История в развалинах. Некоторые орчане отдыхают на руинах

История в развалинах. Некоторые орчане отдыхают на руинах История в развалинах. Некоторые орчане отдыхают на руинах

Летние увлечения у всех разные. Одни предпочитают отдыхать на море, другие – исследовать забытые всеми объекты. Корреспондент «ОХ» отправился в небольшое путешествие с любителем развалин и узнал, что в здании биофабрики вполне можно снимать фильмы ужасов, на аэродроме хранить сено, а территория бывшего зенитно-ракетного комплекса стала могилой для коровы. Путь начинаем с биофабрики. Когда-то в этом обшарпанном здании, которое сейчас стоит без окон, без дверей, кипела жизнь. Полным ходом шла работа, по коридорам ходили люди в белых халатах. Теперь любой звук здесь отзывается эхом, а коридор ведет в темноту. Под крышей видны следы от когда-то показывавших время часов. Вокруг все присыпано мусором. Для полной картины не хватает только призраков. Хотя, кто знает, может, ночью они тут появляются?
– Ну что, полезем? – спрашивает меня Антон, улыбаясь. – Вероятность найти трупак 15 – 20 процентов.
Хоть запахи вокруг и не предвещают никаких неожиданных «гостей», после таких слов хочется уйти подальше. Что мы и сделали.
Далее отправляемся на поиски бывшего зенитно-ракетного комплекса. Это за Красным Чабаном. Сначала дорога нас радует: вполне приличный грейдер. Но, как только появляется красочная табличка: «Добро пожаловать», радостно извещающая о том, что мы въехали в поселок, дорога начинает разваливаться. И она ведь не заброшенная, а судя по тому, как выглядит, кто-то ездил по ней на танке. Вроде как поднимался вопрос о ремонте, но пока тишина.
Доехали по полю до нужного места. Понять, что здесь был зенитно-ракетный комплекс, довольно сложно. Он был расформирован, по данным Интернета, в 1992 году, и за 22 года здесь мало что осталось. Унесли целые кирпичи, оставив лишь обломки. Где-то еще лежат бетонные плиты и столбы, служившие основанием для чего-то, местами видны остатки какого-то бетонного сооружения, похожего на желоб. Для чего он служил, остается только догадываться. Подходим ближе к груде обломков и чувствуем, мягко сказать, неприятный запах. Вероятность найти кого-то мертвого возрастает. И находка не заставила долго себя ждать. Чуть дальше в поле на солнцепеке лежала корова.
– Конечно, большего я и не ожидал, – говорит Антон. – Местные тут не дремали, все растащили. В хозяйстве-то сгодится. Вот когда с товарищами ездили на заброшенные ракетные шахты – это было здорово. Взяли с собой дозиметры, фонарики и полезли. Вниз было легче лезть, чем наверх.
Отправляемся дальше. Теперь на поиски заброшенной деревни. Все, что видим по пути, бескрайняя степь. После долгого блуждания обнаруживаем забытый всеми хутор в три дома и коровник, неплохо сохранившийся, в отличие от домов без крыши и полуразвалившимися стенами. Внутрь коровника никто из нас зайти не решился. Ну, а между стенами бывшего дома не оказалось ничего интересного. Неподалеку есть такой же хутор, только уже населенный.
– Вот приезжай и живи, – говорит Антон. – Жили и живут же люди в степи, и нормально. Баранов держат. Значит, это выгодно.
Поиски заброшенного аэродрома неподалеку от Ащебутака проходили долго. Судя по навигатору, мы оказались там, где нужно, но, кроме непонятного бетонного сооружения буквой «П», ничего не обнаружили. Отправились в Домбаровку, и вот там уцелели взлетная полоса, рулежная дорожка, на которой покоится «Запорожец» без колес, а на летном поле лежит сено. Рядом приспособленное место для скота. В общем, аэродром превратился в ферму.
– Такое ощущение, что взлетим сейчас, – говорит Антон, направляясь по взлетной полосе обратно. – Все-таки интересно побывать на этих развалинах, пусть от них почти ничего и не осталось. Я получаю моральное удовлетворение от того, что побывал в этих местах. Это история.

Татьяна Афонина. Фото автора

Обсудить материал

Комментарии