Разместить рекламу, поздравление, соболезнование
можно по телефону(Viber, Whatsapp) 8-922-87-26-626

Море оружия “осушил” отряд “Барс”

На чеченских полях сейчас цветут маки. Очевидцы уверяют: зрелище - неописуемое, никакой объектив суперсовременной камеры не сможет передать и сотой доли той неземной красоты, которую дарит природа вымотанной войной республике. Однако парням из отряда милиции особого назначения при УВД Орска “Барс”, которые сейчас служат в Урус-Мартане, любоваться маками времени нет. Они постоянно в работе. Боекомплект получен, оружие проверено, затвор передернут. “Барсы” выходят на “охоту”...На днях место дислокации отряда посетил командир ОМОН, полковник Г. Томберг. Поскольку он - один из тех офицеров, которые не скрывают от журналистов истинное положение дел в “горячей точке”, мы не упустили возможности встретиться с Геннадием Николаевичем.
О том, что мир на Кавказе призрачен, словно утренний туман над маковыми полями, полковник почувствовал сразу, как только под колесами его “Форда” понеслись километры пыльных чеченских дорог.
- Направляясь в Урус-Мартан, мы проезжали мимо Самашкинских лесов, - вспоминает боевой офицер. - Опушка была вырублена метров на сто в глубину, вокруг - скопление боевых машин пехоты, БТР... Лес полностью блокировали федералы. Как нам сказали, появились сведения о том, что в Самашкинские леса вошла банда Гелаева. Когда возвращались назад, слышали автоматные очереди, раздающиеся в лесу, взрывы, одиночные выстрелы. Видимо, там действительно накрыли боевиков.
В Урус-Мартан, тем не менее, “Форд” проскочил без приключений. А там уже ждали свои. Командира накормили вкусным обедом, после чего он от души попарился в баньке. Бытовые условия у “барсов” в Урус-Мартане не идут ни в какое сравнение с тем, что было в Мескетах. Там - сырые землянки, здесь - три удобных для жилья кубрика. Удобных, конечно же, со скидкой на боевые условия временного райотдела. В двух кубриках размещается личный состав, в третьем, самом маленьком, - штаб. Баню Томберг оценил на “пять с плюсом”. Пищу бойцам готовят аж два повара, которые соревнуются в искусстве варить борщи и жарить котлеты. Рацион, как водится, зависит от разворотливости и деловой хватки тыловика. Однако ребята на стол не жалуются. В кубриках есть телевизоры, поэтому игры чемпионата мира по футболу для болельщиков-”барсов” теоретически также доступны, как и для их друзей, оставшихся в мирном Орске. А вот практически... Практически - совсем не то, что в Мескетах, где наши умудрялись не только смотреть в землянках портативный телевизор, подключив его к аккумуляторам, но даже играть с местными в футбол.
- У отряда в Урус-Мартане очень много работы, - сказал Томберг. - Да и сам по себе этот город не зря имеет печальную репутацию ваххабитского логова. В день моего отъезда, например, привезли хоронить отца одного из полевых командиров. Ожидалось, что сын пожалует с ним проститься. Наши его ждали, но бандит не пришел. Спецоперации здесь регулярны, служба значительно напряженнее, чем в Мескетах. В райотделе никто не хочет оставаться, все рвутся на боевые задания! Там ежедневно идет настоящая мужская омоновская работа.
Командир привез с собой заверенный печатью отчет о боевой работе “барсов” в Урус-Мартане. Отчет весьма внушительный. Если собрать все оружие и боеприпасы, которые нашли омоновцы в бандитских схронах за несколько недель своей командировки, его наверняка хватит для того, чтобы снарядить на войну пехотный полк. “Стреляющие игрушки” - всех видов, на любителя. Гранатометы каких угодно марок, в том числе и импортные, мины - от противотанковых до противопехотных, снаряды любых калибров. В схронах находили приборы ночного видения, кассету от авиабомбы, натовские радиостанции... Чечня нашпигована оружием, как сладкий пирог - изюмом. Его там море! Счет изъятым патронам идет на сотни, гранаты можно паковать ящиками. А ведь это все прячется для того, чтобы когда-нибудь, как говаривал классик, выстрелить... Помимо обезвреживания схронов “барсы” занимаются проверкой паспортного режима, выявлением боевиков, наркосбытчиков и торговцев “паленым” бензином, каковых на Кавказе хватает. Короче, всем тем, что можно уместить в емкое словосочетание - наведением конституционного порядка. Служат орчане достойно.
- Командование райотдела вынесло поощрения уже 27 бойцам отряда, замечаний, наказаний - ни одного, - листает отчет Геннадий Николаевич. - Есть конкретные результаты работы. Но за апрель ребятам почему-то закрыли лишь один день “боевых”!
Возмущение командира понятно. Как понятно и то, почему Ханкала в очередной раз “зарубила” милиционерам боевые выплаты в полном объеме. Зря что ли даже на правительственных телеканалах в последнее время открыто говорится о том, как армейские штабисты с большими звездами на погонах, видевшие боевиков только на фотографиях, “химичат” с документами. И получается, что боец, выражаясь языком воинских документов, вступал в боевой контакт с противником 25 дней в месяц, а “боевые” получит за три дня. Разница в 22 дня не пропадет, исчезнет в бездонном генеральском кармане... Обидно. Томберг запросил у своих подчиненных в Чечне отчет о боевых выходах в полном объеме и попробует добиться выплат в вышестоящих инстанциях. Но насколько это реально, он пока и сам не может сказать. Зато полностью прояснилась ситуация с заменой личного состава.
- Через три месяца после начала командировки примерно одна треть бойцов отряда вернется из Чечни домой, что так или иначе связано с семейными обстоятельствами каждого из служащих. Мы им уже готовим замену, - сообщил полковник. - Остальные останутся до 18 октября - дня приезда Оренбургского ОМОНа. А в сентябре вместо временных райотделов в Чечне должны появиться постоянные РОВД с личным составом, набранном из граждан республики. Процесс этот постепенно идет, в том числе и в “нашем”, Урус-Мартановском районе. Я посмотрел на все это... Напоминает 1996 год, когда армия оставила “чехам” оружие, боеприпасы, а потом мы все получили удар в спину.
Ситуация сейчас действительно несколько странная. В Урус-Мартановском районе наряду с временным райотделом, укомплектованным командированными оренбургскими милиционерами, начал действовать постоянный с милиционерами-чеченцами. Чеченцам передали оружие, за исключением табельного, радиостанции, транспорт, оргтехнику и прочее, включая столы и стулья. В общем, процентов на 80 Оренбуржье и Башкортостан, чьи стражи порядка служили и служат в Урус-Мартане, помогли кавказским коллегам встать на ноги. Ничего в этом вроде бы плохого нет, тем более, что постоянный РОВД подчиняется командованию временного. А выполнять тяжелую милицейскую работу в том смысле, в котором мы ее себе представляем, чеченцы, надевшие форму, не очень-то торопятся. Что они выжидают? В окрестных селах вообще убрали временные райотделы, там осталась лишь чеченская милиция. И что? Если раньше боевики обходили эти села за три версты, то сейчас поступают сведения о том, что их запросто можно увидеть на улицах селений.
Наверняка, ближе к осени картина несколько прояснится. Мы же продолжаем отслеживать, со слов очевидцев, как складывается нелегкая служба в “горячей точке” орских омоновцев, и по мере поступления информации готовы незамедлительно сообщить ее читателям.

Обсудить материал

Комментарии