Разместить рекламу возможно по телефону:
(Viber или Whatsapp) 8-922-87-26-626

С Днем российской печати!

Сегодня, 13 января, празднуется День российской печати. И мы, журналисты «ОХ», продолжаем радовать новостями, очерками, интервью, фельетонами своих преданных читателей, которые любят с раннего утра пошелестеть свежеотпечатанными страницами, а не влезать в Интернет. Каждый свежий номер газеты входит в дом к подписчику как новый гость – со своим характером, мнением и угощением. Какая-то новость окажется горькой, но и без сладкого не обойтись. Знакомьтесь, давайте оценку, соглашайтесь, спорьте, звоните, пишите письма и устраивайте разнос за недостатки. У себя – как хочешь, а в гостях – как велят. Нам велят наши подписчики, за что мы их сегодня угощаем историями о том, как сложно иногда рождаются наши публикации.


Рассказ о самом коротком

Эта история из разряда настоящих журналистских ужасов и кошмаров. Такого не пожелать даже конкурентам. Собеседники у журналиста бывают самые разные. Речь не о внешности и сфере деятельности, а, скорее, о внутренней стороне человека. И в этот раз пришлось столкнуться с чем-то запредельным и невыразимым. Мне дали задание связаться с одним большим человеком на предмет интервью. Чиновник был недавно назначенным, еще не обкатанным местными СМИ. По его поводу ходили только слухи, причем не очень лицеприятные. В общем, мне предстояло в некотором роде развеять миф, показать, какой он на самом деле. 

Коллеги чиновника сразу дали понять: человек это неуловимый и на общение, тем более с журналистами, идет с большой натугой. Но я, будучи совсем молодым да ранним, презрел дельные советы добрых людей, да и задание надо было выполнять. 

Почти месяц ушел на безуспешные попытки поймать собеседника. Секретарь железным голосом произносил одни и те же фразы: «Занят», «Нет», «Перезвоните». Я раздобыл личный номер чиновника и звонил на него. И почти с тем же металлическим звучанием слышал однозначные слова: «Ктоэто», «Совещание», «Немогуговорить». 

На второй месяц встреча была назначена, и я «при параде» буквально прилетел к его кабинету. Секретарь, обладательница того зловещего голоса, равнодушно провела меня в кабинет. Там восседал он. Ждущий меня. Терпеливо. Отложивший все дела. Скоро присаживаясь на стул и включая диктофон, задаю первый, самый простой вопрос из разряда «Как вы давно на должности?». Собеседник молчит и шевелит вздыхая губами. Понимаю, что он, вероятно, растерялся. Повторяю вопрос, несколько переиначив. В ответ то же молчание. На каменном лице собеседника вдруг появляется улыбочка. Теперь уже теряюсь я. Но подхожу с другого бока, спрашивая о конкретной работе, за которую он отвечает. Человек смотрит на часы, потом в телефон, потом опять на часы и наконец на меня со словами: 

– Ой, вы знаете, рассказывать-то и нечего пока! Вхожу в курс дела пока! К сожалению, больше не могу уделить внимания. Пока!

Это оказалось самым коротким и содержательным интервью в моей практике. Да что уж в моей, думаю, вообще в мировой журналистской. 

В чем был подвох, я так и не понял. А чиновник ушел с должности, так и не дав никому интервью, кроме меня. 

Александр Карандеев


«Журналист? Докажи!»

За годы работы в «Орской хронике» я пришла к выводу, что  сложнее всего, пожалуй, мне дается подготовка материалов для рубрики «Что почем?». Казалось бы, какие проблемы могут быть со статьей небольшого размера, которая выходит раз в неделю? Тем не менее с какими только веселыми и не очень веселыми ситуациями не сталкивался корреспондент в магазинах и на рынках города.
Знали бы вы, сколько раз приходилось эмоционально доказывать что я – это я, а не «тайный агент», засланный конкурентами из мира торговли для разведки ценовой политики. Иногда даже удостоверение журналиста не помогало. 
– Я тоже могу найти такое в Интернете, распечатать и показывать всем! – заявил однажды продавец на одном из рынков города. В общем, чего только не было: ругали меня бранными словами, пугали меня полицией, объясняли, как надо работать и о чем писать. Но упрямый журналист вновь и вновь возвращался туда, где ему не рады. А все для того, чтобы рассказать вам, уважаемые читатели, где и что можно выгодно купить.
Но были, конечно, и позитивные, комичные моменты в работе. Не раз щедрые продавцы предлагали мне попробовать съедобный товар (овощи и фрукты), ценами на который я интересовалась, чтобы лично убедиться в качестве и рассказать об этом на страницах газеты. А некоторые торговцы мужского пола (в основном те, что годились мне в дедушки) даже пытались набиться в кавалеры. В шутку, разумеется. 
Вот так и работаем! Ведь для журналиста не должно быть невыполнимых заданий. 

Анна Сергеева


«Так быстро еще не бегала»

В самом начале своей журналистской карьеры довелось мне дежурить с оперативниками Октябрьского РОВД. В течение всего дня мы выезжали на бытовые разборки, кражи и даже суицид. А когда смена уже подходила к концу, тут-то и произошло то, о чем спустя годы нет-нет да и вспомню.

Прибыли мы в квартиру подозреваемого в крупной перестрелке возле одного из ночных клубов города. С целью проведения обыска. Искали оперативники оружие, а нашли странного вида сухую траву под матрасом в спальне. На вопрос: «Что это?» – подозреваемый ответил: «Не знаю, жена от сглаза положила, чтобы злых людей отвадить». Уж каких злых людей имел в виду хозяин квартиры, так и осталось неизвестным. Возможно, намекал на оперативников или журналиста, но без понятых здесь не обошлось. Вскоре в газете вышла статья под названием «Один день из жизни оперов». Но на этом история не закончилась.

Спустя несколько месяцев по заданию отправилась я на митинг в честь Дня Победы. Фотограф заболел, так что снимки пришлось делать самой, а карта памяти у фотоаппарата была небольшая. Поэтому, отсняв часть мероприятия, решила заскочить на рабочее место, чтобы скинуть фото и вернуться. Недалеко от здания редакции увидела мужчин подшофе, один из которых и был тем самым подозреваемым. Видимо, он тоже меня узнал, поэтому что-то шепнул своему другу и они бросились в мою сторону. Так быстро на работу я еще не бегала никогда в жизни.

Олеся Покарюк


Серебряный саксофон

Об Алексее К. не раз писала газета. В детстве он потерял зрение. Была тяга к музыке, поступил в музучилище по классу саксофона. Пытался играть возле рынков, но не очень успешно. Первый раз газета написала о талантливом молодом человеке, принимающем участие в фестивалях «Слепой музыкант». Генеральный директор «Носты» П. Гуркалов летел в Москву, прихватив в дорогу «ОХ». Прямо из самолета позвонил своим помощникам: «Надо помочь парню. Подарим ему серебряный саксофон». 

Цыганское счастье

В редакцию зашла молодая цыганка Люба. Она только что вышла из мест заключения, попалась на воровстве. 

– Отказываюсь от цыганской романтики, не хочу ездить с табором по стране, хочу нормально жить и работать. Помогите!

Газета написала о ее судьбе. С участковым А. Беловым пошли по общагам Орска. Выхлопотали комнату, устроили уборщицей в цех. Вскоре Люба приносит в редакцию большой золотой перстень с камнем: «Вот, продайте, купите всем подарки». Мы отказались. Она упрекнула: «Думаете, это перстень ворованный? Наследство моей бабушки. Все равно спасибо». 

Татьяна Белозерова


Здравствуй, племя молодое!

Екатерина Жароваредактор телеканала «Мир», Москва:

– Два года посещала школу «Репортер»: бегала по кладбищу Старого города, отыскивая священные могилы батюшек, встречалась с интересными людьми. Меня разрывали надвое журналистика и музыка, так как училась игре на гитаре. Мои материалы нещадно переписывали, правили, но и хвалили. Выбрала журналистику. Благодарю «Орскую хронику» за путевку в жизнь.

Ольга Иванюкчлен пресс-центра МВД, Москва:

– В «Орской хронике» писала об удивительных явлениях, о самоубийцах, которые остались живыми благодаря случаю. Ходила по больнице, расспрашивая вернувшихся к жизни. С рекомендациями редакции поступила в Челябинский вуз на факультет журналистики. На 5 курсе к нам приехали телевизионщики из Москвы. Так я попала на НТВ в «Дежурную часть». Тут меня и подсмотрели в пресс-центре МВД, где я работаю уже в погонах. А если бы я не пришла в «Орскую хронику»? Кошмар!

Ксения Назароваредактор 1 канала ТВ, Саратов:

– Два года занималась в редакции. Однажды жители дома по улице Краматорской написали письмо: сколько можно открывать магазинов на первом этаже дома, уже шкафы в квартирах валятся, полы ходуном ходят. Опубликовали материал. Что тут началось! Советник главы города вызвал на ковер. С его слов, жители дома отказались от письма. Но администрация приняла меры: заставила владельцев магазинов перестелить полы и не трогать несущие балки. Было обидно: как же люди могли подставить меня, школьницу? Они позвонили мне: «Мы не отказывались, большое спасибо, что помогли». На душе потеплело.

Обсудить материал

Комментарии

Последние новости

Мнения