Разместить рекламу, поздравление, соболезнование
можно по телефону(Viber, Whatsapp) 8-922-87-26-626

Вам письмо! Бойцы получили весточки от школьников

Вам письмо! Бойцы получили весточки от школьников

Через пару дней отметим праздник сильных и мужественных. 23 февраля поздравления принимают орчане разных возрастов. Кто-то из них воевал, кто-то проходил службу в Вооруженных Силах страны, а кому-то это только предстоит. Но все носят гордое и ответственное «звание» – мужчина. Накануне Дня защитника Отечества мы расскажем о солдатских буднях, о которых узнали из писем, а также попросим виновников торжества вспомнить свою армейскую жизнь. 


Еще каких-то 20 лет назад, когда сотовые телефоны не были таким привычным средством связи, как сейчас, люди чаще писали письма. Особое значение имела армейская переписка. 

Солдат ждал заветного конверта, пожалуй, больше, чем отбоя или обеда, а мать или подруга вскрывали послание от родного человека часто со слезами на глазах от волнения… Сегодня общаться с новобранцами гораздо проще. Но письма на бумаге все-таки уникальны и по-прежнему способны обрадовать защитников Отечества. В этом мы убедились благодаря акции, которую организовали городской совет женщин и Оренбургское региональное отделение Комитета солдатских матерей России. Ее поддержал Владимир Носов, руководитель местного отделения общественной организации ветеранов «Боевое братство», и учащиеся школы № 37.

Перед Новым годом семиклассникам предложили написать письма солдатам, с которыми они незнакомы. Дети согласились. В послании можно было расспросить о службе, интересах и планах на будущее, поддержать или пожелать что-нибудь. Ответы не заставили себя ждать, так что скоро дети смогут их получить. 

Почти во всех письмах ребята посвятили солдатам стихи и пожелания удачной службы. А еще коротко рассказали о себе. 

 – Я живу под мирным небом. У меня есть все, о чем можно мечтать, – написал один мальчик. 

– Наше небо всегда будет мирным, не переживай! – пообещал военнослужащий. 

Также дети рассказывали о своих увлечениях спортом, танцами, музыкой. А солдаты хвалили и напутствовали быть гордостью для родителей. Парни делились в письмах, что им присвоили звание, что они «учатся держать автомат в руках и водить спецтехнику» и тем, что «кормят вкусно, как дома». 

– Я понимаю, что вам там тяжело, а порой даже холодно, – беспокоилась одна из школьниц. 

– В казарме бывает холодно, но солдат должен с достоинством переносить все трудности, – ответили ей в письме. 

Одна из семиклассниц поделилась, что изучает иностранные языки, в том числе корейский, и хотела бы стать переводчиком, а еще ходит в музыкальную школу. Солдат подбодрил ее, заверил, что терпение пригодится в жизни и что музыка – это хорошо. 

А мальчишкам защитники Отечества пожелали не бояться идти служить в армию, потому что там многому можно научиться. 


Служба в армии не сотрется из памяти. Многие говорят о ней как о непростом, но интересном периоде. Своими воспоминаниями с «ОХ» поделились орчане, жизнь которых и сегодня связана с военно-патриотическим делом. 

Не принял присягу во второй раз

Сергей Воропанов, и. о. военного комиссара Орска, всю жизнь посвятил службе и работе в этой сфере. 

Он поступил в Ульяновское танковое военное училище в 1988 году. А в 1991-м учреждение расформировали. Это случилось как раз перед августовским путчем. 

– Доучиться оставалось год, нас направили в Харьков, – рассказывает Сергей Петрович. – Приехали туда. Солдат вывели на плац. Я услышал, что играет не гимн СССР, как должно было быть, а другая музыка, и увидел, что выносят флаг не Советского Союза, а Украины. Нам сообщили, что мы должны присягнуть Украине. Моя фамилия была в начале списка, поэтому я отказался в числе первых. Объяснил, что принимал присягу на верность СССР, в частности России, и не собираюсь менять решения. Потом тем, кто отказался, было непросто. Поговаривали, что мы не закончим военное училище и не получим звания. Но все разрешилось, и мы отправились в Челябинск, где и доучивались. Потом была служба на Дальнем Востоке. 

Конечно, об армейских буднях сохранились и теплые воспоминания тоже. Когда мне приходили 3 – 4 письма за день, это было счастьем! 


«Живем! Десантура пришла!»

Начальник штаба местного отделения Юнармии Абдрахман Сагритдинов был призван на срочную службу в октябре 1979 года и уже в декабре в составе 345-го парашютно-десантного полка направлен в Афганистан. За два года он участвовал во множестве операций, был ранен и награжден орденом Красной Звезды. 

Спустя годы вспоминаются не только страшные и трагические моменты, но и товарищи, и единый дух десантного братства. 

– Этот дух воспитывается у солдат с первого дня попадания в ВДВ и остается с ними на всю жизнь, – говорит Сагритдинов. – Он формируется силой и стойкостью, дополняется голубым беретом и тельняшкой, девизом «Никто, кроме нас». Десантные войска, как правило, начинают военные операции и выполняют особые задания. На плечи бойцов ложится миссия быть первыми. Это всегда риск для жизни. Полк ВДВ должен занять плацдарм и удержать его до подхода основных сил. Но в моей службе не раз бывали и такие случаи, когда нас отправляли на подмогу другим. Помню, как-то раз пробивались к мотострелковому подразделению, причем нас было гораздо меньше, чем их. А они встречали радостными возгласами: «Живем! Десантура пришла!». И такое было не раз. Товарищи воспринимали нас как-то по-особенному и верили в нашу силу и дух. Хотя, по сути, мы были такими же, как и все другие солдаты, – 19-летними пацанами в форме.


Масленка была... в противогазе

Руководитель поискового отряда «Яик» Григорий Полтавский служил во внутренних войсках в Орле, а потом в Москве. 

– Это важный этап жизни, – подчеркивает Григорий Александрович. – Было сложно. Но армия закалила меня и сформировала характер. Она позволила понять, что, если люди объединяются, они могут сделать все. Со мной служили пять орчан. Мы держались вместе и в случае чего могли постоять друг за друга. В мужском коллективе обязательно начинают выяснять, кто главнее и кто сильнее. А мы с товарищами были едины, и это нам помогало. 

В армии произошло много запоминающихся случаев. Пользоваться телефонами было нельзя. Мой мобильный увидел замполит, забрал его и отдал только перед дембелем. 

Как-то раз, когда была учебная тревога, мы очень быстро собрались и построились во дворе части. Забегая вперед, скажу, что в армии самой страшной была потеря чего-нибудь из амуниции. В мое время это считалось позором. Я никогда ничего не терял. Но в тот раз, когда командир начал проверять, оказалось, что при мне нет масленки – небольшой емкости с маслом для оружия. Товарищи тут же начали подшучивать, а я пытался найти пропажу среди вещей. И нашел. В противогазе! Видимо, так торопился, что положил ее туда.

Обсудить материал

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.