Спецслужбы заинтересовались детским лагерем. Здесь из каждого ребенка делают богатыря

Спецслужбы заинтересовались детским лагерем.
Здесь из каждого ребенка делают богатыря Спецслужбы заинтересовались детским лагерем.
Здесь из каждого ребенка делают богатыря Спецслужбы заинтересовались детским лагерем.
Здесь из каждого ребенка делают богатыря Спецслужбы заинтересовались детским лагерем.
Здесь из каждого ребенка делают богатыря Спецслужбы заинтересовались детским лагерем.
Здесь из каждого ребенка делают богатыря Спецслужбы заинтересовались детским лагерем.
Здесь из каждого ребенка делают богатыря Спецслужбы заинтересовались детским лагерем.
Здесь из каждого ребенка делают богатыря Спецслужбы заинтересовались детским лагерем.
Здесь из каждого ребенка делают богатыря Спецслужбы заинтересовались детским лагерем.
Здесь из каждого ребенка делают богатыря

– Дружина, равняйсь! Смирно! Равнение на середину! – такие слова звучат из уст... священника. Конечно, не во время службы в храме и не для прихожан-пенсионеров. Так начинается открытие смены в детском военно-патриотическом лагере «Русские богатыри», что в 5 километрах от Новоорска. Мы приехали в лагерь чуть раньше начала церемонии открытия, когда, казалось бы, дети еще относительно свободны, но не услышали громких криков, нас никто не сбил с ног, в то время как это обычное дело, когда 50 детей резвятся на улице. Здесь же чувствуется дисциплина. Одни спокойно купаются в речке, другие собирают палатки, третьи мирно болтают в тени деревьев. Руководит всем иеромонах Павел, настоятель храма Казанской иконы Пресвятой Богородицы в Новоорске. Батюшка у детей буквально нарасхват:
– Отец Павел, а когда батут будет? – подбегает к нему мальчишка.
– Вот сейчас будет открытие, потом обед, потом...
– Отец Павел! – не дают ему закончить фразу.
– Меня пора клонировать, – улыбается батюшка.
Чтобы поговорить относительно спокойно, нам приходится спрятаться в машину, хотя и там через некоторое время нас найдут.
– Лагерь – это продолжение деятельности клуба «Русские богатыри» при храме Казанской иконы Пресвятой Богородицы, – рассказывает отец Павел. – Теоретические знания, которые дети получили в течение года, закрепляются здесь на практике. Мы вяжем узлы, натягиваем переправы, ставим палатки, учимся читать карты... С ребятами занимаются бойцы ОМОНа, учат их рукопашному бою, ждем еще специалистов из МЧС, наркоконтроля, пограничников. Много внимания уделяется физподготовке и духовному воспитанию. Дети должны стать пограничниками между добром и злом, не пускать зло в свое сердце, пресекать все греховные помыслы, внимательно относиться к своим мыслям, чувствам, словам и делам. Это называется трезвение. У нас читаются утренние и вечерние молитвы, молитвы перед трапезой, служатся литургии. Стараемся проводить разные конкурсы, игры, чтобы ребята расслаблялись, чувствовали себя комфортно.
А наш фотограф тем временем пытается запечатлеть, как один мальчуган занимается на турнике. Однако тот не торопится демонстрировать свои умения.
– Ну, ты подтягиваться-то будешь?
– Нет. Иначе отжиматься 30 раз придется!
– Как это? Хочешь подтянуться, а придется отжиматься?
– Да. Сказали, что плохо турник закрепили и пока на нем нельзя висеть.
За нарушение любого правила мальчиков ждут 30 отжиманий, а девочек – столько же приседаний. Кстати, борются здесь и за чистоту русского языка. За каждый «блин» – те же отжимания и приседания, а если нарушение повторяется, то внеплановая физкультура ожидает весь взвод. Мобильные телефоны тут тоже не приветствуются, а наушники категорически запрещены.
– Ребята должны жить здесь, в этой реальности, общаться друг с другом, а не затыкать уши и присутствовать в лагере только физически, – считает отец Павел. – Мы воспитываем здесь любовь к ближнему. Все дети у нас разделены на 4 взвода, взводы – на отделения. Каждый взвод в 20 часов заступает на службу: ходят часовыми, охраняют лагерь круглосуточно. Предусмотрено дежурство на кухне. Готовит им профессиональный повар, дети же чистят картошку, приносят воду и выполняют прочую подобную работу в помощь старшим.
Так что условия здесь некурортные: живут ребята в армейских палатках, строго соблюдают режим дня и во всем слушаются своих воспитателей. Однако это нисколько их не угнетает, счастливые лица говорят об обратном. Правда, вот епископу Орскому и Гайскому Иринею, специально приехавшему на открытие смены, одна девочка показалась грустной:
– Что-то случилось? – спрашивает владыка, обнимая ее.
– Все хорошо, – улыбается девчушка, пряча за спиной чупа-чупс.
Епископ напомнил ребятам, что в воскресенье каждый сможет исповедоваться и причаститься в полевом храме, а после благословил трапезу. Быстро отобедавшая ребятня рвется купаться, но без разрешения отца Павла никто в воду не ныряет. А он в свою очередь не торопится его давать.
– После еды должен пройти час, ведь плавание – это нагрузка, – объясняет батюшка. – И вода к тому же на живот давит.
Место для купания здесь тоже предусмотрено – небольшая площадь огорожена пластиковыми бутылками. Как заверил отец Павел, этого места хватает, ведь купаются ребята не все вместе, а по взводам. На огороженной площади обследовано дно, известна глубина, что позволяет обеспечить безопасное нахождение в воде.
А пока все отдыхают на берегу, нам удалось поговорить с орчанкой А. Точилкиной, которая уже второй год приезжает в этот лагерь.
– Тут интересно, в других лагерях такого нет, – делится Ангелина. – Там спят в домах, а мы живем в палатках. Нас там человек 20, но всем вполне уютно. Дисциплина строгая. Я здесь научилась переправляться через реку, узнала, какие виды оружия бывают…
Вот уже почти надули огромный батут, которого все долго ждали, и дети устремились к нему. Вечером их ждет переправа через реку, интересные конкурсы, а потом еще 9 дней активного отдыха.

Татьяна Афонина. Фото Алексея Муркина

Обсудить материал

Комментарии