С топором на учителя рвалась малолетка

В Орск Митрошкины переехали несколько лет назад из Чувашии, привезя с собой троих детей. Сейчас старший из них – Игорь – сидит за кражу в «малолетке», по 15-летней Соне плачет спецприемник, а для маленького Вани лучший путь – в «Росток».Митрошкиным-родителям чуть больше пятидесяти лет, но они не работают, а живут на пенсии по инвалидности, которые оба получают. По какой причине супруги пристрастились к выпивке, сейчас сказать трудно, сами они вряд ли смогут сформулировать ее, а жители дома по проспекту Ленина утверждают, что алкоголиками Лида и Саша были уже тогда, когда поселились по соседству. Их пьянки продолжались денно и нощно, собутыльники сменяли один другого. Пьяная мать просто ненавидела детей, она не раз угрожала освободиться от их назойливого присутствия с помощью топора…. Проходя по подъезду, люди содрогались от истошных криков Вани, которого били чем попало и родители, и старшая сестра с таким остервенением, что на следующий день мальчик появлялся на улице с синим и опухшим лицом. А когда не хватало денег на «пузырь», его отправляли попрошайничать и без денег на порог не пускали. Столь «счастливого» детства и врагу не пожелаешь.
Постепенно друзьями «зеленого змия» стали и дети. Мать некоторое время подрабатывала у «гостей с Кавказа» на Короленко, частенько там можно было увидеть и отвратительно пьяную Соню, глядя на которую думалось, что даже определение «проститутка» – в ее случае положительная оценка. Не раз и не два милиционеры вылавливали юную Митрошкину в притонах алкоголиков. Дочь пошла по стопам матери. Недавно она оказалась в инспекции по делам несовершеннолетних, куда ее привезли за то, что они с товарищами ограбили и избили какого-то парня на улице. Через некоторое время заявление в РОВД на Соню написала девочка, которую Митрошкина заманила в гости, там вместе с мамашей избили ее, раздели. Бедняжка оказалась на улице в чем мать родила. В следующий раз Соня явилась в школу с топором, и размахивая им, угрожала разделаться с его помощью с одним из учителей. Лиду Митрошкину не раз уже увозила 13-я бригада «скорой». Скорее всего, пора познакомиться с работниками психбольницы и Соне. Ваня, как и его сестра, в школе появляется нечасто, но этот факт не волнует родителей. Мальчишка целыми днями бродит по улицам в рваных башмаках на босу ногу, попрошайничает, ворует. В десять лет он не отказывается от самогона и даже лосьоном не брезгует.
Работники опорного пункта, находящегося в доме, где живут Митрошкины, пытались проводить с матерью разъяснительную работу, вызывали на общественный совет – женщину ничто не пронимает. Каждое ее слово лживо. Она не желает отказываться от родительских прав, потому что не хочет бросать своих «любимых деточек». Квартира их на первом этаже неплановая, поэтому представляет собой огромное помещение без каких-либо перегородок, хотя бы отдаленно напоминающих стены (когда она сдавалась жильцам, предполагалось, что новосёлы сами разделят ее на комнаты). Однако Митрошкины не планируют не только строительства, а даже насущного ремонта, объясняя сей факт катастрофической нехваткой времени!
Документы на лишение Митрошкиных родительских прав уже собраны, отправлены в отдел опеки и попечительства и возвращены обратно. Сначала ждали, пока отец вернется из больницы, теперь – окончания отпуска начальника комиссии по делам несовершеннолетних. Соня бывала и в ЦВИНе, и в «Ростке», но отовсюду сбегала. Все злодеяния девочка совершает вполне осознанно, беря пример с матери. Остановить ее трудно еще и потому, что она чувствует полную свою безнаказанность, заявляя милиционерам: «А вы ничего не сделаете, потому что мне 16-ти еще нет!». У Сони угловатая девчоночья фигурка, но она уже давно не ребенок, однако и взрослой назвать ее можно с трудом. Разумеется, за каких-то 15 лет Митрошкина пережила огромное количество событий, которые не каждому дано (и слава Богу) испытать, но вряд ли всю эту громаду можно назвать жизненным опытом. Опыт приносит мудрость, а последняя невозможна без осмысления и анализа поступков своих или окружающих. Поднять со «дна» Соню вряд ли удастся, если только предположить, что произойдет чудо, и она образумится. Некоторые высказывают мнение, что все попытки со стороны наставить ее на путь истинный – бесполезны, и теперь девочке самое место в спецприемнике. Освободится – совершит преступление – снова сядет. Изоляция от общества - слишком жесткая и в то же время малоэффективная мера, но зато проще некуда. Гораздо больше хлопот требуется, чтобы постараться изменить сознание Сони, заставить ее саму понять, что такое жизнь на самом деле…. Но если даже мать родная не хочет этим заниматься, что уж говорить об остальных? Если исходить из того, что Соне прямая дорога в спецприемник, то Ваню нужно отправлять в «Росток», тем более что, в очередной раз почувствовав на себе тяжелую руку матери, он сам просится в реабилитационный центр. Однако готовые документы детей продолжают пылиться в школе, потому что официально у Митрошкиных есть родители, и они должны заниматься воспитанием детей. А есть ли родители реально – вроде бы никого не интересует.

(Фамилия семьи изменена).

Обсудить материал

Комментарии

Последние новости

Мнения