Разместить рекламу возможно по телефону:
(Viber или Whatsapp) 8-922-87-26-626

Поллитровку «Максимки» испить. И протухшим кальмаром закусить...

Весело, с громкой музыкой и лихим подмигиванием габаритными огнями мчалась наша «Газель» по городу, и припозднившиеся орчане по привычке «голосовали». Водитель в ответ приветливо махал рукой, но скорость не сбавлял и на тормоз нажать не спешил. «Газель» шла по маршруту, утвержденному на вечернем разводе, который провел начальник межрайонного отдела милиции по борьбе с правонарушениями на потребительском рынке (МОМ БППР) УВД Орска подполковник Н. Никонов. Ее пассажирами были офицеры милицейских подразделений и трое гражданских: сотрудники торгового отдела горадминистрации и репортер «Хроники». Мы ехали в ночной рейд по торговым точкам да злачным местам и брать «на борт» спешащих по домам полуночников не имели права.Началось мероприятие в районе ул. Строителей со встречи с вызывающе-грубой девушкой-продавщицей, стоявшей за прилавком киоска, название которого представляло собой загадочное сочетание нескольких цифр. Она никак не хотела понять, почему люди в форме и «гражданке» вдруг заполнили предбанник ее «супермаркета», внешне похожего на дзот времен второй мировой войны. Дважды просила опера показать удостоверение. В недра киоска-дзота пропустила с явной неохотой. Там и вход оказался особенный, будто в старых купеческих лабазах: надо откинуть щеколду, скрючиться буквой зю и ползти… под витриной, пока не наткнешься на коробку с мусором, означающую, что здесь начинается рабочая зона продавца. Дикость! Отстой! Едва мы разместились в тесной каморке, как девушка пошла в словесную атаку на незваных пришельцев: чего, мол, явились, она здесь второй день и знать ничего не знает. Договора нет, санитарной книжки нет, где сертификаты на импортные сигареты и ксерокопия патента хозяина, не знает, о книге отзывов и журнале регистрации впервые слышит. Потом шлепнула на стол толстенную папку с бумагами: «Вам надо, вы и ищите!».
Любой иной не стерпел бы такую браваду и влепил ретивой продавщице в ответ что-нибудь горячее. Но старший лейтенант (он же старший группы) держался строго по уставу и в перепалку не лез. Девушка вконец обнаглела.
- Как зовут владельца точки? – спросили ее.
- Как-то там… Оглы. А он у вас в розыске что ли? Ха-ха-ха!
Тут ей деликатно сообщили о том, что все убытки, которые появляются у нерадивых хозяев после визита проверяющих, они обычно «вешают» на продавцов и выкидывают их из-за прилавка, не заплатив и ломаного гроша. От этой новости продавщице стало кисло, и она затихла. Грехов нашлось немало. Помимо того, что у продавца не было документов, здесь еще и торговали сигаретами в розницу, что запрещено категорически, предлагали клиентам просроченный кетчуп и тушенку, на которую не было документов, а также хранили на стеллажах жестяные банки с непонятным содержимым, ибо этикетки на них напрочь отсутствовали. Выписав повестку, мы поползли под витриной на выход, подальше от пропитанного запахом лежалого товара ларька, поближе к ночной свежести. Сверившись с рапортичкой, продолжили путь.
Недалеко от киоска, в подвале девятиэтажки, отыскался магазин, носящий гордое славянское название, владелец которого, судя по сложной «многоступенчатой» фамилии, имеет глубокие кавказские корни. Кстати, распространенное в Орске явление. Хороший магазинчик, с полным набором продуктов. Красивые витрины. Но если заглянуть за дверь служебки и пройти на склад… По правую руку будет грязный закуток с покосившейся раковиной и унитазом, прикрытым тазиком. Под ногами – обмотанная полиэтиленом ржавая труба, ведущая из недр подвала к прилавку. Планировочка, однако! За прилавком – молодая девчонка, опять-таки без санкнижки, договора… Работает на птичьих правах, как и та, в киоске. Разве что нрава более кроткого. Лицензии на продажу спиртного у магазина нет. Но в потайном местечке спрятаны грязные бутылки с отваливающимися вылинявшими этикетками снаружи и осетинской водкой внутри. Акцизные марки липовые. Судя по признанию продавщицы, их реализуют по цене от 20 до 45 рублей за штуку (в зависимости от объема пойла) и только своим клиентам, которые не выдадут, что идет реализация «левака». Водку описали, бутылки изъяли до выяснения обстоятельств и поехали на Комсомольскую площадь, где под покровом ночи вовсю дымят мангалы и жарятся несанкционированные ни одной инстанцией шашлыки.
Вот о чем мне думалось в дороге. Не первый раз участвую в рейдах с подразделением УВД, занимающимся наведением порядка в торговле. Начинал еще тогда, когда служба только-только была создана и называлась санитарной милицией. С тех пор многое изменилось. Убогие ларьки в центре города превратились в современные павильоны, на месте постсоветских торговых точек открылись новые, отвечающие общечеловеческим стандартам. А вот на окраинах, оказывается, все осталось по-прежнему. Все те же утлые уродливые киоски, бесправные девчонки-продавцы, наивные в своей простоте и глупости, грязь, запустение да куча нарушений и пресловутый «левак» из-под прилавка. Все те же хозяева с замысловатыми иноземными фамилиями – и хоть бы один Петров, Иванов или Александров среди них сыскался! Межрайонный отдел милиции проходится по окраинам, как рыбак с бреднем по мелководью, вычищает все, что потребителю во вред будет. Но, словно сорная трава по обочинам, отживший постперестроечный торговый бизнес вновь дает всходы. По некоторым сведениям, все эти примитивные зарешеченные железные коробки с выцветшими ценниками на витринах выживают только за счет реализации из-под полы «левака». Когда же и до окраин дойдет цивилизация?!
Тем временем наша «Газель» въехала на вполне цивилизованную площадь Комсомольскую, где по случаю Дня пограничника летние кафе были заполнены парнями в зеленых фуражках. Раскачиваясь на пластиковых стульях, они пели строевые песни, по окончании каждой из которых дружно кричали «ура!». Было весело. А шашлычники–кавказцы испарились. Точнее, в ту ночь они решили устроить себе выходной, так как по прежним празднованиям армейских дат хорошо поняли, что, подняв несколько тостов за родную заставу и воинское братство, сержанты и старшины запаса, многие из которых охраняли южные рубежи России, обратят пристальное внимание на детей гор с их мангалами. И спросят что-то вроде: «А ты как через границу перебрался? По какому праву на Руси торгуешь? Это не ты возле нашей заставы крутился, когда мы караван с наркотой брали?». После чего начнется освобождение родной территории от чужестранцев с использованием физического воздействия и последующей приватизацией подрумянившихся на углях трофеев. Такие сведения из закулисной жизни шашлычников нам поведал один из владельцев летних кафе (кстати, претензий к нему у проверяющих не было), и мы, погрузившись в машину, вновь углубились по проспекту Ленина в потемки отдаленных районов. Между прочим, по неофициальным данным, один нелегальный мангал за три месяца приносит его хозяину порядка шестидесяти тысяч дохода. Это за вычетом вынужденных выходных, которые приходятся на День пограничника, ВДВ, ВВ и так далее.
На кольце трамвая четвертого маршрута, куда мы прибыли в уже совсем поздний час, все шашлыки были съедены. Зато здесь, в безымянном киоске, милиционер в штатском произвел контрольную закупку. Азиат–киоскер с радостной улыбкой на добром лице продал ему за двадцатку бутылку чего-то бледно-желтого. Продавца немедленно огорчили, предъявив удостоверения. Вошли внутрь ларька. Б-р-р, какая гадость: хлам, окурки, коробки… По полу ползает полусонный пацанчик лет пяти. Возле него – пластиковые бутылки с голубенькими этикетками, свидетельствующими о том, что в таре – средства от обледенения стекол «Максимка» и «Антилед-Д». Они тут же разливаются всем страждущим по чекушкам и «мерзавчикам» и продаются в качестве горячительного напитка. Я долго нюхал жидкость. Ничего не понял. Попробовать на вкус не отважился, да и кто бы мне разрешил? Как пояснили люди знающие, под этикеткой «Максимка» в Орск нелегально поставляется дрянной казахстанский спирт, который затем разводят водой, подкрашивают лимонным соком и продают как самодельную водку. Беспредел! Семь с половиной литров жидкости изъяли. Вместе с ней и несколько упаковок с просроченными кальмарами. Унылый азиат закрыл свою точку. И то верно: чем ему, горемычному, торговать, коль все самое ходовое приехавшие на «Газели» злыдни нашли и отняли? Не карамельками же и презервативами, которые выставлены на витрине…
Рейд завершился глубокой ночью по месту дислокации МОМ БППР – в центре. С чувством исполненного долга я бодро шагал по спящим улицам домой, к черту на кулички – туда, где за окнами лишь черная бескрайняя степь. Да чтобы я, ныне житель окраины, в очередной раз побывав за кулисами периферийного бизнеса, еще хоть раз отоварился в страхолюдном киоске, стоящем на отшибе за моим домом?! Ни за что на свете!

Обсудить материал

Комментарии

Последние новости

Мнения