Разместить рекламу, поздравление, соболезнование
можно по телефону(Viber, Whatsapp) 8-922-87-26-626

Чьи вы, пенсионеры?

Экономический обозреватель Н.Е. Львов анализирует ранее неизвестные факты и цифры из досье крупнейшего негосударственного пенсионного фонда Оренбуржья – НПФ «Покровитель». Город Саров, в недавнем прошлом Арзамас-16. Всероссийский ядерный центр. В ряду скромных бревенчатых дач под заснеженными соснами – бывший дом академика Сахарова, «отца водородной бомбы». Здесь, в Сарове, с 1998 года и по сей день работает совместное предприятие фонда «Покровитель» и «Оренбургнефти» - общество с ограниченной ответственностью «Кариотида». Три четверти капитала общества принадлежат нефтедобывающему предприятию, одна четверть - пенсионному фонду.Несмотря на то, что партнеры-совладельцы находятся сегодня не в лучших отношениях и ведут нескончаемые имущественные тяжбы в судах, «Кариотида» демонстрирует прекрасные финансовые результаты. Судите сами: вложив в уставный капитал скромные сто тысяч рублей (из них «Оренбургнефть» - 75000 рублей, а «Покровитель», соответственно, - 25000 рублей) совладельцы на последнем собрании, состоявшемся в декабре 2001 года, единогласно утвердили отчет о заработанной «Кариотидой» прибыли. Цифра ошеломляет: прибыль составила 200000000 (двести миллионов!) рублей.
Впрочем, «Оренбургнефть» в очередной раз, пользуясь имеющимся у нее большинством голосов, отвергла предложение «Покровителя» о распределении прибыли в виде дивидендов. Нетрудно подсчитать, что пенсионному фонду причиталась бы круглая сумма в 50 миллионов рублей!
На этот раз «Покровитель» не стал ждать лучшей доли и в самом конце декабря подал заявление о выходе из общества. Согласно уставу «Кариотиды» при выходе участника ему должна быть через полгода выплачена пропорциональная доля прибыли, то есть те же 50 миллионов. Правда, исполнительная дирекция «Покровителя» не надеется получить причитающиеся фонду деньги без борьбы. В общении с «Оренбургнефтью» накоплен соответствующий опыт. Вот и очередного директора «Кариотиды» нефтедобывающее предприятие назначило единолично, безо всяких игр в демократию, даже не известив «Покровитель» о принятом решении. Поэтому у пенсионного фонда есть все основания опасаться ловкого вывода активов из прибыльной «Кариотиды», чтобы к моменту выплаты НПФ ждала не справедливая сумма оценки его доли, а дырка от бублика.
А чем же занималась «Кариотида», чтобы заработать такие бешеные деньги? – спросит любознательный читатель. Нет, «Кариотида» не имела отношения к ядерным программам, не торговала оружием. В легендарном Арзамасе-16, помнящем не только Берию и Сахарова, но и святого Серафима Саровского, «Кариотида» в течение нескольких лет торговала нефтью. Делала это квалифицированно, профессионально, а главное – сполна использовала предоставлявшиеся закрытому атомному городу налоговые льготы. Вот и набежали пресловутые 200 миллионов, раздел которых – настоящая причина спора между новым руководством «Оренбургнефти» и «Покровителем».
Что касается многочисленной недвижимости, которую «Оренбургнефть» решениями своего совета директоров в 1998 году внесла в пенсионный фонд, а сейчас пытается отсудить обратно, то она, эта недвижимость, не сыграла, да и не могла сыграть в экономике фонда никакой особенно важной роли. Судите сами: НПФ затратил на содержание переданной ему в собственность недвижимости в общей сложности 13 миллионов рублей, а получил за весь период от «Оренбургнефти», которая фактически продолжала занимать все здания, 9 млн. рублей, причем и эти деньги «Оренбургнефть» пытается отсудить (в настоящее время вопрос рассматривается в кассационной инстанции арбитражного суда).
Сегодня в дирекции «Покровителя» внимательно изучают проект мирового соглашения, предложенный юристами «Оренбургнефти». В этом проекте предусматриваются закрепление за пенсионным фондом нескольких оренбургских объектов и его отказ от недвижимости в Москве, Самаре, Сорочинске и Бузулуке. В фонде готовы были бы подписать такое соглашение, избавляющее некоммерческую организацию от изнурительной тяжбы с нефтяным гигантом (только на адвокатов НПФ истратил уже 6 миллионов рублей), но ситуация с «Кариотидой» серьезно осложняет путь к договоренности. На заведомо несправедливых условиях компромисс вряд ли возможен, считают в фонде.
Итак, работодатель тысяч вкладчиков фонда («Оренбургнефть») старается максимально обескровить организацию, в которой хранятся пенсионные сбережения его работников. Это наводит на грустные размышления. Решаема ли в принципе проблема долгосрочных пенсионных накоплений работников с помощью НПФ, если предприятия-работодатели то и дело переходят из рук в руки (как это, например, происходит с «НОСТой») и каждый новый владелец вправе поставить вопрос о подконтрольности НПФ именно ему? Казалось бы, смысл НПФ в том и состоит, что работники в его лице получают копилку, относительно независимую от превратностей их взаимоотношений с хозяевами предприятия. Имеют ли право оренбургские нефтяники откладывать деньги на старость и получать дополнительные пенсии без оглядки на то, кто будет владеть «Оренбургнефтью» - ТНК, «Сибнефть», а может быть, ЮКОС?
Отрадно, что этим вопросом в последнее время задалось и правительство России. Более того, оно поставило вопрос о взаимоотношениях негосударственных пенсионных фондов и работодателей еще жестче по отношению к последним: даже таким крупным полугосударственным структурам, как «Газпром» или РАО «ЕЭС России», разрешено сохранять зависимые от них НПФ лишь в течение пяти лет. Таким образом, независимость НПФ от работодателей – это приоритетная цель, к достижению которой стремится правительство РФ.
На этом фоне особенно неуклюжими выглядят попытки непременно передать НПФ «Покровитель» в подчинение какому-нибудь крупному промышленному предприятию, будь то «Оренбургнефть» или «ОРМЕТО-ЮУМЗ». Впрочем, в исполнительной дирекции фонда вкладчиков заверяют, что «Покровитель» и впредь будет сохранять свою самостоятельность от работодателей, столь высоко ценимую многими его вкладчиками.
Что касается профессионального управления активами фонда в интересах вкладчиков, то этим с момента основания «Покровителя» в 1994 году занимается старейшая инвестиционная фирма «Петроленбург». Как выясняется (этот факт ранее не афишировался), «Петроленбург» не только выступил инициатором и первым учредителем фонда «Покровитель», но и внес, через подконтрольные ему общества, крупный вклад в уставный капитал НПФ. Еще в 1996 году «Петроленбург» за 10 млн. рублей выкупил у «Оренбургнефти» контрольные пакеты акций двух холдинговых компаний, владевших 7-процентным пакетом акций «ОНАКО». Годом позже эти компании, «Корпорация коллективной акционерной собственности» (ККАС) и «Южно-Уральская держательская компания» (ЮУДК), внесли в «Покровитель» вклад в размере 17 млн. рублей. Для сравнения и уяснения масштаба суммы: контрольный пакет «Южуралмашзавода», приобретенный «Петроленбургом» примерно в то же время, обошелся этой фирме лишь в 6 млн. рублей.
К сожалению, в настоящее время в связи с приостановлением лицензии (Инспекция НПФ в Министерстве труда была до последнего момента явно на стороне «Оренбургнефти») фонд «Покровитель» не вправе привлекать новых участников и расширять свою деятельность. Но работа по приращению пенсионных вкладов имеющихся участников фонда ведется аккуратно и, можно даже сказать, самоотверженно. Ведь, как ни печально, главным для управляющей компании и исполнительной дирекции «Покровителя» стали не новые перспективные проекты, а судебные битвы по защите заработанного, по предотвращению растаскивания фонда.
Тщательно готовя документы к очередному судебному заседанию, работники «Покровителя» нет-нет да и вздохнут, вспоминая горькие лермонтовские строки: «Но есть и Божий суд, наперсники разврата! Есть грозный суд: он ждет; Он не доступен звону злата, И мысли и дела он знает наперед».
… А в Нижегородской области, в городе Сарове, продолжает свою деятельность ООО «Кариотида», заработавшая уже 200 миллионов рублей. Но, похоже, эти деньги «Оренбургнефть» приготовила только
для себя.

«Южный Урал» от 30 января 2002 г.

Обсудить материал

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.