Разместить рекламу, поздравление, соболезнование
можно по телефону(Viber, Whatsapp) 8-922-87-26-626

Нефти нет – отдали воду

Нефти нет – отдали воду Нефти нет – отдали воду Нефти нет – отдали воду

Каждому депутату или чиновнику всегда есть о чем рассказать. Другое дело, что не все готовы к конструктивному диалогу. А если готовы, то при общении с журналистами стараются избегать острых тем. Депутат Вячеслав Ращупкин – один из тех, кто не боится выйти к народу, что называется, с открытым забралом. 

Тема повышения коммунальных тарифов и передача концессионеру, которым выступает компания «РВК-Орск», дочернее предприятие «Росводоканала», городской системы водоснабжения и водоотведения на 49 лет, всколыхнула общественность. Решение это принималось на заседании горсовета, Вячеслав Ращупкин оказался единственным депутатом, который при голосовании о повышении тарифов воздержался. Почему? 

– Концессионное соглашение для ознакомления нам выдали за несколько дней до голосования, хотя этот вопрос требовал более детального рассмотрения, – подчеркивает Вячеслав Александрович. – Но, с одной стороны, откладывать уже некуда, потому что систему водоснабжения и водоотведения в Орске давно нужно ремонтировать. Если ее не модернизировать, то город в один «прекрасный» день рискует остаться без воды. С другой стороны, я прекрасно понимаю, какая финансовая нагрузка ляжет на людей, которым и без того сейчас тяжело. А концессионное соглашение, из-за которого повысили тариф водоснабжения на 25 процентов, стали готовить, между прочим, еще с сентября прошлого года. Но прежде чем это делать, муниципалитет должен был обосновать свое решение. Всякий раз, когда раньше вставал вопрос о повышении тарифов, мы с отдельными депутатами просили чиновников предоставить реальные отчеты по «Орскводоканалу». Не предоставляли, аргументируя тем, что он является ООО. Но при этом забывали, что данное ООО принадлежит муниципалитету. Получается, мы приняли решение о повышении тарифа на воду, которая с появлением концессионера становится его собственностью на 49 лет, не имея представления об истинной картине происходящего. То есть чужому дяде теперь отдана не нефть, но вода – самый главный жизненный ресурс. Поэтому я воздержался. 


Народ необходимо слушать и слышать

Пойти вразрез с мнением партии дорогого стоит, особенно в нынешних условиях. А уж если речь заходит о партии правящей – тем более. Однако Ращупкин не боится высказывать свою точку зрения. Или все-таки боится? 

– Чего? Что из партии попросят? Но ведь я не нарушаю законов и в то же время других прошу их соблюдать, – отвечает Вячеслав Ращупкин. – Я ведь не просто так штаны просиживал в горсовете предыдущие годы, и сейчас мне есть что сказать оппонентам и товарищам по партии, которые теперь косо на меня посматривают, считая, что я иду против. Нет, не против, а за – за народ. Ведь партия должна всех сплачивать, а не наоборот. Я вижу, что внутри нее исчез диалог, что нужные решения спускаются сверху, и депутаты отдают за них свои голоса, даже не пытаясь разобраться в проблемах. Мы, народные избранники, не должны идти на поводу у власти, но обязаны вести с ней открытый диалог. Чьи интересы партия защищает? Народа? Значит, нужно к нему прислушиваться и слышать его. Люди говорят: «Нам нужно качественное медицинское обслуживание». Власть отвечает: «Мы построили онкоцентр!» Людям нужны межквартальные проезды, власть им говорит: «Мы отремонтировали вам дороги!» Людям нужен детский сад в Старом городе, а власть им говорит: «У нас на 240 квартале есть места!» Если посмотреть, то в Уставе правящей партии прописаны хорошие вещи, просто их соблюдает не каждый. Так, «Единая Россия» должна защищать достоинство человека и справедливость в обществе, тем более что сейчас запрос на справедливость, как никогда, высок. Но пока проблема власти в том, что она себя с народом не отождествляет. 


С пандемией надо было бороться

Свое мнение у депутата и по поводу пандемии, ведь он, как руководитель школы, сегодня испытывает на себе все «прелести» новой жизни. Чего уж говорить о педагогах и родителях, которым тоже несладко! Классное обучение постепенно хотят заменить даже не дистанционным, а заочным. Можно было этого избежать?

– Либеральные реформы, начатые в 1990-х, дают горькие всходы, – подчеркивает Ращупкин. – Каким был символ начала и конца урока в советской и царской школах? Конечно, звонок! Сейчас его нет, а заочная форма постепенно вводится для того, обратите внимание, чтобы разобщить детей. Но никто не подумал, что такое разобщение может быть чревато. И если разобраться, то обострения ситуации с коронавирусом можно было избежать. Когда весной в стране появились первые заболевшие, нужно было сразу закрывать границы, распределять потоки мигрантов, обустраивать гостиницы для тех, кто возвращался в родные города с заработков, реально брать у людей анализы. Ну и временно – хотя бы на пару недель! – приостановить деятельность всех учреждений, кроме медицинских, предварительно переведя каждому на карточки средства для приобретения продуктов первой необходимости. Этого не сделали, а теперь всю ответственность за рост заболеваемости перекладывают на самих людей, но это неправильно. Нам постоянно говорят, что у власти нет денег. А кто решил, что они есть у народа? Поэтому, наверное, он и живет, махнув на все рукой, и отдыхает как в последний раз. Надежды на будущее просто нет. Кстати, недавно президент подписал документ о выделении финансов на создание новых мест в школах. И они, думаю, появятся, но только не в Орске, потому что некоторые чиновники и депутаты не уверены, что у нашего города есть будущее. Но разве можно самих себя кодировать на проигрыши? Надо родному городу желать добра. А что есть добро? Это дети. Чем больше в Орске будет слышно детского смеха, тем больше будет ощущений, что город живой. Значит, нам нужны новые школы, детские сады и больницы. Но нас все время просят подождать. Чего? Я горжусь, к примеру, нашими самолетами и ракетами. И точно так же мне хочется гордиться современными школами. 


Нам нужны перемены

Депутат уверен: нынешней системе нужны кардинальные изменения. Причем, перемены необходимы и партии, и власти. Менять надо и структуру горадминистрации, только делать это нужно опираясь на опыт передовых соседей и свои ошибки. Но почему?

– Сегодня администрацию народ не контролирует даже через нас, депутатов, а надо бы, – отмечает Вячеслав Ращупкин. – За несколько лет у нас поменялось несколько глав, и это чиновников расслабило. Они не пытаются решать проблемы, ссылаясь на то, что нет денег, что Орск – город дотационный. Но ведь и остальные населенные пункты получают субсидии от региона, только вопросы при этом решают. Беда в том, что главу мы не выбирали, поэтому он не воспринимает нас, да и сам народ, как равных, поэтому не решаются проблемы, которыми должны заниматься администрация и управленцы. Да, может быть, наши чиновники по-своему любят Орск, только пока я этого не вижу. Ведь родной город нужно любить так, как мать свое дитя. Она сама не съест, но отдаст ребенку. Кстати, кто бы что ни говорил про Юрия Берга, но он, будучи градоначальником, ходил пешком и знал о том, что происходит в каждом уголке города. Нынче же сотрудники из администрации пять шагов до работы ступить не могут – за ними машины присылают. О чем тут говорить? – размышляет депутат.


Фото из архива «ОХ»

Обсудить материал

Комментарии