Разместить рекламу возможно по телефону:
(Viber или Whatsapp) 8-961-94-01-613

"РАСПЕЩЕРИЛИ" ДВЕРИ, РАСТЕРЯЛИ ПОКОЛЕНИЕ…

В среду в рамках межобластной акции "Помоги ребенку" в Ленинском районе был организован рейд по выявлению неблагополучных семей. По "тревожным" адресам выезжали начальник ОППН РОВД Ленинского района капитан милиции С. Шумакова, ответственный секретарь комиссии по делам несовершеннолетних С. Ремашевская, специалисты отдела опеки гуно, социальные работники Ленинского УСЗН и репортеры "ОХ".К 16 часам кабинет начальника отдела профилактики правонарушений несовершеннолетних начал походить на ставку верховного главнокомандующего. Телефон не умолкает ни на минуту - областное и местное руководство дает последние вводные, составляется маршрут комиссии, уточняются адреса, идет обмен оперативной информацией. Я штудирую полученные несколько часов назад показания четырнадцатилетнего подростка, задержанного по подозрению в краже.
- Вчера вечером я с друзьями сидел в общаге по улице Синегорской, - делится своими "подвигами" новоиспеченный преступник Саша М. - Пили самогон. Потом пошли гулять на площадь Васнецова. Кто-то предложил разбить стекло в витрине киоска "Гелиос". Я взял ледышку и запустил в стекло. Оно разбилось и из киоска посыпалось пиво. Пацаны тоже стали бить стекла и вытаскивать с витрины бутылки с пивом. Пить пошли в общагу. Затем опять стало скучно, и мы вышли на остановку, где встретили еще двух парней. Угостили их пивом и предложили поехать к ДК нефтехимиков грабануть еще один киоск. Приехав туда, мы разбили стекла в ларьке, но взять ничего не успели, потому что подъехали менты и повязали...
Этот незатейливый монолог лишний раз подтверждает то, что в нашем городе проблема подростковой преступности - одна из актуальных. Обратите внимание, подростки идут на грабеж, кражу, воровство не по нужде, а просто от скуки. И по большому счету винить в этом мы, взрослые, их не вправе. Дело в том, что занять, увлечь, оторвать подростка от сомнительных уличных интересов у городских властей нет ни сил, ни возможностей, а у родителей, как показал рейд, нет желания.
На улице Радостева, 8 вся наша "социальная" компания в гостях у семьи Сипайловых. Вернее, у того, кто еще до недавнего времени был главой полноценной семьи. Итогом затяжной алкогольной деградации стал развод, после которого каждый из "осколков" покатился под откос самостоятельно.
Пока социальные работники знакомятся с грязетараканным убранством квартиры и через плотную завесу смрада "прорываются" на кухню, начальник ПДН пытается выяснить у владельца этого бомжатника, где его сын? Минут через десять на испитой физиономии появляются проблески возвращения в реальность, после чего он с криком: "Вы не имеете права!", расталкивая членов комиссии, устремляется вон из дома. В итоге о судьбе подростка приходится расспрашивать еще одно, приведенное в чувство тело, обнаруженное среди грязных одеял. Друг Сипайлова поведал, что несколько недель назад он зашел сюда в гости и пока "гостит", хозяйское дитя не видел.
Сашу Сипайлова взяли на учет за то, что он бросил занятия в школе. Вызвали родителей, поговорили, попытались заручиться их поддержкой, а в итоге получили от супругов заявление, в котором говорилось, что сын учиться не будет и на то их родительская воля. Милицию и социальных работников же просили не вмешиваться в их личную жизнь. Оказывается, причина столь категоричного отказа в том, что фактически главой семейства был Саша. Он нашел работу на оптовой базе и кормил своих тунеядствующих родственников. Однако после того, как его предки разбежались, Саша, устав от их грызни и дележных склок, подался в бродяжки. Где младший Сипайлов сейчас, не стал ли на криминальную тропу - один Бог ведает.
Ул. Докучаева, 54. Светлана Кузнецова, проведя в местах не столь отдаленных пять с половиной лет, освободилась летом прошлого года. Еще до тюрьмы у нее были проблемы с воспитанием двух сыновей и Светлане несколько раз грозили лишением родительских прав. После же того, как она "села", мальчишек определили в детский дом.
- Света, - пытаюсь вызвать на откровенный разговор ушедшую в себя хозяйку, - я вижу, что дома у вас только старший сын, а где второй?
- В детдоме остался.
- Пишет?
- Иногда письма от воспитателей получаю, а сам не пишет.
- Может быть, он обиделся? Ведь, насколько я понимаю, Вы приехали в детдом и забрали только одного ребенка. Как младший воспринял, что вы его бросаете? Объясните мне, какими словами можно сказать ребенку, что он пока дома не нужен?
- Да я младшего сына не забрала, потому что двоих кормить денег нет. Думала, устроюсь и заберу.
- Полгода прошло, нашли работу?
- Нет пока. Не берут, денег мало предлагают…
Надо сказать, что та же Ремашевская определила сына Кузнецовой в училище, предлагала и ей трудоустроиться, но Светлана отказалась. Похоже, ей все равно, что будет с ней и тем более ее не волнует, что каждый новый день, проведенный ребенком в детском доме, все меньше оставляет в крошечном сердце надежды, заволакивая его черной пеленой ненависти не только к матери, но и ко всему обществу.
Ул. Чекасина, 36. На кровати, низко опустив голову, сидит шестнадцатилетний Саша. Ему стыдно за ту неказистую обстановку, которая его окружает. Стыдно за то, что на драном кресле, в целлофановом мешочке, лежит собранная передача для матери, которую они завтра с отчимом повезут в СИЗО. Саша прячет глаза и ему неудобно перед всеми этими тетеньками за то, что в доме нет денег на хлеб, и за то, что он забросил учебу. Саша стесняется показывать такие же, как у матери, колотые-переколотые вены. Ему стыдно зпотому что еще не так давно жил в довольно благополучной интеллигентной семье. Знаменитый прадед, уважаемый в городе дед из военных, мать была талантливым музыкальным работником, но села на иглу и все пошло прахом. Да, сейчас Саше стыдно и он клянется, что в пятницу придет за направлением для лечения от наркомании, но останется ли это желание, когда мы уйдем?..
Ул. Короленко, 36.
- Кто там? Кого, на ночь глядя, черти принесли? - по ту сторону входной двери требовательно вопрошает ломающийся детский голос.
- Коля, это я, Светлана Михайловна, из милиции.
- Ладно, сейчас открою.
В этой квартире инспектора ПДН частые гости. Сейчас дома только два брата - старший Владимир и Коля. Младшего недавно определили в "Росток", а еще один брат сидит. Мать в прошлом году умерла от пьянства.
В течение десяти минут члены комиссии общались с братьями без всяких эксцессов, как вдруг у Коли началась истерика.
- Что вы все приперлись? Не поеду я ни в "Росток", ни в приемник, там у вас фашисты одни, палками лупят! Пришли, натоптали, все двери распещерили! Стервятники! Квартиру нашу захотели? Не выйдет. Ходят тут в шубах меховых, на какие шиши куплены? Убирайтесь! Не нужны вы нам, я машины мою и побольше вашего имею. Сейчас топор возьму и всех порубаю…
Брат Николая и инспекторы пытались успокоить разбушевавшегося подростка, объяснить, мол, помочь люди пришли. Говорили, что не собираются его забирать, но все бесполезно. Николай вошел во вкус, и спектакль, обильно сдобренный отборным матом продолжался, пока участники рейда не ушли.
Во время этого рейда мы посетили еще очень много адресов, где инспекторы милиции, социальные работники беседовали с неблагополучными подростками и их родителями, убеждали, уговаривали, отчитывали, пытались разобраться и оказать какую-то помощь на месте. Мы были у многих, но, к сожалению, далеко не у всех. Очевидно, что одним рейдом всей проблемы не решить. Необходимо, чтобы и чиновники, бизнесмены, правоохранительные структуры, школы, соседи пришли на помощь орским детям. Иначе скоро не для кого будет что-то строить, развивать, планировать и принимать законы.

Материалы по теме

"РАСПЕЩЕРИЛИ" ДВЕРИ, РАСТЕРЯЛИ ПОКОЛЕНИЕ…

В среду в рамках межобластной акции "Помоги ребенку" в Ленинском районе был организован рейд по выявлению неблагополучных семей. По "тревожным" адресам выезжали начальник ОППН РОВД Ленинского района капитан милиции С. Шумакова, ответственный секретарь комиссии по делам несовершеннолетних С. Ремашевская, специалисты отдела опеки гуно, социальные работники Ленинского УСЗН и репортеры "ОХ".К...

Обсудить материал

Комментарии

Последние новости

Мнения