкоголиков, забывших в пьяном угаре про больную женщину. И они тоже, рано или поздно, когда бабушка преставится, будут истерить и обвинять медиков, что те ничего не могут сделать.

В дореволюционной России при богатых домах купцов, дворян и помещиков всегда обитали приживалы. Бедные родственники без роду и племени существовали за счет более обеспеченных родных. Русский писатель И. Тургенев в своих произведениях передал не только разное отношение к приживалам, нахлебникам и дальним родственникам, но и особенности их характера. Часто они становились шутами в глазах тех, кто их кормил, вынуждая терпеть унижения. В наше же время ничего не изменилось. Нахлебники все там же…

Обсудить материал

Комментарии

Последние новости

Мнения