Разместить рекламу, поздравление, соболезнование
можно по телефону(Viber, Whatsapp) 8-922-87-26-626

«БАРС» разорвал в клочья вооруженных «зеков»

Четверг, 31 января, раннее утро. В глухом поселке Старая Биофабрика мужичок, лениво зевая и зябко поеживаясь, бредет «до ветру», расстегивая на ходу портки. Полусонный абориген замечает какое-то движение возле плетня. Он вслух матерится и протирает глаза. Вдруг взор его принимает осмысленное выражение, а на заросшем лице появляется неподдельный испуг: за плетнем, где кроме собак да древних старух отродясь никто не ходил, извивается цепочка вооруженных людей в маскхалатах и камуфляже. Гражданин теряет дар речи и забывает, зачем он вышел на улицу.Из ступора его выводит репортер «ОХ», следующий на почтительном отдалении за широкоплечими пришельцами и кажущийся на их фоне маленьким мальчиком, которого повели на прогулку взрослые дяди: «Не шуми. Сходи по своим делам и быстро в избу. Здесь спецоперация началась. В заброшенном заводишке, что в конце твоей улицы, бандюки засели. Ночью они расстреляли конвоиров СИЗО, захватили оружие, боеприпасы. Бежали из тюрьмы, но из Орска не ушли. В Старой Биофабрике этих уродов прижали. Сейчас ОМОН брать гадов будет. Не рыпайся, а то еще под бандитскую пулю угодишь!».
- Ёп! – только и сумел крикнуть мужичок и вприпрыжку исчез в избе. Снайпер и пулеметчик даже не оглянулись. Автоматчики залегли и изъяснялись друг с другом лишь им понятными знаками. Комариным писком дала о себе знать рация. Движение руки старшего – и цепочка потянулась к бетонной ограде брошенного завода. Учения отряда милиции особого назначения при УВД Орска «Барс», максимально приближенные к реальной обстановке, вступали в решающую фазу…
На этот раз репортеры «ОХ» получили возможность пройти (а при желании проползти) вместе с группой захвата по улочкам поселка, и, надышавшись удушливого дыма гранат, оглохнув от взрывов и автоматных очередей, увидеть воочию, как работает элитное подразделение. Впечатлений столько, что до сих пор в ушах звенит!
Понятно, что омоновцы не бросились с развернутыми знаменами, криками «ура!» и винтовками наперевес брать штурмом дьявольский дом, а действовали, как подобает спецподразделениям в подобных ситуациях. Первым делом бойцы блокировали поселок, рассыпавшись по его немногочисленным улочкам. Затем к административному зданию, в котором засели «бандиты», под прикрытием автоматчика пошли парламентеры. Майор Перфилов осторожно, чтобы не достали пули «противника», поставил на снег мегафон и начал бесконечный диалог: вы окружены, сопротивление бессмысленно, сдавайтесь, через полчаса будете уничтожены, но у вас есть возможность спасти себе жизнь, не усугубляйте ситуацию, вы ведь и так по колено в крови…
В ответ – автоматные очереди, вспоровшие первозданную тишину поселка, и гнусавый голос, растягивающий окончания слов на манер орских ништяков (и где только откопали такой талант на роль бандита – настоящий урка!):
- Не гони пургу, начальник! Скажи чего-нибудь пофартовей! Или вылезай из-за стены, я тебя, разговорчивого, почикаю, как щенка!
Ничего «пофартовей» согласно закону майор сказать не мог, да и, судя по выражению его лица, не хотел, и продолжил убеждать «отморозков», отсчитывая время их бестолковой жизни: «У вас осталось на размышление 23 минуты… У вас осталось всего 17 минут… Еще 12 минут, и мы открываем огонь, подумайте…».
Но «бандюки» думать не хотели и в ответ поливали офицера свинцом и огрызались «по фене».
Тем временем снайперские пары, одетые в маскхалаты, и группы захвата в камуфляже проползли по улочкам к бетонному заграждению, опоясавшему мертвый завод. «Маскхалаты», ступая на плечи бойцов, перемахнув через заграждение, растворились в снегу. Группы захвата пошли в обход. Таким образом, когда по часам майора Перфилова жить «бандитам» оставалось самую малость, здание, где они окопались, попало в кольцо. Нужен был лишь приказ для того, чтобы это огненное кольцо ожило, сжалось и раздавило «отщепенцев».
Запищала рация. Майор Радаев, руководивший операцией, сказал лишь одно слово и… Поселковые собаки в страхе забились в щели, а бабки, таращившиеся из окон, перекрестились. Заработали снайперы и автоматчики, отвлекая на себя внимание «бандитов», решивших принять смертный бой. Пока «окруженцы» пытались отбиться от «маскхалатов», с другого фланга, воспользовавшись шумихой боя, зашли группы захвата. Точнее, заползли в подворотню и рассредоточились возле окон. Новый сигнал по рации, и хилое строение вздрогнуло от разрывов гранат, автоматных очередей и топота кованых ботинок.
- Первый этаж – чисто!
- Граната, граната, б…!
- Вали их!
Разгоряченные бойцы из групп захвата ворвались в стонущее от разрывов, затянутое дымом здание и уложили «мордами в пол» тех очумевших "бандитов", которых не «убили» снайперские пули и осколки гранат. Захваченным скрутили руки, проволокли по лестницам и бросили в снег. На полном серьезе, без всякой бутафории и снисхождения, поэтому один из «бандюков» в натянутой на глаза шапке издал неподдельный стон. Саперы произвели зачистку. Радаев снял оцепление поселка. Мы глянули на часы: «барсы» управились за пятьдесят минут.
Еще не полностью придя в себя от страшного, раздирающего перепонки грохота, мы спросили у командира отряда ОМОН полковника Г. Томберга:
- Геннадий Николаевич, почему бойцы не стремились взять всех «преступников» живыми?
- А зачем? Им был дан шанс – они им не воспользовались.
- В случае с освобождением «заложников» омоновцы вели себя несколько иначе…
- Так то – заложники. Надо сделать все, чтобы не причинить им вреда во время атаки, но вместе с тем работать так, чтобы заложников не смогли «убрать» взявшие их бандиты. А здесь – вооруженные «преступники», за плечами которых кровавые преступления. Они не захотели сдаться, "обстреляли" милиционеров – мы открыли огонь на поражение.
- Подобные учения вызваны тем, что участились побеги из тюрем?
- Да, поэтому и вводная учений была напрямую связана с побегом вооруженных заключенных.
- Насколько реальная ситуация может отличаться от того, что было на сегодняшних учениях?
- В каждом конкретном случае могут возникнуть нюансы, неожиданные повороты, бандиты могут подготовить «сюрпризы». Поэтому мы и учимся, чтобы приобретенный опыт использовать на практике, когда в магазинах будут уже не холостые, а боевые патроны и противостоять нам будет реальный противник.

Фото Григория Горбунова.

Обсудить материал

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.