Разместить рекламу, поздравление, соболезнование
можно по телефону(Viber, Whatsapp) 8-922-87-26-626

Городская собственность. У семи нянек…

Собственность городская - значит, наша, общая. Странно осознавать, что богатые и малоимущие, владельцы «дворцов» и бомжи родного Орска являются хозяевами 1143 помещений, 14 муниципальных предприятий (МУП), 5 ОсОО, владеют акциями «Южуралмаша», молкомбината, ДС «Юбилейный» и др. А распоряжаются «общим» добром мэр города и специалисты комитета по управлению имуществом (КУИ). Предположим, что эффективно. А если нет? Как говорится, доверяй, но проверяй. Чтобы ответить на вопросы «ОХ», за «круглым столом» собрались экс-председатель КУИ В. Бережной, заместитель председателя КУИ В. Партасов, начальник отдела арендных отношений Г. Ростова, заместитель начальника отдела по земельным отношениям Е. Спирина и главный специалист КУИ Л. Алабаева. И хотя В. Бережной ныне работает в новой должности, мы посчитали, что не стоит перечеркивать результаты двухгодичной работы.ДЕТИ БЕЗ ПРИСМОТРА
Корр.: Муниципальное имущество — это дополнительный источник поступлений в казну. При рациональном его использовании можно получать солидные суммы, а значит, лечить астматический бюджет…
В.Бережной: Из предприятий, акционером которых является город, прибыль приносит только муниципальная страховая компания. На базе ДС «Юбилейный» создано акционерное общество, и все имущество Дворца передано ему безвозмездно. Вопрос о собственности молкомбината решается в суде. Муниципальные унитарные предприятия (МУП) убыточны. Прибыль для них - не главное. Все МУП создавались с определенной целью. К примеру, «Старая Русь» должна обеспечивать овощами городские учреждения, поддерживать местного сельхозпроизводителя, теплосети, водоканал — снабжать население теплом и водой, химчистка, «Ювелир» — обслуживать население и т.д.
Корр.: Значит, понятия «муниципальное предприятие» и «прибыль» несовместимы. А может, нет системы контроля?
Бережной: Деятельность акционерного общества контролируют совет директоров, собрание акционеров. В муниципальном предприятии все зависит от порядочности директора. Руководителя МУП назначает мэр, либо генеральный директор МПО ЖКХ по согласованию с главой города, что еще хуже. Надзор администрации сводится лишь к ежегодной балансовой комиссии, на которой руководители отчитываются о проделанной работе. Опытному бухгалтеру ничего не стоит подретушировать цифры, сами знаете. Поэтому как такового контроля за МУП у нас нет.
Партасов: И решать этот вопрос некому. Приватизацию и МУП взвалили на плечи одного специалиста. На мой взгляд, вся проблема заключается в отсутствии закона о муниципальных предприятиях. Приходится брать за основу Гражданский кодекс, где лишь сказано – директор МУП не может сдавать помещения в аренду без согласия собственника. В остальном полномочия руководителя определяются уставом.
Бережной: Как говорится, у семи нянек дитя без глазу. В части оперативного управления вопрос контролирует первый заместитель мэра Н. Кондрашов, имущества — КУИ, а заслушивает отчет о работе МУП заместитель мэра по экономике В. Судоша.
Корр.: Но проблему как-то надо решать…
Партасов: Не создавать МУП, а приватизировать уже функционирующие.
Бережной: В Оренбурге действует другая, более эффективная система. Достаточно было перенять опыт соседей и построить работу по-другому. Однако поездка руководства ЖКХ в Оренбург ни к чему не привела. В результате сегодня во главе МУП стоит единая структура в лице МПО ЖКХ. Сколько еще предприятия просуществуют на грани банкротства? Год? Три?
Корр.: В некоторых муниципальных предприятиях сегодня нет необходимости. Может, стоит их ликвидировать?
Партасов: В настоящее время рассматривается вопрос ликвидации МУП «Книги».
Бережной: У предприятия большая задолженность по налогам, перед поставщиками, поэтому закрыть его непросто. Та же ситуация с химчисткой. МУП задолжал миллион и дальше нормально развиваться не может. Если его ликвидировать, по счетам придется платить городу. При нынешнем состоянии бюджета это невозможно. Ликвидировать удалось лишь «Южуралпром ЛТД». За 2,5 года деятельности предприятие заработало убытков 800 тысяч рублей. Разрешить ситуацию помогла продажа имущества.
Корр.: С каждым годом долги МУП будут только увеличиваться. Не боитесь стать заложниками?
Бережной: Почему администрация должна платить по счетам? В конце концов, не мы, а государство придумало обременительную налоговую систему.
Партасов: Нужны предприятия или нет – решать мэру. Мы лишь можем предлагать идеи по использованию. Глава города учреждает предприятия и назначает директора.
Бережной: Основные усилия направили на вопросы земли. Понимаем, что надо контролировать МУП, но одновременно на два стула не сядешь. Страшно трогать сложившуюся систему. Да, она ущербна, громоздка, затратна. А вдруг завтра будет еще хуже? Менять привычки трудно. Другой вопрос, готовы ли люди жить в новых условиях: заключать договоры на вывоз мусора, ставить счетчики и т. д. Так почему мы должны бежать впереди паровоза?
Корр.: Согласно договору КДЦ «Молодежный» передан в аренду Городской промышленной компании на 30 лет, хотя максимальный срок аренды 10 лет. Стоимость вопроса — тысяча рублей в год. Откуда такая щедрость?
Партасов: Договор подписал я, поскольку было распоряжение мэра. Арендатор взял на себя обязательство отремонтировать помещение, содержать коллектив КДЦ. Ныне существующее положение не предусматривает передачу в аренду на таких условиях, поэтому не стоит равняться на максимум — 10 лет. Вспомните, что стало с ДК энергетиков. Сегодня в здании занимаются студенты, а творческие коллективы расформированы…
Корр.: При одностороннем расторжении договора администрация обязалась выплатить арендатору «упущенную выгоду» и стоимость капитального ремонта. Вы называете это выгодным договором?
Бережной: Думаю, некорректно пытать Алексея Вячеславовича. Решение принял мэр, он имеет на это право.
В АРЕНДУ МНЕ, В АРЕНДУ…
Корр.: Сколько объектов город сдает в аренду?
Ростова: 494 помещения. Увеличив арендную плату и поставив ее в зависимость от среднемесячного заработка горожанина, мы смогли собрать 12 млн. рублей. На сегодняшний день план перевыполнен. В следующем году проект поступлений в бюджет — 17 млн. рублей.
Корр.: Некоторые предприниматели арендуют помещения бесплатно…
Ростова: На период капремонта. Чтобы решить этот вопрос, выезжает специальная комиссия, составляется акт… Мы просто выполняем Положение об аренде.
Корр.: Положение предусматривает конкурс арендаторов, но за прошедшие два года ничего подобного не проводилось?
Ростова: Значимые магазины уже давно закреплены, а в подвалы не каждый пойдет. Какие тут могут быть конкурсы? Если арендатор в состоянии платить аренду, мы не можем лишить его помещения. Сегодня можно занять только объект, требующий серьезного ремонта. Так, помещение на ОЗТП несколько лет стояло без дела, а в настоящее время его арендует ООО «Ринг-Алко».
Корр.: Для одних договор аренды действует всего три года, для других — 10 лет. Почему?
Ростова: Если помещение включено в реестр и требует больших затрат, заключаем договор на срок до 10 лет. Это некая гарантия. И она заинтересовала предпринимателей. Сегодня даже в поселке Первомайский арендуют помещения. По истечении срока договора у арендатора остается преимущественное право на пролонгацию, но предприниматель все равно сомневается, а вдруг «выселят». Понятно, что с таким настроением не до ремонта.
Корр.: Один из самых простых способов залатать дыры в бюджете – продать городские помещения. Не боитесь, что разбазарите народное добро?
Бережной: Задолженность города перед различными структурами практически равна бюджету: порядка 700 млн. рублей. Это долги прошлых лет за работы, поставки. И зачастую продажа – единственный способ решить какие-то вопросы. Если ничего не предпринимать, дело дойдет до суда. Тогда город пострадает еще больше.
Партасов: В прошлом году доход от продажи имущества равнялся доходу от аренды помещений. Первые конкурсы показали, что рынок имущества может быть.
ГОРСОВЕТ — ДЕЛО ТОНКОЕ
Корр.: Депутаты не раз требовали привести в порядок реестр нежилых помещений, но безрезультатно. Уже стало традицией уточнять и дополнять сей документ на каждом заседании горсовета.
Алабаева: Реестром комитет начал заниматься с 2000 года. До этого существовал перечень объектов нежилых помещений. Часть его мы внесли в реестр. Информация об остальных объектах уточняется. Нередко бывает так, что помещение делится между двумя арендаторами. Чтобы зарегистрировать его в учреждении юстиции, нужно разделить эти площади. Тогда мы дополняем и изменяем перечень. Идет нормальная работа. Я занимаюсь разгосударствлением собственности. Как только мы принимаем объект, обязаны внести его в перечень.
Партасов: Утвержденный реестр – это не только список объектов. Из него можно узнать, находится ли помещение в аренде, произошло ли отчуждение и так далее. После того, как было принято положение о реестре, мы разослали запросы во все муниципальные предприятия, дали им год на инвентаризацию. К сожалению, не все уложились в срок. По мере поступления данных реестр постоянно пополняется.
Корр.: Несколько месяцев депутаты толкуют о переводе жилых помещений в нежилые. Оно и понятно: чуть ли не каждый горожанин считает своим долгом открыть в жилом доме бар или сделать офис. Как этот вопрос контролирует КУИ?
Партасов: В компетенцию КУИ не входит контроль за использованием жилого фонда. Это работа жилищной инспекции. Хотя жалоб поступает немало. Недавно к нам обратились жильцы дома по пр. Ленина и посетовали на предпринимателя, который сделал из квартиры офис. Тогда мы, представители ТЖХ, жилищной инспекции, выехали на объект и убедились в правоте горожан. Комиссия предложила собственнику добровольно устранить нарушение. Пока. Комитет по имуществу занимается самим переводом: собираем документы, организовываем работу межведомственной комиссии. Если все ее члены дают «добро», выходим с предложением на горсовет. Проблема в том, что депутаты установили положение о переводе, но сами его не выполняют, откладывая вопрос на неопределенный срок. Мотив таких действий простой — протест прокурора Ленинского района, который считает, что от заявителя нужно требовать заключение экологической экспертизы. На что комитет обоснованно отвечал, что мы не можем сделать такую экспертизу обязательной. Случаи ее проведения установлены законом. Однако под давлением прокуратуры вопрос не решается.
Корр.: Я тоже считаю, что пришла пора защитить рядового жильца…
Бережной: Мы предлагали определить случаи, где перевод возможен и где невозможен ни при каких обстоятельствах. К примеру, первые этажи центральной улицы могут быть заняты магазинами, офисами, центрами бытовых услуг, а в глубине квартала, наверное, лучше подумать о тишине и спокойствии. Это предложение не восприняли. Но мы забываем, что Конституция дает человеку право распоряжаться имуществом по своему усмотрению при соблюдении норм и требований. Бесспорно, число переводов увеличилось. Но у предпринимателей нет другого выхода. Построить отдельный объект не каждому по карману. Нельзя угодить всем. Кто-то обязательно останется недоволен. Поэтому должны быть жесткие, четкие правила перевода.
НЕЛЬЗЯ ОБЪЯТЬ НЕОБЪЯТНОЕ
Корр.: С 1 января 2002 г. полномочия земельного комитета переданы КУИ. Какую пользу принесла реорганизация?
Спирина: На сегодняшний день у нас 5 тысяч действующих договоров на аренду земли. В результате в городской бюджет поступили 7 млн. рублей, областной и федеральный — 14 млн. Земельный налог принес в казну Орска 48 млн. Чтобы активизировать неплательщиков, еженедельно работала комиссия. Невзирая на чины и ранги, провинившиеся вызывались на ковер. И как следствие — пошли проплаты.
Наряду с достижениями есть и пробелы в работе. В настоящий момент подверглось инвентаризации всего 35% земель. Из-за дефицита бюджета сбор на мероприятия по улучшению, благоустройству, инвентаризации земель используется не по назначению. Ситуацию обостряет и разброс территории города. Муниципальное образование «Орск» занимает 143 тыс. га, а город — 57 тыс. га или 41,5% всех земель. Нам еще предстоит разграничение земель по видам собственности, что потребует немалых усилий и затрат.
Корр.: Каковы планы КУИ на ближайшее будущее?
Партасов: Будем жестко контролировать использование объектов муниципальных предприятий. Надо проводить торги земли. Положение приняли, теперь дело за практикой. Продолжим работу комиссий, чтобы люди платили за землю. Работы непочатый край.


Фото Григория Горбунова.

Обсудить материал

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.