Разместить рекламу возможно по телефону:
(Viber или Whatsapp) 8-922-87-26-626

По взлетной полосе

По взлетной полосе По взлетной полосе По взлетной полосе По взлетной полосе

Одними из первых, пожалуй, в 1941 году прибыли в Орск 164 стационарные авиамастерские. Местом их расположения стала 60 автобаза Союзсовхозтранса, которая размещалась на мясокомбинате. Именно эти мастерские, по всей видимости, и имел в виду старожил поселка Борис Егунов, когда лет шесть назад устроил нам с сотрудником Орского краеведческого музея Еленой Нижник экскурсию по местности. 

– Аэродром располагался напротив бывшего Городка номер 2 с улицами Осиновской и Рахманинова у самого мясоконсервного комбината, – рассказывал тогда Егунов. – Там же были взлетно-посадочная полоса и материально-техническая часть по ремонту.

Здесь же, судя по документам Государственного архива Оренбургской области в Орске, находился нефтесклад с запасами горючего и торфа, отсюда взмывали в небо боевые единицы для фронта. Самолетов, кстати, в работе всегда было 2 – 3: по словам Бориса Егунова, одни, подремонтированные, улетали, другие прибывали. 

А не так далеко отсюда, за поворотом улицы Перегонной по дороге на Биофабрику, где еще остались руины старого училища, есть никем не обозначенное место гибели нескольких авиаспециалистов. Тут, в степи, произошла в те годы катастрофа военного четырехмоторного самолета ТБ-3. И по сей день доподлинно неизвестно, сколько всего авиакатастроф случилось в небе над Орском в Великую Отечественную войну. Мнения очевидцев тех событий, воспоминания которых хранятся в музее, сильно разнятся.


Кузница авиакадров

Но тот факт, что близ колхоза имени Чапаева (ныне поселок Новоказачий), где располагался аэродром 2-й Ивановской Высшей школы штурманов и летчиков авиации дальнего действия, в 1943 году разбился экипаж, уже неоспорим. Из открытых источников известно и то, что в нашем районе была школа парапланеристов, которых также готовили для фронта. 

Немало сведений удалось узнать об 11-й школе младших авиаспециалистов (ШМАС), которая, по некоторым данным, базировалась в городе с декабря 1941 (по иным сведениям, с 1943-го) по декабрь 1945 года. Возглавлял ее начальник Орского военного гарнизона майор Дмитрий Григорьев (кое-где, кстати, встречается, что командовал гарнизоном и некий Фирсов). В 1944 году он был награжден за подготовку отличников своего дела орденом Красной Звезды. 

Орск стал настоящей кузницей кадров для военно-воздушных сил страны. Здесь, по данным исследователей, например, с ноября 1941 по март 1942 года базировались 33 и 35 школы младших авиаспециалистов, а также 34 окружная школа воздушных стрелков.

Вот что пишет на одном из военных сетевых форумов пользователь Сергей Белоусов о своем отце:

 – Они прибыли на станцию Саракташ, а оттуда их перебросили в Орск, в 11 ШМАС. Помещения для обучения, казармы для проживания курсантов, столовую – все это разместили в одной из школ. Для обучения из 1-го Чкаловского военно-авиационного училища летчиков доставили моторы АМ-38 с самолетов ИЛ-2, сами ИЛ-2 и аэродромное оборудование: стремянки, баллоны со сжатым газом, подогревные лампы для моторов в зимнее время. Выпуск состоялся в марте 44-го: сдавшие экзамены получили аттестацию авиационных специалистов и звание младших сержантов. Кто-то после выпуска отправился на фронт, мой отец в числе некоторых других поехал в 1-е Чкаловское летное училище…

В списках потерь за 1943 год значатся десять фамилий специалистов летного состава спецшкол Орска. Все военнослужащие погибли в катастрофах, один из них – при крушении параплана.

Трудности перевода

Но в тыловой Орск перебросили в начале войны не только базу подготовки кадров для авиации. Здесь уже в первые дни августа 1941 года начали свою масштабную работу окружные курсы военных переводчиков. Более известны они стали как школа военных переводчиков в/ч 9773. 

Начальник Орского военного гарнизона, тогда еще тот самый некий Фирсов, просил в августе у руководства горисполкома выдать в его распоряжение 300 кроватей для спецшколы, но при этом «переделать их в двухъярусные». Им же после понадобилось 2000 штук кирпича, 100 килограммов проволочных гвоздей разных размеров, а также 20 дюжин фотопластинок 9 на 12 и фотобумаги 24 на 30. Несмотря на нехватку всего из вышеперечисленного, спецшколе предоставили запрошенное в нужном объеме. Лишь кровати выдали после того, как обеспечили ими в полной мере городские эвакогоспитали. 

Размещались курсы, по всей вероятности, в самом гарнизоне, который в документах значился как п/я 40. А тот, видимо, находился в Старом городе, в районе нынешней базы Росгвардии и храма (бывшего женского монастыря). Это предположение высказывает и сотрудник краеведческого музея Елена Нижник. Но еще некая воинская часть занимала образовательное учреждение (может быть, 7-ю школу). Об этом стало известно из документа августа 1942 года, где председатель горисполкома постановил: «Для освобождения здания школы, занимаемого в/ч, необходимо оборудование классов и лаборатории переместить в распоряжение гарнизона для боевой и политической подготовки курсантов». Возможно, здесь и занимались авиаспециалисты и переводчики, которые после краткого по военному времени обучения уходили на фронт. А орские курсы переводчиков затем влились в ставропольские (город Ставрополь-на-Волге, ныне Тольятти). И, кстати, многие из тех, кто их окончил в нашем городе, после войны стали знаменитыми людьми…

Орские окружные курсы переводчиков окончили
> Лев Безыменский – служил в разведотделе штаба Донского фронта под командованием Рокоссовского, а чуть раньше под Сталинградом ему довелось принимать участие в допросе немецкого фельдмаршала Паулюса и других высших чинов германской армии, после Великой Отечественной войны Безыменский стал членом Союза журналистов СССР;
> Анатолий Мицкевич – блестящее знание языка позволило ему стать переводчиком маршала Жукова при подписании капитуляции гитлеровской Германии, после войны он приобрел известность как писатель-фантаст, его знали по псевдониму А. Днепров.

Как красноармейцы яблоки воровали

Любопытный документ есть в городском архиве. Датирован он 10 августа 1942 года. Это обращение директора Садо-оранжерейного хозяйства Орского горкомхоза Иванцова к начальнику Орского военного гарнизона, чьи бойцы из авиамастерских и стройбатов ведут себя некрасиво. 

«Неоднократно обращался к вам за содействием о прекращении посещать городской фруктовый сад красноармейцами. Однако красноармейцы обоего пола продолжают не только посещать сад, но и грабить его. Как, например, в воскресенье, 9 августа, до десяти человек забрались на яблоню и трясли ее как хотели. Дети рабочих, проживающих на территории сада, стали их прогонять, но были бессильны: завязалась ссора, а потом – бросание камнями. Такое, особенно со стороны девушек, недопустимо. Мало того что сад пострадал от весеннего наводнения, так еще он имеет целевое назначение. Он не для бульварного гулянья. Кроме того, купание красноармейцев продолжается до очень позднего времени, дотемна, и притом с частными неизвестными лицами, с которыми ведется картежная денежная игра. Все попытки это прекратить безрезультатны. Если это будет продолжаться, придется писать о безобразных действиях красноармейцев Орского военного гарнизона выше».

По решению исполкома облсовета депутатов от 21 сентября 1942 года за период 1942 – 1943 годов в Орске и районах нужно было подготовить по двадцатичасовой программе 3615 лыжников. 


Фото из открытых источников

Материалы по теме

По взлетной полосе

Одними из первых, пожалуй, в 1941 году прибыли в Орск 164 стационарные авиамастерские. Местом их расположения стала 60 автобаза Союзсовхозтранса, которая размещалась на мясокомбинате. Именно эти мастерские, по всей видимости, и имел в виду старожил поселка Борис Егунов, когда лет шесть назад устроил нам с сотрудником Орского краеведческого музея Еленой...

Обсудить материал

Комментарии

Последние новости

Мнения