Разместить рекламу, поздравление, соболезнование
можно по телефону(Viber, Whatsapp) 8-922-87-26-626

Что такое эркер и с чем его едят?

Что такое эркер и с чем его едят? Что такое эркер и с чем его едят? Что такое эркер и с чем его едят? Что такое эркер и с чем его едят? Что такое эркер и с чем его едят? Что такое эркер и с чем его едят? Что такое эркер и с чем его едят? Что такое эркер и с чем его едят? Что такое эркер и с чем его едят?

 Мы настолько привыкли к внешнему облику города, что когда бываем в спальных его районах, то не всегда замечаем красоту зданий, построенных в середине прошлого века или даже раньше. Но стоит поднять глаза – и вот они, необычные пилястры советских двухэтажек, уютные балконы и печные трубы на крышах. В этот раз «ОХ» прогулялась практически по центру Орска, дома которого возводили, в частности, трудармейцы и пленные немцы.


В квартале между проспектом Ленина и улицей Новосибирской есть особое очарование. Двух- и трех-этажные жилые здания на улицах Горького, Чернышева, Кутузова, Нефтяников и Суворова всегда притягивают взоры гостей города и тех орчан, которые здесь бывают редко. Есть в этих домах что-то необычное. Что именно, «ОХ» рассматривала вместе с представителем Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (ВООПИиК). 

С Гульфией Маркварт, членом Орского отделения ВООПИиК, мы отправились на вечернюю прогулку по кварталу советской застройки. Начали мини-путешествие от остановки «Кинотеатр «Мир» в сторону улицы Новосибирской. 

– Сейчас таких жилых домов не возводят, к сожалению, – говорит Гульфия. – У современных зданий нет души. А вот перед нами дом  № 5 по улице Нефтяников. Некоторыми архитектурными элементами, тем же декором, он отличается даже от соседних строений. У каждого дома в этом квартале есть изюминка. Это пилястры и эркеры, венчающие карнизы и русты...

Маркварт уточняет, что жилье здесь возводили в послевоенные годы трудармейцы и военнопленные немцы. 

– Наверное, они стремились, чтобы здешние здания хоть немного, но напоминали покинутые родные места – землю отцов, Германию. Часть жилых домов в поселке Нефтяников, а именно так когда-то назывался квартал, построена в конце сороковых, другие возведены в пятидесятые. В основном это шлакоблочные сооружения в два или три этажа, – подмечает Гульфия. 

Мы подходим к дому № 31 по улице Кутузова за бетонным забором. На входе нас встречают скульптуры пионера и пионерки на небольших постаментах. А еще Сергей Иванович, который работает в одной из организаций, размещенных в здании. 

– Скульптуры появились в середине пятидесятых, когда и было сдано в эксплуатацию строение – это был детский сад, – рассказывает он. – Архитектурный облик здания отличается от домов, возведенных в конце сороковых годов. Тут даже орнаменты другие. Это чисто советская постройка. Не уверен даже, что к ней имеют отношение немцы. Многие военнопленные к тому времени уже вернулись домой. 

Детсада тут нет тоже давно. Сейчас здесь Центр социальной поддержки населения Ленинского района. 

– Вот бы здание в порядок привести да скульптуры отремонтировать! Да и большинство домов тех лет здесь в удручающем состоянии, а ведь они уникальные. Их беречь надо, – вздыхает Сергей Иванович.

Мы не спорим. Он прав. Прощаемся, идем дальше...


Жилье для нефтяников

Мы с Гульфией Маркварт держим путь по улице Кутузова, а в одном из домов на улице Чернышева живет Эльза Герлингер, тетя руководителя Оренбургского отделения ВООПИиК Веры Арнгольд. Она-то нас и ждет.

Распахиваем старую, еще тех времен, деревянную дверь в подъезд двенадцатиквартирного дома и поднимаемся по деревянной опять же лестнице. Кажется, она даже не скрипит. А вид подъезда лучше, чем в домах восьмидесятых годов постройки, хотя конкретно это жилое здание на улице Чернышева возведено аж в пятьдесят четвертом.

– Мы приехали в Орск в 1957 году к дяде Николаю Арнгольду, – рассказывает Эльза Федоровна. – Все эти двух- и трехэтажные дома к тому времени уже были построены. Нашими зданиями по нечетной стороне улицы заканчивался квартал, напротив стояли так называемые коттеджи и что-то вроде свинарника. Потом на их месте появились новые многоэтажки и здание треста «Орскпромстрой». 

В доме Эльзы Федоровны когда-то было общежитие, ставшее позже коммуналкой. Жили тут в основном работники промстроя. Первые жильцы въезжали в квартиры, где не было газа с горячей водой, но имелось и центральное, и печное отопление. В кухне нашей собеседницы тоже стояла кирпичная печь, которую убрали сразу после заселения. О ней до сих пор напоминает часть дымохода на потолке. 

Большинство двухэтажных домов бывшего поселка нефтяников не оборудовано подвалами, все коммуникации там проходят сверху. Лишь в некоторых жилых зданиях есть подвальные помещения, имеющие статус бомбоубежищ. Раньше в городе насчитывалось более 200 убежищ, в том числе  на предприятиях.

Построенные по типовым проектам

В кинофильме «Ирония судьбы, или С легким паром!» есть фраза про дома, в которых одинаковые лестничные клетки окрашены в типовой приятный цвет, а типовые квартиры обставлены стандартной мебелью. Оказывается, жилые здания в бывшем поселке нефтяников строили тоже по типовым советским проектам. 

По словам хранителя музейных предметов Орского краеведческого музея Елены Нижник, двух- и трехэтажные дома в этом районе возводили работники треста № 1 «Главнефтезаводстрой». Он был создан в январе 1943-го на базе конторы № 1 «Главнефтестроя». Его работники строили и жилье, и промышленные объекты. А в самом тресте трудились в том числе трудармейцы – немцы, прибывшие сюда со всего Союза, которых в то время считали врагами народа. На стройках работали и военнопленные. Их в местных лагерях было немало. 

Жилые дома здесь возводили по типовым проектам тридцатых – пятидесятых годов. Это была так называемая «Общесоюзная сталинская 2-3-этажная серия». За основу в Орске бралась, в частности, серия 1-228, спроектированная таким образом, чтобы новые здания обеспечивали ансамблевую застройку улиц и самого квартала. Для этого проекты серии были разработаны в одном стиле, но были разными по объему, силуэту и композиционным приемам решения фасадов. Все они строились из шлакобетона. В других городах страны такие дома тоже есть. Но, как правило, они просто оштукатурены и на них не увидишь элементов лепнины, белых пилястр и рустов на фасадах. 

– Старожилы рассказывали, что якобы специально для строительства ДК нефтехимиков была создана мастерская по лепным украшениям. Вероятно, она существовала и раньше. Так вот, если имелись мастера, то почему бы не использовать их умения? Мы сейчас можем только предполагать, почему дома в бывшем поселке нефтяников построены и декорированы именно так, – говорит Елена Нижник.

Часть домов в бывшем поселке нефтяников была построена по проектам К-8-49, 1-211, 1-252. Все они, как и типовой советский проект 1-228, разделялись на подпроекты. Были 1-228-4 или 1-228-7. Детсад на улице Кутузова, 31, построен по проекту 2-04-38.

Фото автора

Обсудить материал

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.