О времени и о себе

На одной волне

Александр Карандеев, замредактора.

Вышло так, что почти половина моей сознательной жизни связана с «ОХ». И почти двадцать лет в этой юбилейной «сотке» тоже мои. А если вспомнить, когда появилась и с какими перипетиями сталкивалась «ОХ» за это время, можно считать, что каждый год у издания и его журналистов шел за два. 

Я пришел сюда школьником в 1994 году с какими-то театральными заметками, хотя театр тогда терпеть не мог, а потом в 2004-м – с «плохой» репутацией журналиста газеты администрации, которому настойчиво предложили уволиться – или по-хорошему, или со скандалом – из-за разногласий с политическим курсом, уже тогда взятым на монополию единственно верного. Потом все было просто и спонтанно – так, как обычно начинается все то, чему суждено затянуться на долгие годы. 

Помнится, искренне веря в силу печатного слова, засиживались в редакции допоздна, а продолжали уже дома на кухнях. Рассуждая о том, как выговоримся всему свету о нелепостях, мракобесии и, как нам казалось, преступлениях, которые сопровождали многое в жизни. Хотя на первом плане всегда оставались взвешенность и позитив, а не копание в мусорке и чернуха. В редакции никогда не было единства мнений, но это, как ни странно, объединяло в работе и до сих пор объединяет коллектив. Помимо совместных посиделок. 

Мы пережили (не буквально, конечно, хотя и такое есть) разных чиновников, руководителей всех рангов, общественных деятелей и прочих. О многих помнят разве что подшивки «ОХ». При этом коллектив постоянно оставался молодым. И даже газетные патриархи не выделялись на общем фоне. Но самое главное – исторически сложившееся то, что мы, как и во времена оны, оставались и до сих пор остаемся на одной волне с читателем. А это хороший показатель качества связи с аудиторией. Обрывов и посторонних шумов нет. 

Единственная проблема, с которой сталкиваешься, – это безразличие. Вот если людям вообще до лампочки, что написали в газете, – это отчасти значит, что ты делаешь какую-то ненужную вещь. А если реакция бывает разной – от категорического согласия до раздражения, – это значит, что ты, как минимум, отработал не без пользы. До тех пор, пока выходит газета, она сохранит свой почерк и подход, которые провоцируют на самые разные читательские реакции.


Новости – из гущи народной жизни

Юлия Замятина, обозреватель.

Газета меня вытянула из педагогики. И теперь, спустя 13 лет, есть что вспомнить, есть кого помнить, есть чему учиться дальше. Учителя теперь – читатели.

Большинство информационных поводов получаешь из гущи народной жизни – очереди в поликлинике, в маршрутке, с лавочки у подъезда. Как учил профессор журналистики Д. Стровский, неплохо бы заставлять корреспондентов черпать новости в бане. Да-да, в парилке обсуждаются самые злободневные проблемы. Взяла на заметку, чтобы не нырять ежедневно на официальный сайт администрации. 

Вместе с «ОХ» взрослеют и журналисты, мужают и матереют с годами на газетных портретных фотографиях. Несколько лет я не меняла фото к рубрикам. Наконец решилась на смену образа. И посыпались звонки от читателей: «Куда исчезла та Замятина?», «Я писал ваш портрет, а теперь вы другая...» Это был местный художник, оказывается, вдохновленный моим образом. Обещает портретное сходство до 90 процентов. Вот жду. 

Есть и необычные просьбы. Звонит женщина: «Напишите про мою соседку, она не кормит корову». Пришлось ставить в известность начальника ветуправления. А вот звонок пенсионерки: «Сыну не дают курить в медучреждении, а он привык, не может без этого...» Я не сторонник вредной привычки, но звоню в больницу, узнаю, что можно предпринять. 

А вообще, если писать только о хорошем, получается фальшиво. Газетный мир не будет соответствовать миру читателей. Ведь все знают, что в жизни так не бывает. Рассказываешь правду – растет доверие. Панегирики нужны тогда, когда и они правда. И такое бывает. Все же я люблю позитив. Поэтому верю, что 100 лет для «Орской хроники» не предел. Будем жить дальше.


В погоне за адреналином

Павел Лещенко, журналист. Работал с 2008 по 2017 год.

Помню, когда я учился на журфаке, один преподаватель-практик поучал нас, студентов: 

 – Давно прошли те времена, когда надо было «трое суток шагать, трое суток не спать ради нескольких строчек в газете». Ребята, сейчас все проще: телефон, Интернет… Чтобы написать хороший текст, не надо куда-то бежать. Будьте современными! 

Нас это очень вдохновляло. Хорошее ведь оправдание – сидишь себе в уютном кабинетике и носу на улицу не кажешь. И не потому, что ленивый, а потому, что современный… Удобно! 

Но, когда я попал в «Хронику», выяснилось, что у коллектива иные взгляды на профессию. Материалы, взятые по телефону или из Интернета, в пух и прах разносились на редакционных летучках. 

 – Нет эффекта присутствия! – громыхали представители старой гвардии. – Где адреналин?! Нет адреналина! В домашних тапочках газету не сделаешь! 

Поначалу такая позиция раздражала. Но со временем я все же пришел к выводу, что она – единственно правильная. 

Старая школа – лучшая школа: чтобы текст вышел живым и оригинальным, журналист должен побывать на месте событий. Не высасывать эмоции из пальца, не пережевывать в тысячный раз информацию других СМИ, а прожить и прочувствовать материал вместе с героями. Заметить мелкую, но яркую деталь, упущенную коллегами; уловить настроение людей; стать глазами и ушами читателя; плеснуть на газетную полосу эмоций… 

И журналисты «Хроники» гонялись за пресловутым адреналином, как охотник за зайцем. 

Куда нас только не заносило! Как-то мы поехали в отрезанную наводнением Урпию. Проскочили мост, через который бежал тонкий ручеек... Пока поговорили с местными, пока нащелкали фотографий, вода сильно прибыла. И, когда возвращались назад, редакционный «УАЗик» заглох посреди затопленного моста, нас едва не стащило течением в реку. Выезжали на берег на аккумуляторе и том самом адреналине. Он, можете поверить, так и хлестал! 

В другой раз мы отправились вдвоем с фотографом в «Бомж-сити», поселение бездомных на берегу Елшанки, где собралась большая компания не очень трезвых и очень недовольных нашим визитом людей. То еще было приключение! 

А уж про ситуации, когда сильные мира сего возмущались «назойливостью» журналистов «Хроники» («Что вы все время лезете, куда не просят! Есть же официальный пресс-релиз, работайте по нему!»), и говорить не приходится. 

Много всякого было. И сейчас бывает. «Хроникеры» по-прежнему оказываются на переднем крае, чтобы вам, читатели, интересно было прочесть очередной репортаж с эффектом присутствия. Чтобы вы открыли свежий номер газеты и обнаружили на ее страницах тот самый адреналин. Чтобы вековые традиции «Орской хроники» не были нарушены. Чтобы газета оставалась верна себе… На радость вам!


Универсальный солдат с удостоверением журналиста

Анна Леушина, обозреватель.

Впервые переступив порог редакции «Орской хроники», я была уверена, что знаю многое о профессии журналиста. Но совсем скоро выяснилось, что я не знала о ней ничего и даже не представляла, что меня ждет.

Оказалось, что быть журналистом – это все равно что быть универсальным солдатом. Нужно иметь представление о самых разных сферах жизни города, разбираться в них. Все, о чем ты не знал раньше, нужно схватывать на лету, запоминать, а потом перепроверять, чтобы не допустить ошибки, чтобы не сообщить читателям неверную информацию. Да, это очень сложно, ответственно, но и очень интересно!

Яркие воспоминания оставила работа над рубрикой «Журналист меняет профессию». Чтобы написать динамичный эмоциональный репортаж о буднях разных специалистов, мне довелось примерить на себя военную форму, фабричный халат и рукавицы слесаря, узнать, сколько весит сумка почтальона, как заводится комбайн и многое другое. 

С чем только журналист не сталкивается! С комичными и грустными ситуациями, со справедливостью и несправедливостью, но чаще всего с суровой правдой жизни. 

Порой люди обращаются в газету как в последнюю инстанцию, надеясь, что она сможет чем-то помочь и что-то исправить. Представьте, в новой квартире пенсионерки, куда она недавно переехала, протекает балкон. Специалисты кормят обещаниями. А дождь, как назло, все идет и идет. Вся надежда на журналиста. И я во всех красках расписываю ситуацию, звоню в нужную инстанцию, настаиваю на устранении проблемы... И это помогает! Благодарная читательница зовет на чай с пирогами. 

Интересных и даже курьезных случаев в жизни универсального солдата с удостоверением журналиста не счесть. Отдельное место занимают среди них рейды, которые организуют разные службы. Как-то раз, отправившись с налоговой инспекцией, я оказалась закрыта в квартире хозяйкой. Ее супруг задолжал государству. Специалисты хотели пригласить соседей понятыми и описать имущество, но не тут-то было! Гражданка заперла дверь на ключ, наотрез отказавшись выпускать непрошеных гостей. Она заявила, что отпустит нас, только если мы уйдем насовсем... К счастью, эта история завершилась благополучно и легла в основу очередной статьи в «Орской хронике».


Сила – в правде, а правда – в газете

Анна Бакулина, корреспондент.

Еще свежи воспоминания о 95-летии «Орской хроники», а тут уже подкралось столетие! Когда пишешь о вековых юбилярах, наших ветеранах, переживших и смену строя, и распад СССР, и множество других событий (безусловно, хороших воспоминаний гораздо больше), удивляешься, сколько испытаний им выпало. Так же и с газетой.

Наша «Хроника» на своем веку повидала многое, вплоть до глобальных проблем, но все же выстояла, сохранив и коллектив, и читателей. Если рассудить, то «Орская хроника» – тоже ветеран, газета была свидетелем и Гражданской войны, и Великой Отечественной, да и другие вехи Орска не обошли ее стороной... И всегда она преподносила информацию ясно и оперативно. У «хроникеров» принято выпытывать секрет долголетия у каждого ветерана. Что касается нашей любимой газеты, то секрет, наверное, заключается во всех нас: журналистах, которые освещают новости, постоянных подписчиках, которые каждый день откликаются на наши публикации, органах власти, которые стараются не отставать от течения информационной реки. 

Зачастую многие наши собеседники на одной странице с профессиональными журналистами делятся с орчанами уникальной информацией, которую ни в Интернете, ни в книгах не найдешь – ведь это их опыт, знания и мудрые советы. Среди них Т. Черкас, старейший краевед Орска; заслуженный работник культуры города Орска, В. Коган, заслуженный врач Российской Федерации и почетный гражданин города Орска; П. Коваленко, ветеран Великой Отечественной войны, старейший морж Орска; А. Еремин, председатель Орского отделения Союза художников России, заслуженный художник Российской Федерации, и многие другие. Это самая малая часть из огромного списка фамилий и почетных званий. Благодаря этим людям наш город знают и ценят далеко за пределами области. Хочется выразить огромную благодарность за ваш труд, за то, что находите время на общение с прессой. Без сомнения, можно сказать, что сила – в правде, правда – в газете, а газета – в руках у преданных подписчиков и читателей, а значит, «Орская хроника» отметит еще много юбилейных дат!


Моя лепта – 1/5 истории «ОХ»

Константин Мазуренко, заместитель редактора. Работал с 1998 по 2017 год.

Без малого 20 лет жизни отдал «Орской хронике». Прибыл на конкурсный отбор в приемную комиссию школы «Репортер» при редакции «ОХ» (вот через какие словесные конструкции приходилось пробираться!) осенью 1998 года, а отбыл на повышение в Санкт-Петербург весной 2017-го. 

Обосновавшись в редакции, я встроился в ряд фельетонистов-настроенщиков на букву «Б»: Балу – Брюзжалов – Бурделова. Придумывая псевдонимы для автора сатирического обзора городских событий, мы старались облегчить работу городской администрации – им не приходилось запоминать фамилии журналистов.

– Опять этот… Б…! написал! – ругались главы на совещаниях. 

И даже сам бессменный губернатор Б. на встречах с редактором «ОХ» спрашивал в раздражении: 

– Ну когда уже отправят на покой этого вашего Б…?! Пятнадцать лет одно и то же! Вся губерния стонет! 

– Это не от меня зависит, – как всегда многозначительно, отвечал редактор. – Все вопросы к подписчикам – вашим избирателям.

Сколько раз чиновники пытались обратить меня в свой клан!.. Вампиры для этого кусают жертв в шею, зомби съедают мозги, а лояльность к горадминистрации передается через рукопожатие. У административных работников на ладонях формируются специальные железы, чтобы впрыскивать в вас подкожный яд. Сколько раз меня трясли за руку, с надеждой глядя в глаза! И даже сам губернатор Б. ловил за пуговицу, пытался объяснить: разве можно так мучить народ, бессменно протирая штаны на посту десятилетиями?! 

Я не поддавался этому ручному управлению, всегда перед встречей с вампирами, зомби и председателем горсовета принимал противоядие в форме Чехова, Зощенко, Аверченко. Говорят мне, например, в пресс-службе главы: 

– Больше нужно позитива, позитив нужен!

А сквозь призму Салтыкова-Щедрина отчетливо слышится: 

– Прими смиренную позу пред начальством, позу угодническую прими!

Вот так жег Брюзжалов словом сердца людей, бичевал пороки заядлых парильщиков, пока не понял, что и на самом деле засиделся. Пора готовить смену и идти дальше. 

Приготовил, как говорится, угощайтесь! 


В поисках своей изюминки

Александра Курочкин, корреспондент.

В памяти всплывает картинка из далекого детства: вечер, из ворот типографии выходит грузчик с большой тележкой, доверху нагруженной пачками «Орского рабочего». Прикладывая всю силу, он катит тележку к отделению связи на улице Карла Маркса. Мы с другом Сергеем пристраиваемся рядом и помогаем, в знак благодарности нас «угощают» свежим номером. 

 – Уже сегодня вы можете узнать о завтрашнем дне, – говорит грузчик.

Моя первая заметка в «Орском рабочем» появилась 44 года тому назад. В ней рассказывалось о встрече ветеранов Великой Отечественной войны с учащимися школы № 49 в библиотеке имени Шевченко. Что мной тогда двигало? Хотелось, чтобы об этих  ветеранах узнало как можно больше людей, а также попробовать себя в новом амплуа. 

Не скрою, было приятно услышать от знакомых и учителей теплые отзывы, хотя спустя годы осознал, что ничего особенного в той заметке не было – лишь констатация факта.

 – А ты старайся писать интересно, находить какую-то изюминку, – напутствовал меня мой дядя Петр Иванович, учитель русского языка и литературы. – Учись у опытных журналистов. 

Тогда я еще не понимал, что же это за изюминка такая и как ее находить. Осознание пришло позже – нужно так написать материал, чтобы он смог зацепить читателей. 

В восьмидесятые, работая в фабричной газете «Швейник», являлся внештатным корреспондентом «Орского рабочего», тогда нас называли рабкорами, общался со многими журналистами. Среди них выделялась Татьяна Борисюк – своим неординарным мышлением, умением интересно подать материал. Помню одну из ее публикаций о проблемах с организацией досуга молодежи. Татьяна так об этом написала, что газету зачитали до дыр.

Другая Татьяна – Белозерова, возглавлявшая отдел коммунистического воспитания (все в духе того времени), – не замыкалась в рамках отдела. Ее публикации на экономические темы отличались глубоким анализом, интересной подачей. Всегда поражался ее трудоспособности, умению оперативно писать. Ведь в то время диктофонов еще не было, информация заносилась в блокноты, кроме того, журналисты надеялись на свою память. 

Забегая вперед, замечу: и сегодня Татьяна остается верна избранной профессии, ведет школу «Репортер», помогает делать первые шаги в журналистике молодой смене. 

После реорганизации «Орского рабочего» и появления «Орской хроники» моя связь в силу ряда причин с новым изданием прервалась. Но судьба распорядилась так, что два с половиной года назад я пришел в этот коллектив, пришел уже состоявшимся журналистом, имея за плечами большой опыт. Запомнил слова главного редактора Леонида Ивановича Захарова: 

– У Курочкина в публикациях можно встретить золотые зерна, так что учить его не надо. 

Стараюсь доверие оправдывать. Как получается – судить читателям.


Помочь маленькому человеку

Сергей Григорьев, журналист.

За полтора десятка лет работы в «Орской хронике» понял, что журналистика – это великая сила, когда ты приходишь на помощь маленькому человеку. Одна из грамот, полученных за профессиональную деятельность, была вручена «За неравнодушие». 

 Уже холодной осенью в редакцию пришла женщина и обратилась с просьбой о помощи. Ее бывший сосед стал инвалидом, ему ампутировали ноги, он стал спиваться, родственники продали квартиру, отвезли его в один из районов, где прописали и поселили в старом доме. Чтобы не умереть с голоду и от холода, человек вернулся в Орск. Жил сначала в подъезде, а потом в собачьей конуре во дворе своего бывшего дома.

 Формально он уже не орчанин, и службы соцзащиты его не опекают. Пришлось предупредить коллег, что я еду к этому бедолаге, а потом обязательно напишу материал. Назвал адрес, пригласил поехать вместе. Чиновники сразу поняли, что лучше работать сообща с журналистом, чем по решению вышестоящего начальства. 

Этого бедолагу мы довольно быстро нашли, он снова ночевал в подъезде. Попросили соседей потерпеть еще сутки, а на следующий день его повезли в приют для бездомных, чиновники обещали проследить за его дальнейшей судьбой.

Такой метод совместных действий с представителями самых разных властных структур «Орская хроника» применяет довольно успешно. Рейды, выезды на встречи с населением, «Прямые линии» помогают и журналистам найти интересные темы, и чиновникам оперативно отследить проблему, а затем и принять необходимые меры. Чаще всего такое партнерство не несет финансовых затрат, но снимает социальную напряженность.

Когда в беде оказывается простой орский житель, журналисты занимаются его проблемой по принципу «чужого горя не бывает». Случается, возвращаемся к одной теме по нескольку раз, пока ситуация не переломится в лучшую сторону. 

Полагаю, мы честно и добросовестно выполняем свой гражданский долг. И «Орская хроника», перешагнув столетний юбилей, останется востребованной орчанами, пока в ней работают неравнодушные люди. 


Взгляд через четыре десятилетия

Виктор Базилевский, обозреватель.

Двери редакции распахнулись для меня в сентябре 1980-го, когда после окончания журфака Уральского университета, имея за плечами шестилетнюю практику в качестве ответственного секретаря адамовской районной газеты, был переведен сюда корреспондентом. Так что, как старожил, я не понаслышке знаком со значительной частью биографии нашей газеты.

Много чего пережил коллектив редакции за это время. Помнятся годы жесткой цензуры Главлита, когда каждый номер тщательно вычитывал цензор и давал разрешение на печать. Не забыть «чуткого руководства» газетой горкома партии, чьим органом она являлась. Не раз был свидетелем, как главного редактора вызывали на ковер и не просто отчитывали, а крыли матом… 

В течение десятилетий сменялись редакторы, уходили маститые журналисты, менялась политическая система в стране. Но одно оставалось неизменным – вековые журналистские традиции: нести людям правду, не заглядывать в рот представителям властных структур, смело критиковать недостатки общества и рассказывать о хорошем. 

В 1992 году, затянув потуже ремни, «хроники» на личные средства приобрели оргтехнику, одними из первых в области освоили компьютерную верстку и самостоятельно, без помощи типографии, сверстали свой первый номер. Далось это нелегко. Но новые технологии открыли возможность перехода на самоокупаемость. Финансовая независимость обеспечила свободу от политических и иных пристрастий. 

Одними из первых в Оренбуржье мы освоили полноцветную печать. У нас много лет действует своя служба доставки, что, кстати, дает финансовую выгоду не только редакции, но и читателям. Подписка на газету в филиале «Хроники» значительно дешевле, чем на почте. 

Очередным достижением стал новый издательский комплекс. Коллектив редакции совершил, казалось, невообразимое: совместно с надежными партнерами добился того, что в невероятно короткий срок в Орске вступила в строй новая типография, превышающая возможности прежней. 

Но, конечно же, основа всех наших достижений – это творческий настрой и доброжелательные отношения в коллективе, которые обеспечивает наш главный редактор. Мы вместе разгружали вагоны с типографской бумагой, чтобы сэкономить общие денежные средства. Вместе затягивали пояса в период безденежья. Вместе отдыхали на природе… Шеф никогда не давит на сотрудника своим положением. Всегда вдохновляет на творческий поиск. И потому в течение многих лет в коллективе за редким исключением не было конфликтных ситуаций как между журналистской братией, так и с нашим редактором. А это дает прекрасные возможности для творчества и публикации достойных материалов, которыми всегда славилась «Орская хроника».


Как я и «ОХ» устроили диверсию

 Константин Сазонов, журналист. Работал с 2000 по 2004 год.

Пожалуй, в жизни каждого человека есть первая серьезная школа профессионального мастерства, сочетающегося с жизненным опытом, достижениями и ошибками молодости, первыми серьезными победами и неудачами. 

В моей жизни редакция «Орской хроники» и стала такой первой школой, куда я пришел в самом начале 2000-го – через два года после начала профессиональной журналистской деятельности и за три месяца до призыва в армию. Я хорошо помню ту особую атмосферу, которая тогда была в «Орской хронике»: константа журналистов старой гвардии, прошедших школу рабкоров и советской партийной печати, таких как Владимир Коновалов; костяк из тридцатилетних – Вадим Лаврик, Николай Овчинников, Ирина Гоцуляк, Виктор Шмайлов; и мы, молодые новички, – Мазуренко, Сазонов, Мороченков. 

Начало нового века в Орске было сумрачным: гробы из Чечни, отстрел криминальных авторитетов, небывалой силы паводок и общий упадок городского хозяйства. Я хорошо запомнил два репортажа в свою доармейскую весну: с фотографом Григорием Горбуновым мы подготовили большой материал про безрадостные будни поселка Джанаталап и про наводнение. Мы плавали на лодке по улицам Форштадта и беседовали с людьми, которые спасались на крышах. 

В конце мая весь коллектив на базе моржей провожал меня в армию. Мы ели шашлыки и плов, безостановочно слушали саундтрек из «Брата-2» и бурно веселились. На следующий день я уехал, а потом каждый месяц присылал в редакцию письма. Из этого вышел казус, да чего уж там… идеологическая диверсия в вооруженных силах! После того как в моих письмах о бессмысленном и беспощадном армейском быте я живописал с хлестким юмором все происходящее, Леонид Иванович Захаров решил опубликовать этот эпистолярий с минимальной редакцией Вадима Лаврика. Стоит ли говорить, что газета через родителей земляков, прибывших на присягу, тут же оказалась у замполита батальона. От службы в свинарнике меня тогда спасла только учебка. 

Потом был Кавказ, возвращение в «Орскую хронику», мои циклы «Чеченский дневник», «Дневник обозревателя», рубрика «Современный очерк», премии Союза журналистов, и все то, что называют профессиональным становлением. Были и деформации этого становления, но о них я обязательно вспомню в кругу друзей по «Хронике» (хочется поставить здесь хитрый смайлик). Когда я приезжаю в Орск, то всегда захожу в «Орскую хронику», в точку отсчета мой творческой жизни. Надеюсь, что долгой. Надеюсь, достойной столетней истории моей первой школы.

Обсудить материал

Комментарии

Последние новости

Мнения