Разместить рекламу, поздравление, соболезнование
можно по телефону(Viber, Whatsapp) 8-922-87-26-626

«Меня не нужно критиковать. Лучше высечь. В мраморе».

Весной этого года вступил в силу закон о неуважении к власти. Правозащитники, журналисты выступали против его принятия. Но сенатор Клишас, внесший его, победил. Журналисты всех мастей возмущались особенно остро, ведь СМИ для того и создавались, чтобы быть оппонентом власти, критиковать действия законодательной и исполнительной силы.

Однако «Прямая линия» с президентом, прошедшая в июле этого года, расставила все по своим местам. Владимир Путин объяснил, что можно и нужно критиковать власть, но в корректной форме. Если на информационном ресурсе будут обнаружены материалы, «предназначенные для неограниченного круга лиц, выражающие в неприличной форме явное неуважение к обществу, государству, официальным государственным символам РФ, Конституции РФ и органам, осуществляющим государственную власть в РФ», то доступ к такому ресурсу будет блокироваться Роскомнадзором. Для граждан, которые распространяют такие материалы, предусмотрена административная ответственность: штраф от 30 до 100 тысяч рублей за первое нарушение, штраф от 100 до 200 тысяч рублей или административный арест до 15 суток за повторное нарушение. А при дальнейших нарушениях штраф увеличится ещё больше: от 200 до 300 тысяч рублей или арест до 15 суток.

Вот бы еще разобраться, что же такое «неуважение в неприличной форме». Толкования в законе нет. В 2014 году после принятия поправок в Закон «О СМИ» запрещено использование нецензурной брани в средствах массовой информации. И опять ничего не понятно. Если газета пишет изо дня в день о городе: заводы и фабрики исчезли, дороги разбиты, трудно идет дело с переселением из ветхого жилья, молодежь покидает город, работы нет... – можно ли это считать критикой власти? Неуважением к ней? Хотя и в приличной форме. И как оценит читатель заметки о нерадивости чиновников? То есть критиковать власть теперь вообще нельзя? Можно, только осторожно. Мы можем выражать своё недовольство проводимой политикой, некачественной работой чиновников, коррупцией или чем-либо другим. Главное – делать это в корректной форме. В недавнем интервью «Интерфаксу» Валентина Матвиенко заявила, что критиковать власть можно и нужно, но при этом нельзя «переходить грань приличия», так как «свобода слова не означает возможность унижать человеческое достоинство». А кто вообще будет отслеживать всё это? Согласно закону при обнаружении оскорбляющих власть материалов генпрокурор или его заместители должны обратиться в Роскомнадзор с требованием ограничить доступ к ресурсу с такой информацией. Однако совершенно очевидно, что полтора десятка человек не смогут и не будут отслеживать весь Интернет. В большинстве случаев закон будет работать по обращениям чиновников.

Штраф полагается за информацию в неприличной форме, которая оскорбляет человеческое достоинство и общественную нравственность. При этом выражается явное неуважение к обществу, государству, государственным символам, Конституции или органам государственной власти. Наша газета уважительно относится к власти и даже не критикует, а просто указывает на недостатки, требующие устранения.

Обсудить материал

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.