Газета – служанка народа. И честно выполняет миссию

Четвертая власть, как привык называть ее народ, зеркало нашей жизни, служанка? Или просто  поставщик информационного потока? Наверное, отчасти и то, и другое, и третье, и четвертое. Но «Орская хроника» – явление особое. Она народная газета, и этим все сказано.


Хлебу только зеленый свет!

Как-то внештатный корреспондент Александр Вдовенко (сейчас его нет в живых) прибежал в редакцию «Орского рабочего» взволнованным:

– Вместе с народными контролерами мы решили освободить дорогу к элеватору машинам, полным зерна. Здесь сложный перекресток, часто образуется пробка, а хлеб не должен ждать! Мы придумали приспособление, благодаря которому водитель хлебных рейсов мог бы переключать светофор на зеленый, и элеватор не простаивал бы в ожидании ценного груза. Горком партии – за! Народный контроль – за! Нужна поддержка общественности!

Газета и читатели поддержали инициативу. Получай, страна, оренбургское зерно! Редакцию от души поблагодарили.

Цыганское счастье

В редакцию зашла молодая цыганка Люба. Она только что вышла из мест заключения, попалась на воровстве. 

– Отказываюсь от цыганской романтики, не хочу ездить с табором по СССР, хочу нормально жить и работать. Помогите!

Газета написала о ее судьбе. А как конкретно помочь? И вот с участковым А. Беловым пошли по общагам Орска. Он знал, кто и где может устроить Любу. Выхлопотали комнатенку, устроили уборщицей в цех. Она была удивлена: «Как помогла газета! Это же не входит в ее обязанности! Как же отблагодарить?» И вдруг однажды приносит в редакцию громадный золотой перстень с камнем: вот, продайте, купите подарки всем. Мы вежливо отказались. Она упрекнула: думаете, это перстень ворованный? Наследство моей бабушки. Все равно спасибо. 

Противостояние?

Газета в восьмидесятых писала, как строилась взлетная полоса орского аэропорта, автовокзал: эти объекты не были включены в планы пятилеток, поэтому горком партии вместе с исполкомом горсовета всевозможными методами изыскивали деньги. Орск стремительно возводился, вырастая ввысь. Иногда на стройках возникали конфликты: «Домостроитель», руководимый В. Селиным, привозил железобетонные блоки, а строителей из треста «Орскжилстрой», возглавлял который В. Бедулин, уже перебросили на другой объект. Или, наоборот, бригады сидят, а бетона нет, панели не подвезли. Простой! Кто виноват? Шла перепалка (эх, вернуть бы то время рабочих споров!). В. Бедулин, светлая ему память, обижался на газету: вот если бы вы не написали... Публикации рассматривались на бюро горкомов и райкомов КПСС. И каждому руководителю на ковре надо было отчитаться. Однажды объездили с ним строящиеся объекты, и, как на грех, в простоях оказались виноваты строители: молодые прорабы не смогли организовать труд. Тогда он поблагодарил газету. 

Поддувала и изразцы

В поисках исчезающих профессий написали о печнике Юрии Суслине. Молодой человек с такой любовью говорил о дымоходах, задвижках, изразцах, целой науке выкладывать печь, что и публикация получилась интересной. А с работой тяжеловато, говорил он, приходится трудиться слесарем, а уж выкладывание изразцов превратить в хобби. Неожиданный шквал звонков с просьбой встретиться с печником пересмотрел наши взгляды на этот старинный промысел. Пришлось даже оставлять его телефон на вахте редакции. И однажды позвонил преуспевающий бизнесмен: возьму его к себе на работу, нужно сооружать камины, печки в саунах и банях, очень востребован нынче печник. Сколько радости и гордости было у матери молодого человека, когда сына, считайте, устроила газета на отличное место, где его труд в почете! Прямо рекламное агентство, а не средство массовой информации. Юрий, откликнитесь! Ваши телефоны не обслуживаются операторами сотовой связи. 

Господи, это мы! 

Жестокие уроки преподносит нам Господь. «Вначале было Слово...» Рейд с работниками милиции по местам скопления и жизни цыган: надо, чтобы они имели при себе паспорта, другие нужные документы. Да и лошадь пропала у одного орчанина. Заодно, мол, и проверить. Дом, в который мы зашли, был убогим, печь, лавки да развешанные вещи – вот и вся «обстановка». Милиция опрашивала: кто у вас вчера ночевал, откуда? Молодая женщина, явно инвалид, с обезображенным лицом, сильно опухшими ногами, карликового роста, не цыганского происхождения, бросила несколько слов: это родня, утром уехали. Другие цыкали на нее. На следующий день вышла публикация. Еще через день на рынке встречаю карлицу. Она что-то покупает, при этом отчаянно жестикулируя. На минуту открывает рот, и я вижу, что языка у нее нет, только яркий, свежий, не заживший еще шрам зияет во рту. Так ее наказали. Меня наказали. Законов табора нам не понять, и не надо их обсуждать. Но каков удар и урок! Тут же решила покончить с журналистикой: разве можно вынести страшные последствия, которые предъявляет небо? Месяц не писала. Потом потихоньку опять втянулась. Но картина отрезанного языка всегда перед глазами. Никогда не забыть!

«Баянист – первый парень!» 

Далеко по улице разносится песня. Рынок который уже год слушает баян, на котором играет Александр Николаевич Белянин. Ему почти восемьдесят, состоит в онкологическом диспансере на учете.

– Главное – не бояться этой болячки, я вынес все, врачи там исключительные. Нас в этой группе «смертников» было шестеро. Я положился на медицину: проходил курсы химиотерапии, покупал только те лекарства, которые мне выписывали врачи, строго следовал их советам и предписаниям, четко выполнял указания процедурных сестер. И старался не впадать в панику. Из шестерых выжил один. 

Горе подошло внезапно. Заболела жена, с которой прожил более шестидесяти лет! Тяжко было ухаживать, но еще тяжелее стало, когда остался один. Однажды к нему подошла Зинаида Клычкова: «Умею петь». И они стали ходить под ручку. Некоторые над ними смеялись, мол, не по летам. А мы о них написали по-доброму. «Газета поддержала нас, спасибо», – говорят пожилые. 

На позитиве

45 лет Нина Ивановна Титова живет на улице Братской, 44а. Дом образцовый.

– Я обновила заборчик дворовой площадки, осталась краска, облагородила столбы электрические. Палисадники чистенькие. Козырьки подъездов сияют. Мы сменили трубы, отремонтировали крыши, постарались, чтобы двери квартир были одинаковыми по колориту, – улыбается Нина Ивановна.

На стенах подъезда картины: Орск во всем его многообразии – вот храм на горе Преображенской, уральские перекаты, водопад, знакомые, милые сердцу места. Цветы стоят в кадках, а букеты из засохших цветов (сама собирала, потом сушила), накрахмаленные занавески украшают площадки. Подъезд принял участие в конкурсе, получил приз зрительских симпатий. Как добиться такой красоты?

– Только мы сами можем улучшить нашу жизнь, в дом не приедет губернатор или президент облагораживать быт. Можно, конечно, ныть и стонать от маленькой пенсии, но у каждого есть хлеб на столе, это главное. Я обожаю Россию, свой микрорайон, дом. 

Иногда бывает грустно, дети далеко. И тут приходят юные репортеры. Написали в газету. «Не представляете, сколько радости и настроения доставила ваша публикация! Я ходила победно, будто меня наградили орденом. Как важно заметить человека. Благодарю!»

Любовь свекрови и снохи разве не чудо?

Ирина Александровна Козанкова набирала продукты в магазине по списку.

– Работаю техничкой в школе № 9, живу на Ялтинской, сюда езжу, свекрови помогаю, ухаживаю. Не могу ее бросить. Она мне родная, как мама. Взяла бы ее на руки, как ребенка, и носила. Я ей готова ноги мыть и эту воду пить. После смерти свекра, участника войны, три года выбивала ей льготы, в какие только госпитали и архивы не писала. Мне дали справку, что в 70 году он умер, а через два года вышел на пенсию! Обратилась к депутату Госдумы Заварзину. Через две недели справки были готовы, моя свекровь в статусе вдовы участника войны получает пенсион.

По сегодняшним временам такая любовь снохи и свекрови разве не чудо? 90-летняя свекровь Надежда Николаевна Козанкова встречает с «Орской хроникой» в руках.

– Читаю новости, 67 лет выписываю газету. Сноха мне во всем помогает. Я ведь сама за своей свекровью 32 года ухаживала. И сын у меня инвалид, кормлю его с ложечки. Говорят: старая шаль, а выбросить жаль. А родного дитя как можно бросить?

Но сколько было откликов: «Доброму надо учить. Хотите перевернуть мир? Полюбите ближнего своего!»

«Остановись, мгновенье!»

Семиклассница Валерия Костюк не расстается с фотоаппаратом, она с ним срослась. Кто только не был героем ее фото.

– Все прекрасное начинается со слова «однажды». Однажды в день рождения мне подарили хороший фотоаппарат. И с того самого дня я фоткаю абсолютно все: родных, знакомых, любимую собачку в разных позах, природу зимнюю, весеннюю, летнюю, осеннюю. Пробую сама грамотно редактировать снимки. Прогресс налицо. Отправляю свои работы на всевозможные конкурсы, пока что призовые места меня обходят стороной, но это только начало. Ведь главное не грамоты, а те эмоции, которые я получаю. Хочу быть профессиональным фоторепортером. На снимках навек остаются дорогие мне люди, я заново могу вернуться в  давно прошедший день. А публикация в газете словно придала еще больше сил. Я летаю! Ощущения необыкновенные!

Обсудить материал

Комментарии

Последние новости

Мнения