Разместить рекламу, поздравление, соболезнование
можно по телефону(Viber, Whatsapp) 8-922-87-26-626

Когда «Барс» выходит на тропу войны с криминалом, орчане могут спать спокойно

Последние пару лет редакция нашей газеты поддерживает дружеские отношения с самым мобильным и боеспособным подразделением региона - отрядом милиции особого назначения при УВД Орска «Барс». В предновогодней горячке мы, как обычно, созвонились с командиром ОМОНа, полковником Томбергом. На традиционный вопрос для не менее традиционной праздничной рубрики: «Как для отряда прошел год, Геннадий Николаевич?» после небольшой паузы последовал краткий ответ боевого офицера: «Он выдался сложным». Сейчас, когда елочная мишура сметена в мусорную корзину и позади обжигающий холод крещенской проруби, настало время побывать на базе ОМОНа, чтобы в спокойной обстановке поговорить о том, как служили и чем занимались бойцы в минувшем году.- Основной показатель работы любого подразделения милиции – это раскрываемость преступлений, - говорит Г. Томберг, листая таблицы и сводки. – Личный состав отряда в 2001 году раскрыл 250 преступлений, 210 из них так или иначе были связаны с пресечением незаконного оборота наркотиков. Много это или мало? Оренбургский ОМОН, в котором служат в два раза больше милиционеров, чем у нас, раскрыл 117 преступлений. Вот и сравнивайте. На таком примерно уровне мы держимся последние четыре года, и показатель раскрываемости преступлений у орского ОМОНа выше среднего по России. И это несмотря на то, что в течение года были две командировки в Чечню, из города уезжало больше половины отряда! А те, кто возвращался, получали положенный отпуск, должны были пройти реабилитационный период… Впрочем, никто полностью реабилитацию так и не прошел. Ребята досрочно возвращались в отряд, чтобы работать.
Дел в Орске и за его пределами (в зону ответственности «Барса» входит территория от Кувандыка до Светлого) хватало. Цыгане с Майки пытались установить свои порядки и скандалить с властями - в поселок приезжал омоновский УАЗик, и кочевое племя, почувствовав на себе пристальные взгляды появившихся из недр машины крепких парней в камуфляже, затихало, как дико орущий магнитофон, выдернутый из розетки. Возникли проблемы с чеченской диаспорой в Светлом – на рандеву с горячими детьми гор, облюбовавшими оренбургские степи, ехали «барсы». Вообще-то за эту деликатную, взрывоопасную работу должно было взяться суперэлитное подразделение – специальный отряд быстрого реагирования зонального управления по борьбе с организованной преступностью. Но «краповые береты» почти постоянно находятся в Чечне, выполняя свои, только им известные задачи. Поэтому на помощь коллегам приходил ОМОН. В Медногорске находили нечто похожее на тикающее взрывное устройство: батарейки, проводки – все в наличии. Срочный звонок в Орск: «Обнаружен заряд неизвестного происхождения!». Инженерно-техническая группа ОМОН мчалась в Медногорск и быстро «обезвреживала»… собранный чьими-то умелыми руками очень хороший муляж бомбы. Подобных выездов было немало.
- Всего мы провели 36 профилактических рейдов и задержали свыше двух тысяч человек за совершенные ими административные правонарушения, - продолжает знакомить со статистикой командир. Каких-то громких, сенсационных задержаний криминальных авторитетов с применением оружия и спецтехники в прошлом году не было. Работали тихо, без шума и выстрелов. Но если потребуется, ОМОН всегда готов действовать быстро и жестко…
Приоткроем завесу тайны над этим необычным подразделением. Мало кто знает о том, что ежесуточно, вот уже восьмой год подряд, на боевое дежурство заступает взвод ОМОН. Сейчас, когда мирный обыватель в домашних тапочках читает эти строки за чашкой чая, бойцы взвода шлифуют свое мастерство в спортзале, на стрельбище или выполняют боевую задачу. Других вариантов несения службы нет и быть не может. В ОМОНе не случается такого, чтобы милиционеры дремали или травили анекдоты в курилке. Бойцы постоянно в работе, они всегда «разогреты» для того, чтобы как только поступит сигнал тревоги, начать действовать подобно хищному зверю, чей профиль украшает их шевроны. Каждый боец четко знает свои обязанности и отрабатывает действия в возможных критических ситуациях до автоматизма. Есть группа захвата. Есть снайпер. В общем, все как в подразделениях внутренних войск. Хотя…
- У нас, наверное, единственный отряд милиции особого назначения, в котором служат девушки, - отвлекаясь на время от бумаг с цифрами, сообщает Томберг «секретные сведения», известные всему городу. - Пришли они в середине 90-х и без них в ряде оперативных мероприятий просто-напросто не обойтись. Помощь очень большая. Там, где мужики могут только развести руками, выручают девчата. А еще у нас имеется своя студия «Барс-video», чем также может похвалиться далеко не каждый ОМОН. Ребята сами снимают фильмы, монтируют, накладывают звуковую дорожку. Недавно подготовили и отправили в Москву на конкурс, посвященный 200-летию МВД, фильм, приуроченный к дню рождения отряда.
А вот это уже наверняка маленькая сенсация местного масштаба – в городе есть милицейская видеостудия! Причем особенная. На кассетах, отснятых «Барс-video», запечатлена чеченская трагедия последних лет - бойцы отряда стали ее очевидцами и непосредственными участниками. Вот она, война без редакторской правки и цензуры «особистов». 1995 год, ночной бой в Аргуне. Черный экран пересекают яркие следы «трассеров», рвущих в клочья тела атакующих блокпост бандитов. 2001 год, футбольный матч в Мескетах – мирные чеченцы против орчан. «Зачистка» села: наши парни проверяют соблюдение паспортного режима. Горящий бронетранспортер: омоновцы вытаскивают из-под кинжального огня раненых солдат…
- Две командировки в Чечню, конечно же, сказались на работе отряда в минувшем году, - возвращается полковник Томберг к исходной точке разговора. – И на ребятах, особенно тех, кто первый раз туда поехал, отразились. 2 августа прибыли в Мескеты, а 3-го чеченцы подорвали БТР внутренних войск, стоявших по соседству с нами. Были убитый, раненые… Бандиты стали добивать их из засады, наши открыли ответный огонь, пошли на выручку. Такое вот боевое крещение новички сразу же получили. В целом личный состав отработал в командировках с хорошими результатами. 13 ребят получили правительственные награды в Чечне, столько же бойцов представлены к правительственным наградам по итогам последней поездки. А «за так» медали на войне не дают. За первую командировку наши бойцы изъяли 11 единиц автоматического оружия, три тысячи штук боеприпасов, четыре угнанных автомобиля и шесть килограммов наркотиков. Во второй командировке «улов» получился не меньше: 8 единиц огнестрельного оружия, две тысячи штук боеприпасов, четыре взрывных устройства. В апреле снова поедем в Чечню».
На этот раз «барсов» ждет Урус-Мартан. Омоновцы познакомились с ним в 95-м году, когда там проходила линия фронта и шли кровавые бои. Но тогда на нашей стороне были местные вооруженные подразделения антидудаевской коалиции. Потом Урус–Мартан превратился в осиное гнездо ваххабитов. Рассчитывать на то, что местное население встретит хлебом-солью, не приходится. Но…
- Такова наша служба, - подводит итог разговора Геннадий Николаевич. – Кто не выдерживает подобного ритма – тот уходит. Однако есть костяк отряда, есть офицеры и бойцы, на которых я, как командир, могу всецело полагаться в любой ситуации. Поэтому каким бы сложным ни был год минувший, отряд прожил его с честью, выполнив все поставленные перед ним задачи.

Фото Григория Горбунова.

Обсудить материал

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.